НЭО В СМИ
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
После падения в августе и сентябре сельхозпроизводство в России возобновило рост, в октябре он составил 11,9%, следует из данных Росстата. Тем не менее по итогам января-октября 2018 года показатель сохраняет отрицательную динамику: за 10 месяцев в стране произведено продукции сельского хозяйства на 4,43 трлн руб. в действующих ценах, что на 1,3% меньше аналогичного периода 2017-го.
В октябре агросектор вырос на 11,9%
По итогам 10 месяцев сохраняется отрицательная динамика

После падения в августе и сентябре сельхозпроизводство в России возобновило рост, в октябре он составил 11,9%, следует из данных Росстата. Тем не менее по итогам января-октября 2018 года показатель сохраняет отрицательную динамику: за 10 месяцев в стране произведено продукции сельского хозяйства на 4,43 трлн руб. в действующих ценах, что на 1,3% меньше аналогичного периода 2017-го.

Разворот годовой динамики в АПК стал основным фактором увеличения темпов роста ВВП страны в октябре, отмечается в в ноябрьском обзоре «Картина деловой активности», подготовленном Минэкономразвития. По оценке министерства, в прошлом месяце экономика страны ускорилась до 2,5% против 1,1% в сентябре. На 1 ноября во всех хозяйствах, по расчетам Росстата, было намолочено 114,3 млн т зерна в первоначально оприходованном весе, 11,2 млн т подсолнечника, накопано 35,3 млн т сахарной свеклы и 21,8 млн т картофеля, собрано 12,5 млн т овощей.

«В текущем году зерна намолочено на 16% меньше, чем в предыдущем году. Подсолнечника получено больше на 27,2%, сахарной свеклы — меньше на 12,9%. Валовой сбор картофеля увеличился на 2,6%, сбор овощей снизился против уровня предыдущего года на 0,1%», — подсчитало статистическое ведомство. Под урожай 2019 года озимые зерновые в сельхозорганизациях по данным на начало ноября посеяны на 11,5 млн га, что на 4,5% больше, чем в предыдущем году. Зябь вспахана на 17,4 млн га против 16,3 млн га на эту же дату в 2017-м.

При этом животноводство сохраняет более уверенную положительную динамику. В январе-октябре производство скота и птицы на убой увеличилось на 3% до 11,7 млн т в живом весе, в том числе в октябре — на 0,5% до 1,4 млн т. Выпуск молока во всех хозяйствах с начала года вырос на 1,2% до 27,1 млн т, в том числе в октябре — на 1,3% до 2,5 млн т. Производство яиц в прошлом месяце снизилось на 1,1% до 3,7 млрд шт., однако с начала года динамика остается положительной (+0,6%). Поголовье КРС к концу октября уменьшилось в годовом выражении на 0,6% до 19,1 млн животных, свиней — выросло на 2,8% до 24,6 млн. К началу ноября обеспеченность скота кормами в расчете на одну условную голову в сельхозорганизациях была на 4,1% ниже, чем на эту дату предыдущего года, констатирует Росстат.

В конце октября глава Минэкономразвития Максим Орешкин признал, что динамика объема производства сельхозпродукции в России в 2018 году может быть отрицательной. Таким образом объем производства продукции сельского хозяйства в стране сократится впервые с 2012 года. По словам Орешкина, АПК может уйти в минус «из-за растениеводства, из-за плохого урожая». Сокращения производства в физическом объеме ожидает и Центр экономического прогнозирования Газпромбанка. Однако совершенно нормально, что в отдельные годы динамика аграрного сектора отрицательная, так как во всем мире огромное влияние на его развитие оказывает погодный фактор, замечает начальник департамента стратегического развития и экономического прогнозирования центра Дарья Снитко.

Руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин полагает, что динамика АПК будет нулевой или на уровне плюс 0,5%. По его словам, падение показателя относительно прошлого года объясняется только исторически максимальным урожаем зерна в 2017-м, в то время как животноводство продолжает расти темпами выше экономики страны. Однако если в ближайшие годы АПК не станет экспортно ориентированной отраслью и/или будут отменены контрсанкции, то велика вероятность, что отрасль начнет стагнировать, предупреждает Никиточкин.

Минсельхоз ожидает, что рост объема производства сельскохозяйственной продукции в России в 2018 году составит 1%. В том числе аграрное ведомство прогнозировало, что в текущем году производство скота и птицы вырастет на 3,6%, молока — на 1,3%. Рост сельхозпроизводства по итогам 2017 года составил 2,5%, 2016-го — 4,8%.
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Госдума рассмотрит вопрос о выделении аграриям в 2018 году дополнительной компенсации в связи с ростом цен на горюче-смазочные материалы (ГСМ). Об этом в среду на заседании нижней палаты сообщил спикер Вячеслав Володин. Как сообщается на сайте Госдумы, это будет предметом обсуждения в рамках поправок ко второму чтению проекта федерального бюджета на 2018 год.
Госдума обсудит выделение аграриям еще 7 млрд рублей на ГСМ
Компенсации планируется предусмотреть в рамках поправок в бюджет на этот год

Госдума рассмотрит вопрос о выделении аграриям в 2018 году дополнительной компенсации в связи с ростом цен на горюче-смазочные материалы (ГСМ). Об этом в среду на заседании нижней палаты сообщил спикер Вячеслав Володин. Как сообщается на сайте Госдумы, это будет предметом обсуждения в рамках поправок ко второму чтению проекта федерального бюджета на 2018 год.

Володин напомнил, что ранее вопрос компенсации сельхозпроизводителям из-за роста цен на ГСМ был отражен в постановлении Госдумы, однако постановление было исполнено лишь частично. «Мы не до конца выполнили свои обязательства, хотелось бы, чтобы мы этот вопрос зафиксировали, потому что было выделено 5 млрд руб. на компенсацию в связи с ростом цен на ГСМ сельхозпроизводителям, а речь шла о 12 млрд руб.», — подчеркнул председатель Госдумы, напомнив, что по этому вопросу «министр сельского хозяйства докладывал президенту, и было дано поручение».

«Мы этот вопрос дополнительно обсуждали с председателем правительства», — также уточнил Володин. Он обратился к присутствовавшему на заседании Госдумы первому зампредседателя правительства — министру финансов Антону Силуанову с просьбой найти решение данного вопроса в рамках рассмотрения поправок в бюджет 2018 года. Силуанов поддержал предложение Володина, добавив, что его необходимо обсудить вместе с комитетами Госдумы.

По оценке Минсельхоза, убытки аграриев от удорожания топлива в первом полугодии составили около 12 млрд руб. В конце июня глава министерства Дмитрий Патрушев сообщал президенту, что дизельное топливо выросло в цене на 28% (год к году), бензин — на 22%. В результате распоряжением правительства от 4 августа из резернового фонда было выделено 5 млрд руб. на субсидии аграриям 79 регионов. Согласно представленным Минсельхозом данным, самую большую поддержку из федерального бюджета получат Алтайский край (336 млн руб.), Ростовская область (312 млн руб.) и Оренбургская область (238 млн руб.). Также 219 млн руб. будет выделено Краснодарскому краю, 210 млн руб. — Ставропольскому краю, 200 млн руб. — Саратовской области. Сами регионы оценивали потери от удорожания ГСМ в разы больше: так, власти Ставропольского края сообщали об увеличении затрат на 6 млрд руб., Ростовской области — на 3 млрд руб. В сентябре депутаты Госдумы обратились в правительство с просьбой выделить на компенсации для АПК еще 7 млрд руб.

Руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин называет рост цен на ГСМ одним из основных макроэкономических трендов этого года, повлиявших на агросектор. Эксперт не исключает, что он сохранится и в 2019-м. О возможном риске дальнейшего повышения цен на топливо говорит и руководитель центра компетенций в АПК КПМГ в России и СНГ Виталий Шеремет. Ранее руководитель агродивизиона группы «Продимекс» Николай Шевченко рассказывал «Агроинвестору», что в производственных расходах доля топлива составляет до 10%, поэтому повышение цен неизбежно повлияет на рентабельность производства. «Текущий рост цены на топливо увеличивает производственные затраты минимум на 3%, не считая роста расценок подрядчиков и поставщиков, связанного с ростом цены топлива», — подсчитал Шевченко.

3 июня вице-премьер России Дмитрий Козак заявил, что правительство договорилось с нефтяными компаниями о заморозке цен на бензин и дизельное топливо по состоянию на 30 мая. В июле глава Минэнерго Александр Новак отчитался, что цены на топливо в рознице перестали расти, а оптовые — снизились. Министр обещал, что в этом году топливо больше не будет дорожать, и по итогам 2018-го рост цен не превысит уровень инфляции. Однако осенью цены на ГСМ опять стали резко увеличиваться. В результате с российскими нефтяными компаниями вновь было подписано соглашение о заморозке цен с 1 ноября. Согласно документу, который будет действовать до 31 марта, до конца года цены должны сохраниться на уровне конца мая — начала июня, а затем их плавно переиндексируют с учетом годовой инфляции в 4-4,6%.

По оценке Минсельхоза, годовая потребность аграриев в дизельном топливе для проведения полевых работ в этом году составляет 4,6 млн т, в бензине — 807 тыс. т.
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Тоннели — важная часть инфраструктуры современных городов. В случае с Петербургом — в контексте развития общественного транспорта: метро и пешеходных переходов. Пока все остальные масштабные идеи оставались только на бумаге. Сейчас обсуждается несколько проектов, которые могут стать стимулом для дальнейшего развития таких инициатив.

Пройти под землей
Тоннельное строительство

Тоннели — важная часть инфраструктуры современных городов. В случае с Петербургом — в контексте развития общественного транспорта: метро и пешеходных переходов. Пока все остальные масштабные идеи оставались только на бумаге. Сейчас обсуждается несколько проектов, которые могут стать стимулом для дальнейшего развития таких инициатив.

В случае с тоннельным строительством важно правильно оценивать эффективность таких вложений, считают эксперты. Это дорогостоящие проекты, которые далеко не каждый город может себе позволить. "Петербург, как и большинство городов России, несмотря на свой статус второй столицы, существенно ограничен в ресурсах. И мы не можем себе позволить не думать об эффективности тех или иных решений при развитии транспортной системы. А тоннель, как правило, не самый конкурентоспособный вариант",— отмечает исполнительный директор ООО "Лаборатория градопланирования" Александр Баранов. К тому же, напоминает эксперт, в рамках заявленной сегодня политики приоритетом является общественный транспорт. "Изменения данного курса не предвидится. В этом контексте тоннельное строительство в Петербурге развивается в рамках расширения сети метрополитена и при необходимости строительства подземных переходов и развязок. Появление новых станций метро и пересадочных узлов позволяет повышать качество перевозки пассажиров, что немаловажно",— говорит господин Баранов.

Строительство тоннелей является неотъемлемой частью транспортной инфраструктуры в составе транспортных развязок и путепроводов. Так, в Смольном прорабатывают проект создания тоннеля в створе Поклонногорской улицы и Северного проспекта, а в 2017 году была открыта подземная автотрасса под Херсонской улицей. В некоторых случаях дублирование подземным переходом наземного пути просто необходимо. В качестве примера можно привести опасный железнодорожный переход на Туристской улице, где сооружение подземного пешеходного перехода стало уже жизненно необходимо.

В разное время в Петербурге звучали идеи о создании крупных автомобильных тоннелей. К примеру, были предложения проложить его под Кронверкской набережной. Рассматривалась мысль связать сквозным тоннелем Московский и Финляндский вокзалы. "С точки зрения удобства передвижения это было бы востребовано, однако идея вызывает множество вопросов и сложностей",— говорит Александр Баранов. Но самый нашумевший в городе проект — строительство Орловского тоннеля под Невой. Он станет первым таким проектом. Пока для автомобилистов созданы только два подводных тоннеля: проезд под Морским каналом на Канонерский остров и часть кольцевой автодороги, проходящая под дамбой.

Хорошо забытое старое

Этой осенью стало известно, что в Смольном обсуждают возможность возобновления разработки проекта тоннеля под Невой в створе Пискаревского проспекта и Орловской улицы. Как ранее заявляли представители КРТИ, сейчас есть намерение обновить предпроектные работы и окончательно определиться с технико-экономическими показателями. Пока известно, что рассматривается возможность строительства двух тоннелей протяженностью около 2,2 км с двумя рядами движения автотранспорта в обоих направлениях. Финансирование предполагается осуществлять по схеме государственно-частного партнерства.

Как известно, этот проект появился в 2007 году, широко обсуждался и активно прорабатывался. Тогда тоннель именовался Орловский (сейчас звучит название Среднеохтинский). Как напоминает руководитель проектов практики АПК АО "НЭО Центр" Максим Никиточкин, уже был проведен тендер, однако на инвестиционной стадии проект был отменен городом. В 2011 году инвестор анонсировал приобретение проходческого щита в Германии. Инвестиционные затраты к этому времени оценивались в 1 млрд рублей. Пришедший на пост губернатора Георгий Полтавченко счел проект слишком дорогим для города и приостановил его. Инвестор пытался добиться компенсации через суд, однако окончательное решение осталось на стороне Смольного. Сроки окупаемости оценивались в десять лет с учетом довольно больших концессионных платежей города. По мнению Максима Никиточкина, этот пример дал понимание инвесторам, что капиталоемкие инфраструктурные проекты, реализуемые через государственно-частное партнерство, являются в российских и, в частности, в петербургских реалиях очень рискованными. "Импульсом же может стать аналогичный успешно реализованный проект, в результате которого инвестор окупил свои инвестиции",— полагает господин Никиточкин.

С надеждой

Обсуждаемый сейчас проект Орловского тоннеля подразумевает снижение общей стоимости строительства почти в два раза — до 39,9 млрд рублей. Предполагается, что уменьшить стоимость позволит использование имеющегося в наличии у петербургского "Метростроя" тоннелепроходческого щита "Надежда", который был применен на строительстве двухпутного участка тоннеля на Фрунзенском радиусе и Невско-Василеостровской линии. Диаметр щита меньше, чем тот, который предполагался изначально, за счет чего количество полос в проекте сократилось с шести до четырех. "Щит "Надежда", изготовленный в Германии, был запущен в 2014 году. Благодаря его появлению "Метрострой" получил возможность прокладывать двухпутные тоннели метро. Это пример внедрения инновационных разработок, которые позволяют значительно ускорить строительство метро, повысить качество работ, сократить сроки сооружения тоннелей, сделать их более надежными и долговечными. Данный проходческий комплекс можно использовать не только для строительства метро, но и для создания автомобильных тоннелей",— рассказывают в "Метрострое".

Новое решение вновь превращает Орловский тоннель в один из наиболее перспективных проектов для реализации. Несмотря на высокую стоимость, его создание позволит улучшить транспортное сообщение между частями города. Действующих разводных мостов уже недостаточно для обеспечения потребностей горожан. Альтернативой строительству тоннелей является строительство неразводного вантового моста. Но мостовой вариант имеет существенный минус — конструкция тоннеля станет заметным пятном в архитектурном облике города. Кроме того, по оценкам специалистов, стоимость строительства неразводного моста сегодня сопоставима со строительством тоннеля.

В городе также идет обсуждение возможности прокладки тоннеля в рамках строительства Восточного скоростного диаметра. За такое решение высказываются как в Смольном, так и жители города. Изначально предполагалось построить мост, однако сейчас развернулась дискуссия на этот счет. Окончательное решение пока не принято, и рассматривается как один, так и второй вариант.

Тоннели как часть транспортной сети — решение не всегда простое, но в ряде случаев необходимое. Опыт, накопленный на сегодняшний день в тоннелестроении, современное оборудование и технологии позволяют заниматься их устройством в сложных геологических условиях и при плотной городской застройке, а значит, проекты, обсуждаемые сегодня, в ближайшем будущем все-таки перерастут в реальные дела.
Геннадий Степушкин, Руководитель проектов, Стратегия и операционная эффективность
В 2014 году в отношении России был введен ряд санкций, распространившихся на поставки военного оборудования и комплектующих из ЕС, США и Украины.
Владимир Шафоростов, Партнер, АПК
Первый в стране завод по глубокой переработке гороха хочет потеснить на рынке соевый шрот. Альтернативные виды кормового белка нужны, но мощность предприятия в масштабах страны очень мала, да и по стоимости гороховый протеин может проиграть более привычным компонентам
Протеин выдувают из гороха. Конкурентоспособность новой продукции и спрос на нее будут зависеть от цены
Первый в стране завод по глубокой переработке гороха хочет потеснить на рынке соевый шрот. Альтернативные виды кормового белка нужны, но мощность предприятия в масштабах страны очень мала, да и по стоимости гороховый протеин может проиграть более привычным компонентам

Компания «Евро технологии» запустила в Тольятти Самарской области первый в России завод по глубокой переработке гороха мощностью 40 тыс. т сырья в год. В 2018-м она намерена переработать половину от этого объема. Продукцию — гороховый протеин, муку и крахмал — планируется продавать в Черноземье, на Урале и в Подмосковье, а в будущем — экспортировать в Китай. Производитель заявляет, что его продукция может заместить соевый шрот и рыбную муку в кормах. Несмотря на то, что отечественная комбикормовая индустрия значительно зависит от импорта этих компонентов, эксперты неоднозначно оценивают перспективы проекта.

Не крупа, но и не изолят

По данным Росстата, в прошлом году производство гороха в России увеличилось почти в 1,5 раза до 3,3 млн т. Около 1,4 млн т из этого объема в сезоне-2017/18 было отправлено на экспорт. В этом году агрокультурой засеяли 1,47 млн га — на 9,2% больше, чем в 2017-м. По словам руководителя зернового направления Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Олега Суханова, в нашей стране производится достаточное количество бобовых, и до последнего времени их стоимость формировалась исходя из экспортных цен. Однако если будут появляться предприятия по переработке, то производители смогут больше ориентироваться на внутренний рынок, считает он.

Сейчас горох в России только шелушится, в лучшем случае из него делают муку или крупу, говорит директор компании «Евро технологии» Алексей Гусев. «Такого разделения по молекулярной массе и по техническим свойствам продукта [как на нашем заводе] в России на сегодняшний день не существует», — подчеркивает он (цитата по ТАСС). Во Франции, Канаде и Бельгии глубокая переработка гороха развивается около семи-восьми лет. Завод по глубокой переработке этой агрокультуры в первую очередь призван снизить зависимость животноводов от импорта высокоусваиваемых компонентов, отмечает Гусев.

По информации компании, используемая технология переработки позволяет получить продукт с повышенным содержанием сырого протеина (на уровне 53%), очищенного от балластных веществ. Содержание лизина в нем достигает 4,2%. В процессе производства горох сначала измельчается до микроразмера, после чего воздушный поток разделяет более тяжелые частицы крахмала и более легкие — протеина, пояснял Гусев в эфире канала «Россия 24 — Самара».

Однако руководитель направления Flottweg Moscow (компания производит и реализует оборудование для нефтехимической, горнодобывающей, металлургической и пищевой отраслей, в том числе предлагает решения для глубокой переработки гороха) Алексей Хрулев говорит, что в России пока никто не производит именно гороховый изолят, то есть протеин, максимально очищенный от примесей. В случае «Евро технологий» речь идет о пневмоклассификации — это сухой процесс разделения гороха на фракции, в результате которого получается кормоконцентрат. Выход протеина при таком способе не превышает 65%. Для производства изолята используются те же принципы, что для сои или люпина: муку растворяют, затем отделяют нерастворимые вещества, осаждают протеин в кислой среде около изоэлектрической точки и еще раз пропускают через центрифугу. Таким образом выход протеина повышается до 90-95%. Это очень сложный процесс, в котором нужно учитывать множество факторов, поэтому инвесторы боятся заходить в подобные проекты, отмечает Хрулев.

«Евро технологии» не уточняют объем инвестиций в предприятие. По расчетам Velvet investment engineering, создание завода глубокой переработки с «мокрым» процессом выделения изолята на 50 тыс. т гороха в год потребует вложений на уровне $56 млн, если реализовывать проект «в чистом поле». В том числе около $19 млн необходимо вложить в оборудование. Период окупаемости оценивается в четыре-пять лет.

Проблема продвижения

При продвижении горохового протеина на рынке производитель должен учитывать, что потребители всегда настороженно относятся к новинкам. «Конечно, если его начнут применять лидеры рынка и будут говорить, что добиваются высоких результатов благодаря этому ингредиенту, то и другие игроки будут его пробовать, — предполагает Сергей Щербинин из «Фидлэнд групп». — А без подобной рекламы пробиться будет сложно».

Перспективы экспорта своей продукции «Евро технологии» связывают с пищепромом и поставками в Китай крахмала. «Эта страна является потребителем горохового крахмала. Есть масса китайских национальных блюд, например фунчоза, где он используется», — поясняет Алексей Гусев.

Горох заменит сою?

Сейчас в мире не хватает кормовых протеинов, что связано с развитием аквакультуры и бройлерного птицеводства — двух направлений в животноводстве с наибольшей долей использования белка в рационе, отмечает партнер практики АПК «НЭО Центра» Владимир Шафоростов. Спрос на ингредиенты, содержащие протеин, определяет производитель корма исходя из оценки соотношения цены и качества рациона.

Горох — традиционная для России агрокультура, поэтому его глубокая переработка — важный и необходимый шаг, считает гендиректор Ассоциации производителей кормов ЕАЭС Владимир Манаенков. Однако насколько гороховый протеин будет востребован в животноводстве, в первую очередь будет зависеть от качества и цены на него, соглашается эксперт. Специалисты по кормлению балансируют рационы в зависимости от наличия и стоимости компонентов. «Я бы не спешил делать прогнозы, что новый продукт заменит соевый шрот — все-таки у них разный аминокислотный состав. К тому же с точки зрения технологичности на данный момент соевый шрот — это самый оптимальный белковый продукт для комбикормов, — уверен он. — Конечно, можно сбалансировать любые ингредиенты, использовать дополнительные аминокислоты, но вопрос в том, сколько в итоге будет стоить готовый комбикорм: соотношение цена/качество является решающим».

Среди растительных белков соя в кормлении животных вне конкуренции: по аминокислотному составу она лучше всего подходит животным, поэтому ее протеин наиболее ценен, вторит ему технический консультант компании «Фидлэнд групп» Сергей Щербинин. Однако производство горохового протеина представляется более сложным, чем соевого шрота, а значит затраты на его выпуск будут выше, и он может оказаться дороже. Даже если аминокислотный профиль горохового протеина по показателям будет сопоставим с соевым шротом, но цена на него окажется выше, то он вряд ли сможет с ним конкурировать. Возможно, он станет неплохим дополнением для каких-то особых рецептов, например, для молодняка животных и птицы, добавляет эксперт.

«Первый вопрос хозяйств при выборе компонентов кормов — цена. Чем дороже новый продукт, тем его сложнее раскрутить на рынке, — обращает внимание Щербинин. — Хотя, конечно, если изменится политика, будут ограничены поставки импортной сои, то придется использовать то, что есть внутри страны». Правда, пока гороховый протеин все равно не сможет быть альтернативой сое в масштабах страны: одно запущенное предприятие мощностью 40 тыс. т сырья в год — это очень маленький объем, который позволит обеспечить лишь небольшой сегмент рынка, добавляет Щербинин.

По оценке ИКАР, в сезоне-2017/18 потребление соевого шрота в России превысило 2,6 млн т при объеме производства почти 2,9 млн т. 380 тыс. т было поставлено на экспорт, импорт составил 154 тыс. т. Если говорить только о шроте, то мы производим его больше, чем потребляем, сравнивает ведущий эксперт ИКАР Даниил Хотько. «Однако если смотреть на общее потребление продукции соевого комплекса (шрот, жмых, полножирная соя) в пересчете на бобы — а это почти 4,4 млн т — то нам не хватило примерно 750 тыс. т сои», — оценивает он.

Гороховый протеин из 40 тыс. т сырья явно не восполнит такой дефицит. К тому же нет подробных данных по аминокислотному профилю нового продукта, поэтому оценить его преимущества и недостатки по сравнению с соевым шротом невозможно, отмечает Щербинин.

Горох используют для кормления сельхозживотных, но в ограниченном количестве, продолжает он. Есть и другие попытки заменить соевый шрот, например, давно ведутся разговоры о глубокой переработке люпина. Однако с ним есть сложности из-за содержания в этой агрокультуре антипитатльных веществ. Все бобовые агрокультуры богаты белком, подходят для переработки и использования в животноводстве, но есть нюансы, подтверждает Манаенков. Например, даже небольшое количество антинутриентов в люпине влияет на вкус корма, что не нравится животным. «Конечно, существуют разные сорта люпина с низким содержанием антипитательных веществ, а также различные способы его обработки. Но в целом он требует высокой культуры производства и уровня применяемых технологий, а это серьезные инвестиции», — акцентирует эксперт.

Сырья должно хватить

Для производства «Евро технологии» планируют использовать российское сырье, в основном из Самарской и Ульяновской областей. «Самарская, Саратовская и Ульяновская области хорошо подходят для производства и переработки бобовых агрокультур, как гороха, так и нута, чечевицы и пр., — отмечает Олег Суханов из ИКАР. — Эти регионы являются засушливыми, поэтому в севооборотах им нужны засухоустойчивые агрокультуры. Кроме того, введение бобовых в севооборот благотворно влияет на будущий урожай зерновых». В этом году области заняли горохом в сумме 85,4 тыс. га — почти четверть от всех посевов агрокультуры в Приволжье. В прошлом году эти три региона выращивали горох на 66,3 тыс. га, следует из данных Росстата.

Были проекты по производству шрота или жмыха из рыжика, но продукт также не получил широкого распространения. Также Щербинин вспоминает, что несколько лет назад, когда он работал в сельхозпроизводстве, ему предложили образец белкового концентрата из бобовых агрокультур как альтернативу рыбной муке. Он был с ярко выраженным запахом, что понравилось бы животным. Однако при высоком содержании сырого протеина — около 60% — продукт оказался сильно несбалансированным по аминокислотному профилю. Щербинин подсчитал, что если этот концентрат доработать до необходимого уровня аминокислот, то он в итоге окажется дороже рыбной муки. «Животным лучше дать минимум белка, но более сбалансированного, чем максимум, но несбалансированного», — уверен он. В отличие от ряда других агрокультур, соя безопасна, наряду с подсолнечным шротом, который тоже активно используется в кормлении, это привычный и понятный продукт, подчеркивает эксперт.

Гороховый протеин может превосходить соевый шрот по содержанию как протеина в целом, так и отдельных аминокислот — все зависит от его чистоты при выбранной технологии сепарации, комментирует Шафоростов. «Гороховый протеин широко применяется в Норвегии в рационах аквакультуры, — знает он. — Слабое звено таких проектов — крахмал, поскольку его может быть трудно продать». Дело в том, что для выпуска кормового белка нет необходимости в высокотехнологичной переработке сырья, в отличие от производства, ориентированного на производство пищевых ингредиентов — того же изолята, поясняет эксперт. Капитальные вложения будут ниже, продукт — дешевле, его будет проще включить в рацион. Обратная сторона — примеси в продуктах, а нативный крахмал с примесями имеет ограниченное применение. Тем не менее, учитывая опыт инициатора проекта в производстве и реализации кормов, компания сможет найти применение своим продуктам в России, уверен Шафоростов.

Компания «Евро технологии»

работает в Приволжском федеральном округе с 2005 года, занимается производством кормов для животноводства. Как говорится на ее сайте, она выпускает кормовые добавки (в частности, так называемые специи для кормов) для промышленного свиноводства, птицеводства и скотоводства. По данным kartoteka.ru, 100% компании принадлежат ее директору Алексею Гусеву. Выручка ООО «Евро технологии» в 2017 году составила 331,9 млн руб., чистая прибыль — 10,8 млн руб.

Газ в кормушках

Вслед за ростом животноводства в России активно увеличивается как объем производства, так и качество комбикормов. А вот выпуск компонентов для него отстает, сетует Манаенков. «Вырастить такое количество сои, чтобы обеспечить потребности комбикормовой промышленности, нам пока не удается. Почти весь объем производства на Дальнем Востоке уходит в Китай, да и качество нашей сои ниже из-за климатических условий. Поэтому мы вынуждены закупать ее за рубежом», — говорит он. Если вдруг будут повторяться попытки закрыть импорт, то это обрушит рынок кормов и в итоге может привести к падению показателей в животноводческом секторе. С этой точки зрения поиск альтернативных источников протеина для кормов — важное решение, уверен он.

Если говорить о нерастительных белковых компонентах, то с ними ситуация тоже неоднозначная, продолжает эксперт. Производство мясокостной муки активно развивается и будет увеличиваться по мере роста объема боенских отходов в животноводстве, а вот с рыбной мукой есть проблемы. «Рыбная мука — очень хороший компонент комбикорма, но, во-первых, на рынке ее недостаточно, во-вторых, она дорогая, в-третьих — ее качество нестабильно и есть много фальсификата, — перечисляет Манаенков. — Эти факторы сводят к минимуму ее использование, поэтому комбикормщики также ищут другие компоненты».

По его мнению, заменой рыбной муке может стать микробный белок из природного газа. Современные биотехнологии позволяют производить продукт, близкий к ней по составу, но при этом стабильного качества. Такой проект в Ленинградской области запустила компания Protelux. Она приобрела у датской Unibio эксклюзивную лицензию на использование в России технологии по переработке природного газа с помощью бактерий. В создание предприятия инвестировано около 2,5 млрд руб. Мощность комбината составляет 6 тыс. т биопротеина в год, она может быть увеличена до 20 тыс. т. В ближайшие 10 лет Protelux намерена довести число предприятий до десяти и выйти на годовой оборот в $1,5 млрд. Мощность каждого завода должна составить до 100 тыс. т продукции в год.

Однако сможет ли белок из газа заменить другие виды протеина — также будет зависть от цены. «Все белковые компоненты — и гороховый протеин, и белковые продукты из люпина, и микробный белок из природного газа — интересны. Мы можем их сбалансировать, если они не устраивают нас по тому или иному показателю, но для потребителя решающим фактором при выборе станет соотношение цена/качество», — подчеркивает Манаенков. Поэтому успех горохового протеина на рынке и его конкурентоспособность, равно как и других видов белковых кормов, будут зависеть от грамотных действий компании-производителя.

Если эксперименты с переработкой бобовых кажутся понятными и логичными, то проект производства белка из газа Сергей Щербинин считает странным. «У нас в стране до сих пор не газифицированы многие села, но мы не ищем легких путей и придумываем делать белок из газа, как будто больше не из чего, — недоумевает он. — В принципе экспериментально доказано, что все продукты питания можно производить из нефти, ее структура позволяет синтезировать белки, но стоимость такого мяса будет раз в 10 выше, чем традиционного. Кто его будет покупать? Аналогично и с протеином из газа».

По мнению Щербинина, нужно увеличивать посевы сои, хотя и маловероятно, что мы сможем полностью обеспечить потребности в ней за счет собственного производства. Именно поэтому, конечно, нужно продолжать экспериментировать с другими растительными белками. Вместо опытов с газом было бы более целесообразно и эффективно инвестировать в технологии переработки агрокультур — того же люпина, рыжика или рапса, который тоже можно применять в кормлении лишь в ограниченном количестве — чтобы убрать из них антипитательные вещества и получать доступный протеин. Так, например, в Новосибирской области возводится завод по переработке рапсового жмыха — его будут смешивать в пропорции 50/50 с полножирной соей, знает Щербинин. «Люди ищут, чем заменить сою, чтобы снизить стоимость кормов. В том числе, сейчас есть тенденция увеличения в рационах доли обычного колотого гороха до 11%», — говорит он. В этом плане глубокая переработка гороха выглядит правильнее, чем протеин из газа, уверен он.

Цена вопроса

«Евро технологии» не уточняют цену на свой кормовой протеин. Однако если судить о соотношении стоимости разных видов изолята для спортивного и функционального питания, то гороховый белок — самый дорогой из них. Так, в одном из профильных интернет-магазинов 1 кг продукции китайского производства стоит 757 руб. (85% белка), тогда как соевый изолят (90%) обойдется в 553 руб./кг. Цена российского концентрата из подсолнечника (82%) — 747 руб./кг.
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
На рынке сахара могут быть повышения цен, причины которых неочевидны: так было в 4 квартале 2014-го, так происходит и сейчас. Причина в том, что рынок олигополичен — на нем доминируют три компании. Однако на цены могли повлиять и другие факторы, считают опрошенные ИА REGNUM эксперты.
Сахар, молоко и мясо дорожают. Причины разные, но платит потребитель
Какие российские товары могут заменить Китаю американские

Формальной причиной повышения сахара можно назвать новости о дефиците сахара в этом маркетинговом году — как мировом, так и российском.


На рынке сахара могут быть повышения цен, причины которых неочевидны: так было в 4 квартале 2014-го, так происходит и сейчас. Причина в том, что рынок олигополичен — на нем доминируют три компании. Однако на цены могли повлиять и другие факторы, считают опрошенные ИА REGNUM эксперты.

Руководитель проектов практики АПК консалтинговой группы «НЭО Центр» Максим Никиточкин напоминает, что 50% рынка сахара в России контролируют три компании — «Продимекс», «Русагро» и «Доминант». На еще две компании — «Сюкден» и «Агрокомплекс Ткачева» приходятся по 25% рынка.

«Из-за этого на рынке сахара иногда наблюдаются не совсем очевидные повышения цен — и в 4 квартале 2014, и сейчас. Формальной причиной повышения сахара можно назвать новости о дефиците сахара в этом маркетинговом году — как мировом, так и российском. Однако данная причина, скорее, формальна, потому что в России данный дефицит мал (около 200 тыс. тонн) и он покрывается значительными переходящими остатками.

Эксперт считает, что оптовые цены производителей будут находиться в ближайшие полгода в коридоре 32−36 руб./кг, а розничные цены — 42−46 руб./кг. Что касается роста цен на бензин и увеличения НДС с 18% до 20%, то на сахар эти факторы не сильно повлияют — для сахара рост НДС составит меньше 1% от себестоимости.

По словам эксперта «Международного финансового центра» Гайдара Гасанова, если цены на сахар возрастут, то это будет искусственное повышение из-за перепроизводства и проблем с рентабельностью.

«За сезон 2017−2018 годов урожайность составила 500 ц/га, но из-за низких цен на сахар доходность производства могла снизиться. А затраты на возделывание свеклы возрастали, что могло привести к практически нулевой рентабельности производства.

Если мы вспомним период 2015—2016 годов, то относительно высокие на тот момент цены на сахар стимулировали агропроизводителей наращивать перерабатывающие мощности и увеличивать посевы сахарной свеклы — и в 2017 году площадь посева в России выросла на 8% — до 1,2 млн га. В настоящее время в результате перепроизводства сахара и низких цен на него может произойти сокращение посевных площадей на 9% — до 1,1 млн га.

Но несмотря на это, перепроизводство сахара может сохраниться за счет высокой продуктивности данной отрасли в России. При этом производство сахара на сезон 2018/2019 может составить 6,5 млн тонн, а экспортный потенциал России может составить 0,9 млн тонн.

В сентябре в СМИ сообщалось, что рост цен на сахар может быть связан с неурожаем в этом сезоне по причине засухи в южной части Российской Федерации. Особенно в Краснодаре и Ростовской области. Но большая часть производства приходится на Центральную часть страны — порядка 64%, при этом проблем в этом году в данной зоне не наблюдалось.

Я считаю, что если цены на сахар возрастут, то это будет искусственное повышение, поскольку высокое перепроизводство в совокупности с низкими ценами на сахар в мире, может снизить рентабельность производства. А проблемы экспорта еще более усугубят ситуацию — это и низкие мировые цены на сахар в сочетании с высокой конкуренцией, и логистические проблемы (нехватка вагонов, перегрузки портов)».

Директор компании «Ваш финансовый партнер» Игорь Пономарев считает, что на рост оптовых цен на сахар повлияло сокращение урожая: по свежим данным Института конъюнктуры аграрного рынка, производство свекловичного сахара по итогам сезона 2018−2019 годов составит 5,5−5,8 млн тонн, тогда как специалисты ИКАР ожидали производство на уровне 5,8−6,0 млн тонн.

«По данным Минсельхоза, площадь уборки сахарной свеклы в этом году сократилась на целых 6% — до 1,1 млн га. К 18 октября текущего года уборочная кампания завершена на 80%, добыто 31,4 млн т сахарной свеклы. К 15 октября сахарные заводы России выработали примерно 2,6 млн т сахара, это меньше уровня аналогичной даты 2017 года.

В итоге падение производства повысило оптовые цены на сахар. Напомним, что из-за небывалого производства в прошлом году сахар подешевел более чем на четверть. Как результат, в прошлом месяце 2018 года цены резко выросли. К примеру, если в конце августа в Краснодарском крае оптовые цены на сахар не превышали 26 руб. за 1 кг, то к середине сентября они подскочили до 37 руб. за 1 кг.

Розница же четко и мгновенно следует за оптом. Причем каждый участник цепочки от производителя до потребителя уже старается учесть в цене как грядущее повышение НДС, так и текущее повышение цен на топливо, учитываемое в транспортных расходах. По нашим прогнозам, это ещё не предел — до конца года цена покажет два-три рывка».

Что касается роста цен на горюче-смазочные материалы, тарифов на электроэнергию и повышение НДС, то, как считает зампредседателя комитета МТПП по развитию предпринимательства в АПК Марина Петрова, то они всегда влияют на конечную стоимость сельскохозяйственной продукции.

«На рост цен всегда влияет рост стоимости ГСМ, электроэнергии и, конечно же, повышение налогов. Солярка и бензин, которые нужны и для кормов, и для доставки сырья, а потом и для готовой продукции, уже подорожали.

Также из-за курса рубля подорожали основные зарубежные ингредиенты (оборудование, упаковка, автомобили, ПО и компьютеры). В следующем году ожидается увеличение НДС с 18 до 20% и это повлияет на стоимость оборудования и материалов, а значит — себестоимость сельхозпродукции.

Кроме того, если посмотреть на ситуацию за прошедшие девять месяцев 2018 года, то мы увидим, что за это время розничные цены на сливочное масло выросли на 5%, питьевое молоко — на 1%, йогурты — на 6%, творог — на 3%, творожные сырки — на 9%, сыры сычужные (твердые и мягкие) — на 2%.

Наблюдался и рост цен на мясо курицы, и я полагаю, что цены будут расти и дальше как в конце текущего года, так и в начале следующего года. Так, в ближайшие полгода мы увидим дальнейший рост стоимости продуктов молочной категории — от 4−5% на базовые и социально-значимые молочные продукты до 10−15% на молокоемкие (сливочное масло и сыр). А что касается мяса, курица вырастет на 5−7%, а свинина и говядина могут подорожать на 10% в ближайшие 6 месяцев».

Ключевым для аграриев считает вопрос с энерготарифами управляющий партнер аудиторской компании «2К» Тамара Касьянова. Развитие сельского хозяйства в заметной степени тормозится из-за высоких энерготарифов, и они увеличивают конечную себестоимость продукции, за что платит потребитель.

«Летом в Госдуму был внесен законопроект по поддержке аграриев посредством установления для них льготных тарифов на энергетические ресурсы. Будем надеяться, что тарифы снизят, ведь в феврале Дворкович заявил, что этого правительство сделать не может, иначе возникнет очередное перекрестное субсидирование, то есть вырастет нагрузка на другие группы плательщиков.

Вообще, цена на электроэнергию подвижна от региона к региону — «НП Совет рынка» устанавливает цены ежемесячно исходя от условий ее производства, доставки и продажи. Многое зависит и от эффективности работы систем передачи электроэнергии.

Мы знаем, как сильно изношены сети в ряде регионов, поэтому цены на нее могут быть очень разными. В ряде регионов тарифы могут снизиться за счет ремонта энергосетей и повышения эффективности их работы».

Сфера АПК очень сложная, и ее жизнеспособность зависит от множества факторов. Не только тарифов ЖКХ, но и тарифов РЖД, цен на бензин и других моментов.

В целом все тарифы будут, скорее всего, расти, но одновременно с этим будут работать и различные программы по госсподдержке АПК, уверена эксперт.
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
«Эко-культура» намерена создать в Узбекистане крупнейшее производство томатов, сообщил газете «Ведомости» президент компании Александр Рудаков. Площадь теплиц составит 314 га, они обойдутся в $472 млн (около 31 млрд руб. по текущему курсу).
«Эко-культура» хочет построить 300 гектаров теплиц в Узбекистане
40% продукции будет поставляться в Россию

«Эко-культура» намерена создать в Узбекистане крупнейшее производство томатов, сообщил газете «Ведомости» президент компании Александр Рудаков. Площадь теплиц составит 314 га, они обойдутся в $472 млн (около 31 млрд руб. по текущему курсу).

Договоренность о реализации проекта была достигнута на Первом российско-узбекском форуме межрегионального сотрудничества, прошедшем 18-19 октября в Ташкенте, подтверждается на сайте Минэкономики Узбекистана. В сообщении говорится о создании агрокомплекса по выращиванию, хранению, переработке и упаковке сельскохозяйственной продукции годовой мощностью 65,7 тыс. т. Как рассказал «Агроинвестору» вице-президент по стратегии и маркетингу «Эко-культуры» Сергей Фоменков, сейчас проводятся предпроектные работы на месте строительства, сформулировано техническое задание на проектирование, идет проектирование. «Первую очередь в 90 га планируем ввести в эксплуатацию в августе 2019 года, вторую и третью очереди — в 2020 году», — рассказал Фоменков. Основная агрокультура, которая будет выращиваться, — томат. При выходе на проектные мощности суммарный годовой объем, по словам Фоменкова, составит 130 тыс. т.

Еще $92 млн «Эко-культура» намерена потратить на закладку 1 тыс. га садов, где будет выращивать черешню, абрикосы, сливу, персики, рассказал Рудаков. Также «Эко-культура» планирует построить хранилища, завод сублимированной сушки и завод глубокой заморозки. Рудаков отметил, что в Узбекистане хороший инвестиционный климат: большая господдержка, минимум бюрократии, долгосрочные налоговые льготы для инвесторов, а также хорошие погодные условия и дешевый труд. Себестоимость продукции, по оценке компании, будет примерно на 10% ниже, чем в России. 40% продукции пойдет в Россию, 60% — в Китай, Южную Корею и Японию, на Ближний Восток и в Европу.

Оправданность инвестиций в сумме почти $500 млн может вызывать вопросы, комментирует руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин. Однако «Эко-культура» планирует инвестировать поэтапно: бюджет первой очереди — 90 га пленочных теплиц четвертого поколения — составит около 7,5 млрд руб., знает он. «То есть удельные вложения планируются в три раза ниже, чем в «стандартные» стеклянные теплицы в России, что ведет к более низкой себестоимости продукции. С учетом отмены компенсации капзатрат по тепличным проектам в России реализация данного проекта в Узбекистане выглядит логичной», — оценивает Никиточкин.

Он также отметил, что реализовывать произведенные томаты планируется в России, а не в Узбекистане, где «Эко-культуре» пришлось бы конкурировать с китайскими производителями. «И к этому есть существенные предпосылки в виде значительного дефицита тепличных томатов в Сибирском федеральном округе — около 86 тыс. т в год», — напомнил «Агроинвестору» эксперт. В то же время риском для подобного проекта Никиточкин считает экономико-политический вопрос. Так, предыдущие власти Узбекистана под руководством Ислама Каримова нередко национализировали активы иностранного бизнеса на своей территории. «Однако за последние шесть лет Узбекистан сделал гигантский прыжок в рейтинге Doing Business, переместившись со 166-го места на 74-е, что, несомненно, снижает риски инвестиций в данную страну», — признает Никиточкин.

По итогам 2017 года Узбекистан поставил в Россию 50,8 тыс. т овощей на $34,5 млн, следует из данных ФТС. В том числе ввоз томатов составил 8 тыс. т — 1,4% всего российского импорта. Фруктов и орехов из Узбекистана было закуплено 102 тыс. т стоимостью $77,5 млн, основной объем пришелся на виноград (39,6 тыс. т), персики (13,8 тыс. т), вишню и черешню (6,2 тыс. т).

ООО «АПХ Эко-культура» создан в 2015 году, принадлежит в равных долях предпринимателям Александру Рудакову, Андрею Петренко, Ирине Ашиновой и ООО «Т9», следует из данных kartoteka.ru. У агрохолдинга есть тепличные комплексы общей площадью 145 га в Ставропольском крае, Липецкой и Ленинградской областях, продукция реализуется под торговыми марками «Эко-культура» и «С чистого листа». К 2023 году площади теплиц планируется довести до 582 га, вложив 120 млрд руб.

Ранее в октябре «Эко-культура объявила еще о целом ряде проектов. Так, вице-президент по стратегии и маркетингу компании Сергей Фоменков рассказывал «Агроинвестору», что холдинг намерен вложить 5,6 млрд руб. в садоводство в Ставропольском крае. Газета «Коммерсантъ» сообщала о планах компании инвестировать €100 млн в производство кондитерских изделий, которые будет экспортировать в Китай и другие страны Азии. А «Интерфаксу» Рудаков говорил, что «Эко-культура» планирует также производить овощи в Казахстане и Китае.
Геннадий Степушкин, Руководитель проектов, Стратегия и операционная эффективность
Fitch Ratings отозвал кредитные рейтинги Удмуртии, так как правительство региона отказалось от услуг американского агентства. В минфине республики считают нецелесообразным пересмотр рейтингов по международной шкале, так как при выпуске облигаций необходимо наличие хотя бы одного рейтинга агентств. Удмуртия, таким образом, продолжит работу только с «Эксперт РА». В ранее вышедших исследованиях оба агентства отмечали высокую долговую нагрузку региона и низкую диверсификацию налоговой базы. Эксперты считают, что принципиальной разницы в методологии подсчета рейтингов агентств нет.
Удмуртия импортозаместила рейтинговые агентства
Правительство отказалось от Fitch Ratings

Fitch Ratings отозвал кредитные рейтинги Удмуртии, так как правительство региона отказалось от услуг американского агентства. В минфине республики считают нецелесообразным пересмотр рейтингов по международной шкале, так как при выпуске облигаций необходимо наличие хотя бы одного рейтинга агентств. Удмуртия, таким образом, продолжит работу только с «Эксперт РА». В ранее вышедших исследованиях оба агентства отмечали высокую долговую нагрузку региона и низкую диверсификацию налоговой базы. Эксперты считают, что принципиальной разницы в методологии подсчета рейтингов агентств нет.


Правительство Удмуртии отказалось от услуг Fitch Ratings. Агентство не будет рейтинговать и анализировать республику, так как у него не будет достаточной информации для этого. В последний раз Fitch присваивало Удмуртии уровень «B+» в долгосрочном РДЭ, уровень «B» в краткосрочном РДЭ в иностранной валюте. В министерстве финансов Удмуртии подтвердили "Ъ-Удмуртия" решение об отказе. При выпуске облигаций важным фактором является наличие кредитного рейтинга минимум одного из агентств. В декабре 2017 года агентство «Эксперт РА» присвоило Удмуртии национальный рейтинг кредитоспособности «ru BB+», в июне 2018 года подтвердило. Минфин считает нецелесообразным пересмотр рейтинга по международной шкале.

Fitch Ratings входит в «большую тройку» международных рейтинговых агентств вместе с Moody's и Standard & Poors. В апреле 2018 года агентство отмечало, что правительство главы Удмуртии Александра Соловьева использовало нереалистичное бюджетное планирование и прибегало к отсрочке выплат по расходам. Не соблюдались и ограничения по объему госдолга и бюджетным дефицитам, которые накладывает на регионы министерство финансов России в обмен на финансовую поддержку. Действия правительства нового руководителя республики Александра Бречалова оценивались Fitch Ratings позитивно. Были введены меры на устранение несбалансированности бюджета Удмуртии. Исходя из этого, аналитики не ожидают ухудшения ситуации с бюджетом. Однако в Fitch Ratings считают, что в Удмуртия уязвима к изменениям цен на нефть и процентным ставкам.
Агентство «Эксперт РА», согласно официальному сайту, включено в реестр кредитных агентств Центробанка. На сегодняшний день аналитики присвоили более 700 индивидуальных рейтингов. Это первое место и около 42% от общего числа присвоенных рейтингов в России, сообщается на сайте. В декабре 2017 года агентство также отмечало низкую диверсификацию налоговой базы Удмуртии. Доля крупнейшего налогоплательщика в лице ОАО «Удмуртнефть» составляет 31%. Удмуртия имеет невысокую инвестиционную привлекательность. «Отношение инвестиций в основной капитал к ВРП за 2016 год составило 15%, что, согласно методологии агентства, свидетельствует о недостаточном уровне инвестирования в обновление и расширение производственной базы»,— говорится в исследовании «Эксперт РА». Управляющий по корпоративным рейтингам агентства Павел Митрофанов сообщил "Ъ-Удмуртия", что аналитики запрашивают у региона отчет об исполнении бюджета, информацию из долговой книги, об имуществе. «Если регион присутствует на облигационном рынке, смотрим проспект эмиссии. Анализируем государственные источники информации: Минфин, казначейство, госкомстат»,— рассказал господин Митрофанов. По его словам, кредитный рейтинг нужен для инвесторов в облигации региона, для кредиторов.

Директор филиала БКС Премьер в Ижевске Аркадий Ращектаев отмечает, что «Эксперт РА» и Fitch входят в пятерку агентств, методологии которых одобрены ЦБ. «Международный рейтинг важен главным образом в случае выхода на мировые рынки капитала, для работы внутри страны в большинстве случаев используются российские рейтинги. Учитывая сложную геополитическую ситуацию, а также нецелесообразность расходов на поддержание международного рейтинга, решение Удмуртии представляется нам закономерным»,— считает господин Ращектаев.

По мнению руководителя проектов практики «Стратегия и операционная эффективность» АО «НЭО Центр» Геннадия Степушкина, метод расчета рейтинга двух агентств не имеет критических отличий. «Целевыми покупателями долга Удмуртии являются, прежде всего, российские финансовые институты. В условиях отсутствия дефолтов субъектов РФ за всю ее историю отсутствие международного рейтинга у республики влияния не окажет»,— добавил эксперт.

Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Эксперты поясняют, что Китай импортирует из США продукцию, которая по большей части не используется для дальнейшей переработки. Комплектующие для своих товаров Китай либо производит самостоятельно, либо ввозит из стран Юго-Восточной Азии. В США Китай закупает бобовые, ряд других сельхозтоваров, самолеты, вторсырье (бытовые отходы). Значительная часть импорта приходится на услуги. За исключением вторсырья - это конечные продукты. Поэтому повышение ввозных пошлин на товары из США не отразится на себестоимости производства в КНР. "Повышение пошлин на американский импорт не окажет прямого влияния на стоимость китайских товаров, и поэтому ожидать повышения цен на китайский импорт в России пока не стоит", - уверен президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич.
Рыба плывет на восток
Какие российские товары могут заменить Китаю американские

Вступившие в силу американские пошлины в отношении китайских товаров на 200 миллиардов долларов негативно отразятся на экономике. На мировой, но не на российской. В отношении нашей страны прогнозы пока только позитивные.


Эксперты поясняют, что Китай импортирует из США продукцию, которая по большей части не используется для дальнейшей переработки. Комплектующие для своих товаров Китай либо производит самостоятельно, либо ввозит из стран Юго-Восточной Азии. В США Китай закупает бобовые, ряд других сельхозтоваров, самолеты, вторсырье (бытовые отходы). Значительная часть импорта приходится на услуги. За исключением вторсырья - это конечные продукты. Поэтому повышение ввозных пошлин на товары из США не отразится на себестоимости производства в КНР. "Повышение пошлин на американский импорт не окажет прямого влияния на стоимость китайских товаров, и поэтому ожидать повышения цен на китайский импорт в России пока не стоит", - уверен президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич.

Российский экспорт в КНР пересекается с американским в нескольких позициях. А это значит, что, заместив товары из США, Россия сможет увеличить свое влияние на китайском рынке. В первую очередь это энергоносители, и Россия уже наращивает поставки в КНР. Во-вторых, это продукция АПК.

- Заменить американскую сою российские фермеры, конечно, не смогут, но поставки зерновых культур, других товаров АПК, поставки продукции пищепрома могут существенно вырасти. В этом контексте нам следует ожидать дальнейшего снижения барьеров на импорт российский сельхозпродукции в Китай, - считает Манкевич.

Американский экспорт сои составляет 13,9 миллиарда долларов в год. Конечно, столь внушительные объемы Россия пока неспособна догнать. Поэтому, скорее всего, Китай продолжит импортировать американскую сою. В противном случае мясная промышленность Китая столкнется с дефицитом кормов. А вот на замещение американской пшеницы и кукурузы на восточном направлении Россия реально может претендовать.

Китай также импортирует из США много мороженой рыбы. Правда, ее видовой состав отличается от российского экспорта. "Весь объем американской рыбы вряд ли удастся заместить, но 20-30 процентов - вероятно", - прогнозирует Максим Никиточкин, руководитель проектов практики агропромышленного комплекса консалтинговой группы "НЭО-Центр".

"Сегодня конфеты даже небольших региональных производителей легко попадают в Китай"

Китай также импортирует свинину, средняя цена на которую равна 1,72 доллара за килограмм. Такая цена является довольно низкой для российских производителей, поэтому они вряд ли смогут конкурировать в этой категории с Бразилией, Германией, Канадой, Данией, Испанией. Однако российские производители могут побороться за замещение американского экспорта мясных субпродуктов (их средняя цена 2,2 доллара за килограмм).

Еще одна группа товаров, которую китайцы всегда рады видеть на своем рынке не меньше американских, - кондитерские изделия. Сегодня конфеты даже небольших региональных производителей легко попадают в Китай. Жители Поднебесной исключительно высокого мнения о качестве нашего шоколада. Еще одна популярная позиция - мороженое. В прошлом году его экспорт в Китай вырос на 40 процентов. С точки зрения обычного китайского потребителя, для которого мороженое со вкусом фасоли и гороха считается нормой, российские пломбиры и эскимо - настоящий деликатес.

Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
«Особенно низкая рентабельность в случае, если ассортимент предприятия не включает в себя мучные кондитерские изделия или дорогие виды хлебобулочных изделий. Рентабельность по чистой прибыли Дихлеба — 0,6%, Ярхлеба — 3%.
НДС, бензин и мировые цены на зерно. На сколько подорожает хлеб в России?
Себестоимость производства хлеба растёт, и многие крупные хлебозаводы испытывают трудности с рентабельностью

МОСКВА, 23 октября 2018, 14:35 — REGNUM Производство хлеба является низкомаржинальным бизнесом, поэтому компании очень чувствительны к увеличению себестоимости продукции, считает руководитель проектов практики АПК АО «НЭО Центр» Максим Никиточкин.

Особенно низкая рентабельность в случае, если ассортимент предприятия не включает в себя мучные кондитерские изделия или дорогие виды хлебобулочных изделий. Рентабельность по чистой прибыли Дихлеба — 0,6%, Ярхлеба — 3%.

Поэтому данные производители (и многие другие) очень чувствительны к увеличению себестоимости, выросшей в результате роста цен с июля — августа на пшеницу (до 40%) и соответственно на муку (до 20%).

Также к увеличению себестоимости ведет повышение НДС до 20% (логистика, энергетика). Таким образом, высока вероятность того, что целый ряд производителей хлеба (и в других регионах) заявит о повышении цен.

Директор департамента оценки и консультационных услуг швейцарской оценочной компании Swiss Appraisal Алексей Сергеев уточняет, что увеличение цен на хлеб связано с несколькими факторами: подорожание муки, бензина, упаковки и пищевых ингредиентов, а также девальвация рубля, повышение минимального размера оплаты труда на 20% и увеличение налогов.

Таким образом, себестоимость производства хлеба растёт, то есть многие крупные хлебозаводы испытывают трудности с рентабельностью, которая снизилась с 9−10% в 2010 году до 2018 — 2,5−3%. И понятно, что любое увеличение издержек — повышение цены на зерно — приведет к тому, что маржа будет равна нулю — то есть хлебозаводы и пекарни будут работать в убыток.

Соответственно дешевые виды хлеба с технологическими ГОСТами типа «нарезной батон», «Украинский», «Бородинский», цены на которые регулирует государство, просто не будут поставляться в магазины. Зато будут поставляться сорта премиального качества либо упаковки по ценам существенно выше.

Основными факторами роста цен на зерно также являются рост мировых цен, рост цен на топливо в связи с ожиданием налогового маневра в топливной сфере. Действительно, в цене закупки зерна довольно большую долю составляет цена бензина и дизеля на котором работает сельхозтехника и грузоперевозчики зерна.

Но главный расход сельхозпроизводителя идет на обрабатывающую технику — комбайны, сеялки и саму обработку земли для выращивания зерна. В соответствии с оценками Росстата, в сентябре рост цен на хлеб и хлебобулочные изделия составил 0,5%. По данным Минсельхоза, с начала года стоимость хлеба выросла в среднем на 2,3%.

Получается, что потребители ощутят влияние налогового маневра (повышение НДС) уже в следующем, 2019 году. Что касается 2018 года, то к ноябрю хлеб может подорожать на 10%.
Алексей Ефанов, Партнер, Инжиниринг
Крупный масштаб и долгосрочный период реализации инфраструктурных проектов приводят к тому, что даже небольшие колебания цен на основные ресурсы сильно влияют на финансовые показатели и окупаемость. "Такие стройки имеют основные ценообразующие факторы, которые приводят к увеличению стоимости строительства до 20% и более",— говорит директор группы по управлению строительными проектами KPMG в России и СНГ Алексей Медников. При этом низкая рентабельность и крайне длительные сроки окупаемости затрудняют привлечение инвестиций для финансирования данных проектов. По его оценке, стоимость реализации увеличивается с учетом таких основных факторов, как рост инфляции и изменение курсов валют. "В будущем эта динамика будет сохраняться, к серьезным факторам добавится увеличение НДС до 20%, что отразится на строительстве в целом",— прогнозирует эксперт.
Давление на инфраструктуру
Крупные инфраструктурные проекты — одни из самых капиталоемких. В последние годы стоимость их реализации выросла в цене на 30-40% под влиянием целого ряда факторов.

Крупный масштаб и долгосрочный период реализации инфраструктурных проектов приводят к тому, что даже небольшие колебания цен на основные ресурсы сильно влияют на финансовые показатели и окупаемость. "Такие стройки имеют основные ценообразующие факторы, которые приводят к увеличению стоимости строительства до 20% и более",— говорит директор группы по управлению строительными проектами KPMG в России и СНГ Алексей Медников. При этом низкая рентабельность и крайне длительные сроки окупаемости затрудняют привлечение инвестиций для финансирования данных проектов. По его оценке, стоимость реализации увеличивается с учетом таких основных факторов, как рост инфляции и изменение курсов валют. "В будущем эта динамика будет сохраняться, к серьезным факторам добавится увеличение НДС до 20%, что отразится на строительстве в целом",— прогнозирует эксперт.

По оценке заместителя директора аналитического департамента компании "Альпари" Анны Кокоревой, в последние годы стоимость реализации инфраструктурных проектов выросла в цене на 30-40%. "Основная причина — в росте цен на строительные материалы, технологии, транспортные услуги. Резкий рост произошел еще в 2015 году, когда рубль претерпел масштабный обвал, сегодня ситуация не изменилась. В России увеличилась ключевая процентная ставка, выросли ставки по облигациям, привлекать деньги под строительство стало сложнее",— отмечает она.

В ОАО "Метрострой" отдельно отмечают такой фактор, как затраты на заработную плату линейному персоналу, которые составляют 4-15% от стоимости действующих контрактов. При этом начальная цена контрактов определяется в ценах того года, в котором заключен контракт, с последующим применением индексов-дефляторов, разработанных Минэкономразвития России к каждому году. И не всегда эти индексы совпадают с реальными. В результате часто сумма, заложенная на заработную плату, оказывается недостаточной. В компании говорят, что "занижение фонда оплаты труда основных рабочих влечет за собой снижение фонда оплаты труда инженерно-технических работников, вспомогательного и административно-хозяйственного персонала, налогов и других накладных расходов, так как норматив на эти расходы формируется в процентном отношении к заработной плате основных рабочих. И получается, что общий масштаб потерь в рамках одного контракта выражается в миллиардах рублей",— говорит руководитель пресс-службы "Метростроя" Екатерина Гигиняк.

Между правительством города, региональным Союзом строителей и профсоюзными организациями было заключено внутриотраслевое тарифное соглашение, которое фиксирует среднюю ставку рабочего в строительной отрасли Петербурга. "Метрострой" подпадает под действие этого документа. Тарифы в этом соглашении максимально приведены к рыночным, но по факту платить такие зарплаты "Метрострой" не может, поскольку в сметах госконтракта значатся тарифы намного ниже.

Разностороннее влияние

"На конечную стоимость влияет большое количество факторов, будь то природно-климатические условия или стабильность фискальной политики. Для проектов, реализуемых на основе государственно-частного партнерства, существенными также являются наличие или отсутствие капитального гранта, налоговые льготы, стоимость кредитных ресурсов и иные показатели, влияющие на экономику и сроки окупаемости проекта",— отмечает генеральный директор ЦНИИПИ "Платная дорога" Вадим Коваленко.

Партнер юридической фирмы "Инфралекс" Максим Черниговский считает, что наибольшее влияние на ценообразование при строительстве крупных инфраструктурных проектов имеют коррупция, отсутствие полноценной конкуренции и административные барьеры, препятствующие приходу на рынок новых эффективных и добросовестных игроков. "По данным наших собственных исследований, до 90% от цены госконтрактов в сфере проектирования и строительства объектов инфраструктуры составляют так называемые "откаты" — взятки чиновникам, которые участвуют в планировании, заключении и исполнении госконтрактов на стороне государственного заказчика. Очевидно, что в таких контрактах реальная стоимость работ может быть снижена примерно в десять раз",— рассказывает он.

"Также стоит отметить такой важный фактор, как узкий рынок подрядчиков, способных реализовать и профинансировать такие проекты",— говорит Алексей Медников. Его слова подтверждает партнер практики "Инжиниринг" АО "НЭО Центр" Алексей Ефанов, который приводит в пример дорожное строительство. "Применение в сфере дорожной инфраструктуры нетиповых конструктивных решений ограничивает поиск подрядчиков и повышает конечную стоимость реализации проекта",— указывает он.

Директор по андеррайтингу страховой компании НАСКО Алексей Володяев обращает внимание на затраты на страхование, которые неизбежно сопровождают строительство любых инфраструктурных проектов. "Как правило, цена на базовое страховое покрытие на строительно-монтажные работы составляет не более 0,4% от полной сметной стоимости объекта. Это, можно сказать, начальный уровень, страхование только самих строительно-монтажных работ. Существуют также разнообразные расширения страхового покрытия — от страхования послепусковых гарантийных обязательств подрядчика и ответственности перед третьими лицами до страхования от несвоевременной сдачи объекта. Стоимость широкого покрытия может достигать 1%, но больше — это уже редкость",— говорит господин Володяев. А если застройщик, заказчик или какой-либо иной субъект строительства инфраструктурных проектов входит в санкционные списки США или ЕС, то это может увеличить расходы на страхование, поскольку для страховщика в таком случае закрывается ряд международных перестраховочных рынков, на которые страховщик обычно передает часть крупных рисков, принятых на страхование.

Кроме того, напоминают эксперты, вся строительная отрасль сейчас находится на саморегулировании. И эта система предполагает создание компенсационного фонда, задача которого — иметь резерв, из которого можно было бы компенсировать убытки, возникающие из-за некачественной или недобросовестной работы членов того или иного СРО.

Без права на ошибку

По словам Алексея Ефанова, крупные государственные стройки последних лет показали, что крайне важными факторами при ценообразовании в этих проектах являются степень технической проработки проекта и совершенство сметно-нормативной базы в строительстве. "И то, и другое пока оставляет желать лучшего и приводит к кратным ошибкам при оценке затрат. Чем раньше закладываются неверные предпосылки, например, ошибки при инженерно-геологических изысканиях, некорректные оценки источников строительных материалов и стоимости их доставки, тем большую ошибку они вызывают в финальной величине затрат на проекте",— говорит он. По его словам, несовершенная сметно-нормативная база в ряде случаев не соответствует реальной рыночной величине затрат или не учитывает современные строительные технологии. В то же время создаваемая сейчас система мониторинга рыночных цен на строительные ресурсы пока не дает возможности перейти на нее как на достоверную базу для определения сметных цен. "Пока очевидно одно: рыночные цены растут быстрее инфляции, а особенно это заметно на примере импортного оборудования. Курсы валют оказывают косвенное влияние и на стоимость строительных работ и материалов, поскольку сейчас при строительстве в подавляющем количестве случаев используются машины и механизмы зарубежного производства",— говорит он.

Максим Черниговский также считает, что инфляция на потребительском рынке порой совершенно не отражает динамику изменений цен на рынке строительных материалов. "Например, стоимость металлопроката, в частности арматуры, может в зависимости от конъюнктуры рынка колебаться как вверх, так и вниз, но для сметы госконтракта она будет только повышаться в соответствии с инфляцией",— констатирует он.

По мнению экспертов, главное, к чему необходимо прийти при ценообразовании,— согласование сметных расчетов и реальной стоимости. Игроки отрасли настаивают, что нельзя забывать, что все проекты реализуются в рыночных условиях, где все меняется, появляются новые технологии, материалы, дополнительные работы.

Алексей Ефанов, Партнер, Инжиниринг
Инфраструктурные проекты требуют длинных денег, так как являются дорогостоящими и в целом низкорентабельными. "Поэтому основные способы их финансирования — бюджетное финансирование, внебюджетные инвестиции или сочетание этих двух вариантов",— отмечает заместитель генерального директора компании A+S Константин Тихонов.
Бизнес идет на партнерство
Петербург — один из лидеров по реализации инфраструктурных проектов с привлечением внебюджетных инвестиций. Достаточно вспомнить реконструкцию аэропорта Пулково и Западный скоростной диаметр. Однако несмотря на истории успеха, привлекать инвесторов удается далеко не всегда.

Инфраструктурные проекты требуют длинных денег, так как являются дорогостоящими и в целом низкорентабельными. "Поэтому основные способы их финансирования — бюджетное финансирование, внебюджетные инвестиции или сочетание этих двух вариантов",— отмечает заместитель генерального директора компании A+S Константин Тихонов.

Курс на ГЧП

Основным направлением государственной политики по реализации инфраструктурных проектов в настоящее время является применение механизмов государственно-частного партнерства. "Об этом свидетельствует большинство стратегических документов, и об этом говорят руководящие лица страны, указывая на необходимость максимально широкого вовлечения таких инструментов при развитии инфраструктуры",— говорит руководитель группы ГЧП и проектного финансирования юридической фирмы Capital Legal Services Юлия Антипова.

Партнер практики "Инжиниринг" АО "НЭО Центр" Алексей Ефанов полагает, что рынок государственно-частного партнерства в последние годы развивается очень интенсивно. Рост законтрактованных инвестиционных обязательств частных партнеров растет год к году примерно на 20%, что говорит об интенсивном развитии.

По данным главного аналитика ООО "ЦАФТ" Антона Быкова, общее количество проектов ГЧП в России выросло в 2018 году более чем на 40%. Наиболее перспективная форма партнерства — концессия, так как она имеет долгосрочный характер, а также дает возможность "частникам" принимать самостоятельные решения. Например, в сфере транспорта подобная форма сотрудничества занимает около 70%.

Ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман говорит, что сейчас в стране реализуется более 2 тыс. проектов ГЧП. "Но в потенциале данный рынок может быть в два раза больше",— прогнозирует он.

Схема ГЧП применяется при строительстве крупных транспортных объектов, в дорожном строительстве, при создании спортивной инфраструктуры. В принципе, ГЧП могло бы быть применено и при развитии метрополитена. Однако пока такой сложившейся практики нет. Единственным примером является строительство наземных вестибюлей с коммерческими площадями, к примеру, торговыми или офисными центрами. Такое сотрудничество могло бы быть выгодным для города, но широкого развития оно пока не получило.

Ключевыми игроками в таких проектах, как правило, выступают не подрядчики, а финансирующие организации, на базе которых создаются консорциумы из различных компаний, непосредственно реализующих проект. В настоящее время одними из "наиболее вовлеченных в ГЧП" финансирующих организаций являются Газпромбанк, ВТБ и Сбербанк. "Ведущая роль финансирующих организаций обусловлена высокой стоимостью инфраструктурных проектов, значительную долю в которой занимают инвестиции в создание объектов инфраструктуры, финансирование которых самостоятельно не могут себе позволить даже наиболее крупные подрядные организации",— указывает Юлия Антипова.

"К сожалению, пока еще несовершенно законодательство, а судебная практика пока неоднозначна или недостаточна, поэтому основные пути развития — совершенствование правовых норм в этой области, увеличение бюджетного финансирования инфраструктуры и разработка новых инструментов, таких, например, как инфраструктурная ипотека или финансирование под прирост налогов — для крупных стратегических проектов",— считает Алексей Ефанов.

Платит тот, кто зарабатывает

За рубежом часто разделяют понятия "финансирование" и "фондирование". Финансирование — это деньги, выделенные непосредственно для проекта банками и инвесторами. Фондирование означает, что в итоге за проект платят пользователи, которые покупают инфраструктурную услугу, и налогоплательщики, если финансирование идет из бюджета. "В зарубежной практике при реализации инфраструктурных проектов предпочтительным является поиск возможностей для их фондирования за счет тех, кто получит максимальные выгоды от проекта (так называемое value capture). Так, например, в некоторых странах собственники крупных бизнес- или торговых центров готовы за свой счет строить железнодорожные станции, если рядом пройдет железнодорожная ветка, а местные органы власти могут облагать застройщиков дополнительными сборами в районах, где планируется масштабное строительство транспортной инфраструктуры, муниципалитеты могут выпускать облигации, обеспеченные потоками инфраструктурного проекта или потоком налоговых поступлений. Похожие схемы уже давно обсуждаются в России, однако они сложны, нормативно-правовая база не готова, поэтому пока рано говорить о примерах их практического использовании в России",— говорит заместитель директора отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в России и СНГ Сергей Игнатущенко.

Управляющий партнер, руководитель практики по инфраструктуре и ГЧП "Качкин и партнеры" Денис Качкин напоминает, что все чаще стали говорить о таких инновационных для рынка инфраструктуры инструментах инвестирования, как концессионные облигации, под размещение которых на бирже привлекаются средства как институциональных инвесторов, так и непрофессиональных игроков, и даже физических лиц. "Не стоит также забывать и о корпоративном финансировании. Ключевыми игроками здесь традиционно выступают инвестиционные фонды. Ну и приватизация никуда не делась. У государства всегда есть опция предложить ненужную инфраструктуру рынку — в надежде на то, что она все-таки сохранит свой профиль",— отмечает он.

Всем миром

По данным главы краудлендинговой платформы Penenza.ru Дмитрия Пангина, один из альтернативных способов — краудлендинговый заем, когда на реализацию проекта скидываются "всем миром". Алгоритм следующий: заказчик объявляет конкурс на строительство или ремонт инфраструктурного объекта. Подрядчики подают заявки для участия в конкурсе. "Для этого им нужно обеспечить заявку деньгами. Это до 5% от начальной максимальной цены (согласно 223-ФЗ и 44-ФЗ). Бизнесу, особенно малому и среднему, нет смысла вынимать эту сумму из оборота, поэтому бизнес на краудлендинговой платформе занимает деньги у народных инвесторов — как физических, так и юридических лиц. Те скидываются в заем "толпой". Это способ, при котором народные инвесторы зарабатывают. Но в России есть примеры и reward-краудфандинга, когда люди скидываются на проект "для себя", чтобы просто он появился и облегчил им жизнь",— отмечает Дмитрий Пангин. При этом он подчеркивает, что, конечно, целевые займы на участие в тендерах на строительство или ремонт инфраструктурных объектов нельзя назвать прямой инвестицией в развитие той или иной отрасли. Эти деньги просто помогают бизнесу эффективно участвовать в конкурсах. В 2017 году и в первой половине 2018 года самые крупные займы были как раз на участие в тендерах на строительство, ремонт и содержание инфраструктурных объектов — дорог, стадионов, школ, больниц. Если говорить о Петербурге и Ленинградской области, то самыми крупными займами на Penenza за указанный период были школы в Приморском и Красносельском районах и банный комплекс в Красном Селе.

Для дальнейшего совершенствования механизмов ГЧП как одного из основных источников финансирования инфраструктурных проектов важен комплекс мер, который будет направлен на развитие компетенций государственных органов, внедрение передовых практик по подготовке проектов и управлению ими, повышению прозрачности реализации проектов. Рынку нужно больше качественных и хорошо проработанных проектов, которые привлекали бы широкий круг инвесторов, уверены эксперты.

Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Эксперты расходятся во мнении о перспективах развития подземного пространства в Петербурге. Все они видят необходимость освоения городских недр, в особенности сегодня, когда дефицит земель уже явно ощущается. Но пока что это направление в градостроительных планах Петербурга так и не вышло на уровень, сопоставимый с европейским, и метрополитен по-прежнему остается основным направлением развития этого сегмента.
Копнуть глубже

Эксперты расходятся во мнении о перспективах развития подземного пространства в Петербурге. Все они видят необходимость освоения городских недр, в особенности сегодня, когда дефицит земель уже явно ощущается. Но пока что это направление в градостроительных планах Петербурга так и не вышло на уровень, сопоставимый с европейским, и метрополитен по-прежнему остается основным направлением развития этого сегмента.

Директор направления "Сопровождение строительных проектов" группы компаний SRG Елена Самсонова говорит, что сейчас одним из ключевых игроков петербургского рынка подземного строительства можно назвать ОАО "Метрострой". Она напоминает, что главной задачей недавно созданной некоммерческой организации "Тоннельная ассоциация Северо-Запада" является обеспечение скоординированной деятельности по комплексному освоению городского подземного пространства. Достичь этого предполагается за счет совместной работы экспертов из различных сфер деятельности. "Все это позволит не только применять на практике передовые достижения и развивать подземное пространство, но и создавать комфортные условия для жителей",— надеется Елена Самсонова. Вопрос же высокой стоимости подобных проектов можно было бы решить на условиях концессионного соглашения.

Руководитель проектов практики АПК АО "НЭО Центр" Максим Никиточкин напоминает, что у управляющей компании First Quantum в 2011 году были в разработке два проекта подземного строительства в Санкт-Петербурге (парковки и Орловский тоннель). Проект парковок не был реализован вследствие неочевидных рыночных перспектив.

По Орловскому тоннелю же был выигран тендер, однако на инвестиционной стадии проект был отменен городом (произошла смена губернатора). Инвестор был вынужден судиться с городом для компенсации понесенных инвестиционных затрат. При этом сам проект имел сроки окупаемости на уровне десяти лет с учетом довольно больших концессионных платежей города. "Таким образом, это послужило явным примером для инвесторов, что капиталоемкие инфраструктурные проекты, которые планируется реализовывать через ГЧП, являются в российских и, в частности, в петербургских реалиях очень рискованными. Импульсом может стать аналогичный успешно реализованный проект, в результате которого инвестор окупил свои инвестиции",— считает Максим Никиточкин.

Подземный мир

Как рассказал управляющий партнер ГК "Рост Фонд" Максим Аронов, в Петербурге действует рабочая группа, которая разрабатывает стратегии развития подземных пространств. "Они отвечают за строительство своего рода параллельного города под землей. На эту тему ведутся определенные переговоры, изыскания и обсуждения. Но ввиду сложности ситуации с грунтовыми водами в центре Петербурга такое строительство становится достаточно дорогостоящим",— отмечает эксперт.

Ранее представлялось несколько проектов строительства подземных парковок под центральными площадями города, которые так и не подошли к стадии реализации. Причинами стали опасность обрушения близстоящих зданий и слишком высокая стоимости этих работ. Перспективы освоения подземного пространства в качестве создания новых парковочных мест неоднозначны. "Поэтому здесь нужно проводить глубинные исследования, изыскания, привлекать институты, которые этим занимаются, и формулировать концепцию развития этого направления строительства",— говорит господин Аронов. Одновременно с этим, по его словам, уже упомянутая рабочая группа рассматривала и возможность организации подземных пространств для ввода параллельных транспортных артерий, которые проходили бы транзитом и дублировали бы существующие наземные потоки. Строительство же подземных гостиниц и торговых комплексов для Петербурга эксперты считают утопией. "У нас ритейл неплохо представлен внушительным объемом надземных торговых комплексов, и я не вижу потребности в расширении этого направления. Крайне неудачный пример освоения подземного пространства для торговых целей — площадь Труда",— рассуждает господин Аронов.

Елена Самсонова считает, что эффективно развивать подземную инфраструктуру, включающую в себя, в том числе, торговые площади и подземные парковки, можно, если разработать карты подземных территорий со свойствами грунтов, чтобы понимать, под какие именно объекты можно выделить конкретные участки. Создание таких карт, а также включение их в качестве раздела в градостроительный план позволит сформировать план комплексного освоения подземного пространства в Петербурге с учетом потребностей города. "Вместе с тем это позволит обеспечить и город, и бизнес актуальной информацией о реальных потребностях и возможных способах их удовлетворения, а также минимизирует риски неэффективного использования городской территории, что станет импульсом к развитию экономической деятельности в данном направлении и позволит привлечь поток инвестиций, в том числе и на условиях ГЧП",— констатирует госпожа Самсонова.

Не всем под силу

Рынок подземного строительства достаточно узкий и представлен сегодня в Петербурге, по сути, только одним направлением — метростроением. Заказчиком по-прежнему выступает город, финансирует стройку городской бюджет, а строит "Метрострой". "Метростроение — особая отрасль. Да, это строительство, но оно специфичное, технически гораздо более сложное. Недаром для строительства метро в Ленинграде в 1941 году создали свою систему, привлекли лучших специалистов горного дела со всего СССР. И в том, что эта система в общей своей канве остается неизменной, мы видим только плюсы",— отмечает Екатерина Гигиняк, руководитель пресс-службы ОАО "Метрострой".

Метростроение — это не разовый проект, а долгоиграющая история. На десятилетия. Кроме того, метро — объект массового скопления людей, и требования к его безопасности максимальные. Доверять строительство такого объекта можно только тем подрядчикам, в которых есть уверенность на 100% и которые заинтересованы в участии не только деньгами, но и имеют долгосрочные перспективы развития именно в этом направлении. Если отдавать подряды на проектирование или строительство случайным компаниям, повышается риск получить недостроенный объект или построенный некачественно. Компании, предпринимающие попытки выйти на рынок петербургского метростроения, должны понимать, что они несут ответственность за свою работу не только на этапе строительства, но и в какой-то степени на этапе всего периода эксплуатации, который исчисляется десятилетиями. И ответ придется держать не только перед заказчиком, но и перед каждым пассажиром.

"В истории "Метростроя" не раз бывали случаи, когда задачи ставились, на первый взгляд, невыполнимые. "Метрострой" шел на это и успешно выполнял поставленные задачи только потому, что имел за плечами мощную техническую и материальную базу. И, конечно, немаловажную роль сыграло отношение коллектива к своей работе. Метростроевцы, чьи деды защищали город во время войны и строили первую линию, просто не умеют работать по-другому",— прокомментировала Екатерина Гигиняк.

Елена Самсонова отмечает, что геологические и особенно гидрогеологические условия в Санкт-Петербурге более чем специфичны. "За годы своей работы "Метрострой" накопил немалый опыт преодоления трудностей, связанных с ними. Других компаний, обладающих аналогичным опытом и базой наработанных проектных решений, на сегодняшний день в России просто нет",— заключает эксперт.

Однако пока компании из других регионов заявок на участие в конкурсах на строительство метро не подавали, исключением можно считать лишь строительство электродепо "Южное", в остальном конкурентная борьба разворачивается в сфере проектирования метрополитена. Этот опыт оказывается не всегда удачным: контракт с первым генподрядчиком строительства депо "Южное" был расторгнут, также Смольный был вынужден отказаться от услуг московского "Метрогипротранса", получившего контракт на подготовку рабочей документации для строительства Фрунзенского радиуса.

Мировая практика освоения подземного пространства намного шире: помимо метрополитена, под землю переносят автомобильные магистрали, торговые комплексы, вокзалы. Тем не менее именно метро, по мнению Сергея Алпатова, генерального директора СРО А "Подземдорстрой", является основой комплексного освоения подземного пространства. Оно становится центром сосредоточения остальных подземных объектов — пересадочных узлов, торговых пространств. Но без комплексного подхода к освоению городских недр привлечь инвесторов не удастся: только в метро никто вкладываться не будет, это неокупаемый объект, а торговые площади вполне могут заинтересовать зарубежных инвесторов.

Однако пока тема освоения подземного пространства так и остается на уровне риторики. Наиболее вероятными для реализации подземными проектами, помимо метро, сегодня считаются Среднеохтинский (Орловский) тоннель и подземные пешеходные переходы.

Стоимость подземного строительства действительно высока, но так город сможет высвободить дефицитные территории на дневной поверхности, сократить затраты на эксплуатацию и минимизировать уровень шума и загрязнений.

Владимир Шафоростов, Партнер, АПК
В Ставропольском крае реализуется проект строительства завода по убою мелкого рогатого скота (МРС). Мощность мясохладобойни, которую возводит компания «Ставропольский фермер», составит до 600 тыс. голов в год. На базе предприятия планируется создание целого кластера по производству баранины совокупной стоимостью 3,2 млрд руб. Реализация проекта будет идти в 2018—2020 годах в два этапа. По информации Минсельхоза Ставропольского края, помимо убойного завода, в рамках первого этапа запланировано строительство фермы откорма ягнят, в рамках второго — комплекса по содержанию маточного поголовья овец на 100 тыс. животных.
«Ставропольский фермер» разделает баранину. Компания инвестирует в завод по убою и выращиванию овец 3,2 млрд рублей
Проект, включающий выращивание овец, их убой и разделку, реализуется на базе мясохладобойни в Ставропольском крае. Это будет целый кластер по производству баранины, рассчитывает региональная администрация. Перспективы предприятия видятся неплохими. Главный вопрос успеха — обеспечение сырьем в течение всего года

В Ставропольском крае реализуется проект строительства завода по убою мелкого рогатого скота (МРС). Мощность мясохладобойни, которую возводит компания «Ставропольский фермер», составит до 600 тыс. голов в год. На базе предприятия планируется создание целого кластера по производству баранины совокупной стоимостью 3,2 млрд руб. Реализация проекта будет идти в 2018—2020 годах в два этапа. По информации Минсельхоза Ставропольского края, помимо убойного завода, в рамках первого этапа запланировано строительство фермы откорма ягнят, в рамках второго — комплекса по содержанию маточного поголовья овец на 100 тыс. животных.

Австралийская модель

Запустить завод, рассчитанный на убой 200 голов мелкого рогатого скота в час с возможностью увеличения этих мощностей до 400 голов, «Ставропольский фермер» планировал в сентябре этого года. Однако, как сообщил «Агроинвестору» замгендиректора компании Александр Калиничев, ввод предприятия в эксплуатацию откладывается, впрочем, он добавил, что «сроки подвинутся незначительно». «Проект реализуется», — заверил топ-менеджер.

Кластер создается по австралийской модели: сначала мощности по переработке, затем формирование стада. «Судя по австралийскому опыту, который можно считать весьма успешным, есть все основания полагать, что комплекс полного цикла выращивания и переработки баранины, начинаемый именно „сверху", т. е. с мясохладобойни, имеет все шансы быть не просто высокорентабельным, но и быстро окупаемым», — считает аналитик «Финама» Алексей Коренев. Так как определенные возможности по поставке сырья в регионе уже имеются, загрузить производство можно сразу, как только соответствующее оборудование, логистика и системы управления бизнес-процессами будут выведены на рабочий режим, комментирует он. А последовательное выстраивание сопутствующей инфраструктуры делает проект легко масштабируемым.

По данным замдиректора Всероссийского научно-исследовательского института овцеводства и козоводства Галины Бобрышовой, общее стадо овец на Ставрополье оценивается примерно в 2 млн голов, из них около 1,4 млн — маточное поголовье, которое может дать 500 тыс. баранчиков для убоя. Также ежегодно в отарах региона выбраковывается 20% поголовья, которое также можно использовать для переработки (это уже 400 тыс. голов). Кроме того, можно закупать для переработки животных из соседних республик. «Сырьевая база будет, если работать со всеми видами поставщиков — и с личными подсобными, и с фермерскими хозяйствами. Вопрос в цене — что предложат производителям? Достойная цена легко наполнит предприятие, — уверена эксперт. — Конечно, в крае есть и другие переработчики, но работающих с МРС не так много».

Начинать реализацию проекта с переработки вполне разумно в текущей ситуации, когда наблюдается большая нехватка мощностей по убою и обвалке и есть большая проблема с сертифицированными специализированными на баранине бойнями, говорит партнер практики АПК «НЭО Центра» Владимир Шафоростов. По его словам, производство «живка» в сегменте МРС стабильно на протяжении трех лет — около 10 млн голов на убой. Спрос также достаточно высок, более того, есть большой дефицит в формате современной торговли, который закрывается импортными поставками, в основном из Австралии и Новой Зеландии — лидеров в этом направлении.

Ключевыми факторами успеха проекта, по мнению Шафоростова, являются качество мяса, разделки и упаковки. Последнее — это наиболее важный фактор для сетевого канала, в котором баранина представлена сейчас весьма скромно. И именно здесь он видит потенциал роста.

Вложения только в строительство завода «Ставропольский фермер» ранее оценивал в 500 млн руб. По мнению Коренева, такая цифра выглядит «вполне адекватно», равно как и итоговая сумма в 3,2 млрд руб., инвестируемая в весь кластер. А вот сроки окупаемости будут зависеть от множества факторов, просчитать заранее которые представляется затруднительным, тем более что проект будет осуществляться поэтапно, добавляет он. Однако, учитывая достаточно высокий спрос на баранину и перспективы экспорта этого вида мяса в страны Ближнего Востока, эксперт ожидает, что на положительную рентабельность кластер выйдет в течение пяти-восьми лет.

Шафоростову инвестиции в 500 млн руб. на заявленный объем убоя и обвалки кажутся заниженными. Такой проект предположительно может стоить на 20% больше, считает он. «Но все зависит от технологических решений и от того, какой продукт будет на выходе», — обращает внимание эксперт.

Вопрос технологий
У овцеводства есть один технологический минус — это сезонность производства, отмечает Михаил Егоров из Национального союза овцеводов. Все овцы приходят в охоту в строго определенное время, осеменение происходит в конце зимы или начале весны. Большей частью на убой барашки идут осенью. «Поэтому многие предприятия, занимающиеся переработкой мяса МРС, ставят дополнительные линии по убою КРС, иначе было бы очень невыгодно, — говорит он. — Даже если растянуть период убоя, договориться с производителями, чтобы те осеменяли овец в разное время или же придерживали их максимально долго, заточенная только под баранину переработка обречена простаивать шесть месяцев в году».

России очень нужны новые технологии, которые позволят выращивать молодняк овец круглый год и обеспечат стабильную поставку сырья на перерабатывающие предприятия, говорит Галина Бобрышова из ВНИИ овцеводства и козоводства. Одной из составляющих станет промышленная технология, позволяющая получать ягнят-«бройлеров». Для этого необходимо иметь полиэстричные породы овец, которые могут приходить в охоту в любое время и приносить ягнят круглый год. «Но над этим еще предстоит поработать селекционерам и ветеринарам», — признает она. Пока же в стране нет отечественных пород, пригодных для использования в промышленном разведении, обращает внимание Егоров. Нет необходимого количества маточного поголовья и за границей, что во многом тормозит развитие заявленных проектов.

Для развития отрасли

Баранина не относится к социально значимым продуктам питания, однако именно этот вид продукции в настоящее время обеспечивает экономику овцеводческой отрасли. «Каждое хозяйство любой формы собственности, разводящее овец, ориентируется на производство мяса, а не шерсти, как раньше», — акцентирует внимание гендиректор Национального союза овцеводов Михаил Егоров. По его мнению, доступная глубокая переработка овец и коз плюс хорошая цена способны увеличить промышленное производство минимум на 25-30%. В 2017 году производство овец и коз на убой в живом весе, по данным организации, составило 473,2 тыс. т. Из них 70% (331,8 тыс. т) дали хозяйства населения, а сельхозорганизации — лишь 7% (34 тыс. т).

Организация кластера может помочь наладить масштабное производство баранины, уверена Бобрышова. «Убойный пункт построить недолго, самый большой вопрос, как все участники кластера будут взаимодействовать», — отмечает она. Верным шагом было бы авансирование, чтобы привязать сырьевую базу к мясокомбинату, предлагает эксперт. Тогда все участники будут знать, что и в каких объемах они должны производить.

Сельхозпроизводители, безусловно, заинтересованы в заключении долгосрочных договоров с покупателями баранины, соглашается Егоров. До сих пор ситуация многие годы складывалась по одному сценарию: осенью, когда начинается массовая реализация молодняка овец, что связано с повсеместной цикличностью производства овец на мясо, покупателей немного, наступает передержка поголовья, что ведет к дополнительным затратам и приводит к убыткам. «Покупатели появляются, только когда наступает зимовка, тогда они не стесняясь занижают цены, потому что знают: оставлять животных на зимний период хозяйства не могут (нет помещений, кормов, кадров) и будут вынуждены отдать скот дешево, — рассказывает эксперт. — Именно поэтому отрасли крайне необходима сеть мясоперерабатывающих предприятий непосредственно на территориях, где и разводят овец».

В последние годы в регионах строились и модернизировались мясокомбинаты, рассчитанные на убой овец. Но их конечный продукт, как правило, туши и полутуши. «Приучить горожан к такому мясу вряд ли получится, — думает эксперт. — В Евросоюзе потребление баранины на человека составляет 2,1 кг, но это другая баранина, от животных специализированных, как правило, мясных пород». В России этот показатель не превышает 1,4 кг на душу населения. Сформировать устойчивый спрос можно лишь при повышении качества данного вида мяса, соответствия его ГОСТу как по совокупности свойств, обеспечивающих пригодность к дальнейшей обработке и употреблению в пищу, так и по безопасности для здоровья потребителей, стабильности состава и потребительских свойств, считает Егоров. Практически 70% баранины, произведенной в частных отарах, не меньше половины фермерской и часть произведенной в сельхозорганизациях — это мясо от низкопродуктивных животных либо помесей различных пород, напоминает он.

Сейчас прорабатываются крупные инвестиционные проекты в области мясного овцеводства, предусматривающие строительство индустриальных комплексов без свободного выгула животных. Это будет другая по качеству баранина, верит Егоров. «И именно она окажется в сортовых разрубах, современных упаковках на витринах сетевых супермаркетов, в удобной весовой расфасовке, и именно ее будут есть горожане», — надеется он.

Где сбыт

Предприятия по переработке баранины возводятся и в других овцеводческих регионах Северного Кавказа и ЮФО, таких как Ростовская область, Калмыкия, Дагестан, знает Егоров. Так, в последнем успешно реализуется строительство небольших мясокомбинатов в рамках республиканской программы. В прошлом году там введены в эксплуатацию цеха по убою и переработке баранины общей мощностью около 30 т в сутки. «Благодаря принимаемым мерам переработчики Дагестана сумели за последние несколько лет заметно расширить ассортимент производимой продукции и выйти на рынки российских мегаполисов», — утверждает эксперт. По его словам, в регионах есть понимание того, что переработка должна стимулировать производство.

Новые заводы по убою и переработке отрасли нужны, соглашается Бобрышова. По ее словам, в Ставропольском крае работают подобные предприятия, но в основном в восточной части, где сосредоточен основной массив овец, в том числе и в ЛПХ. Так, самое известное предприятие региона — компания «Авангард» — находится в Левокумском районе. Сейчас это самая современная в регионе линия по убою овец, обращает внимание эксперт. При открытии мощность производства составляла 12-15 т мяса за смену. «Расположение завода „Ставропольского фермера" в Кировском районе вполне может быть обосновано близостью как к сырьевым ресурсам, так и к рынкам сбыта в СКФО», — говорит Бобрышова.

По мнению министра сельского хозяйства Ставропольского края Владимира Ситникова, создание сертифицированной бойни позволит к 2020 году охватить продукцией весь рынок Ставрополья и ряда других регионов СКФО и Юга, а также даст возможность претендовать на рынки Ирана, Ирака и Израиля. По предварительным оценкам, край сможет поставлять туда до 5 тыс. т баранины в год. По словам Шафоростова, ориентация на экспорт в страны Ближнего Востока предполагает соответствие стандартам халяльной продукции, что, как правило, повышает себестоимость.

Российская баранина пользуется традиционным спросом в ряде стран ближнего зарубежья и на Ближнем Востоке, и в настоящее время поставки мяса овец туда значительно увеличиваются, знает Михаил Егоров. Так, в первом полугодии этого года в Иран отправлено 1,65 тыс. т баранины из Дагестана, всего же до конца 2018-го туда планируется поставить 2,5 тыс. т. Однако интересы покупателя не ограничиваются только дагестанским мясом овец и оговоренными объемами. «Договоры на поставки баранины заключаются также с Астраханской, Ростовской областями и Ставропольским краем», — известно эксперту.

Баранина актуальна и для внешнего, и для внутреннего рынка, считает и Бобрышова. Сейчас же продукция из Ставрополья чаще попадает в Москву, Санкт-Петербург и Сочи. Интерес к российской баранине проявляют также Северная Африка и ОАЭ, добавляет она. Всего же, по данным ФТС, за январь-июнь экспорт этого вида мяса из России уже составил $20,2 млн, что, кстати, составляет примерно 2/3 от стоимостного объема вывоза свинины, подчеркивает эксперт.

Баранина уже не та Михаил Егоров, Гендиректор Национального союза овцеводов
Конечно, баранина не входит в число необходимых видов мяса, таких, которые есть в рационах детсадов, школ, больниц и т. д., как курица или говядина. Для большинства россиян баранина является мясом выходного дня, идет на шашлык или плов. Если в СССР забивалось старое поголовье, овец держали в основном для шерсти, которая требовалась государству для армии и пошива школьной формы, то сейчас российской легкой промышленности шерсть не нужна, а мясо стало пользоваться спросом, и за последние тридцать лет оно существенно изменилась в качестве. В конце 1980-х мы завезли племенных баранов из Австралии, шло улучшение пород, баранина обрела новые вкусовые качества: исчез специфический запах, появились мягкость и некая благородность мяса. Теперь баранина может быть изюминкой ресторанного меню и отличным вариантом разнообразить рацион.
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Экспорт сельскохозяйственной продукции стал главной темой новой команды Минсельхоза. Майский указ президента Путина требует, чтобы объем поставок за рубеж вырос в более чем два раза к 2024 году до $45 млрд. Ранее на сайте госзакупок уже появился заказ Минсельхоза на подготовку концепции развития экспорта сельхозпродукции, продуктов питания и напитков в Китай. Максим Никиточкин, руководитель проектов практики АПК АО «НЭО Центр», дал Milknews свою оценку планов ведомства.
Максим Никиточкин Достижение заявленного показателя экспорта к 2024 году крайне маловероятно
Экспорт сельскохозяйственной продукции стал главной темой новой команды Минсельхоза. Майский указ президента Путина требует, чтобы объем поставок за рубеж вырос в более чем два раза к 2024 году до $45 млрд. Ранее на сайте госзакупок уже появился заказ Минсельхоза на подготовку концепции развития экспорта сельхозпродукции, продуктов питания и напитков в Китай. Максим Никиточкин, руководитель проектов практики АПК АО «НЭО Центр», дал Milknews свою оценку планов ведомства.

Число $45 млрд не является чьей-либо фантазией, это амбициозная цель, достижение которой позволило бы России подняться с 22 места и войти в топ-10 мировых экспортеров АПК продукции, потеснив с 10-го места Бельгию, экспорт АПК которой в 2017 году составил как раз $44 млрд. Основная задача данной цели, на наш взгляд, не ее неукоснительное достижение, а направление движения, разработка соответствующих программ и мероприятия по их реализации, амбициозность данного показателя несет в себе соответствующий месседж всем чиновникам и игрокам рынка о необходимости совместной работы и о важности их усилий для всей страны.

Достижение заявленного показателя к 2024 году крайне маловероятно по следующим причинам:

1. Глобальные торговые войны, санкции и контрсанкции, волна протекционизма.

2. Практически все страны из топ-10 мировых лидеров экспортеров АПК десятилетиями развивали свои соответствующие отрасли, нарабатывали в них экспертизу, компетенции, качество, генетику: голландская и бельгийская молочка, французские и итальянские вина, испанские фрукты, бразильское и американское мясо, бразильский сахар, канадская пшеница. Россия только недавно начала значительно поддерживать и развивать свой АПК и поэтому сильно отстает от конкурентов и нескольких лет не хватит для сокращения этого отставания.

3. Основные потребители российской сельхозпродукции - страны Азии, Африки и Ближнего Востока, по большей части страны с невысоким уровнем жизни и платежеспособным населением. Несколько стран с растущим потреблением (Китай, Индия) не решат российских проблем, при этом данные рынки очень конкурентны.

4. По многим категориям продукции российские производители имеют себестоимость выше мировых конкурентов, показываемый рост экспорта часто достигается за счет демпинга, но в 2 раза увеличить экспорт за счет демпинга не получится.

5. Недостаточная развитость логистической инфраструктуры: недостаток мощностей по транспортировке, хранению, обработке, переработке продукции, "бутылочные горлышки" в Новороссийске и Санкт-Петербурге.

Основные отрасли, которые могут позволить увеличить российский экспорт АПК - масложировая, пищевая и перерабатывающая, мясная, в меньшей степени рыбная (большинство водных биоресурсов, вылавливаемых российскими рыбаками, итак идет на экспорт, при этом текущие объемы вылова рекордные и очень сильно их увеличить будет сложно), аналогична ситуация с зерновыми.

Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Производство композитных материалов изо льна планируется открыть в Глазове. В минсельхозе Удмуртии отказались назвать имя частного инвестора, который готов взяться за проект, однако сообщили, что объемы производства составят 4 тыс. тонн в год. Представители льнозаводов ставят под сомнение успешность нового предприятия, ссылаясь на опыт прошлых проектов, которые не вышли на окупаемость по причине проблем с сырьем. По мнению экспертов, отрасль переживает не лучшие времена из-за проблем с капиталоемкостью, отсутствием надлежащего сырья, утратой квалифицированного персонала. При этом эксперты отмечают хороший экспортный потенциал композитных материалов и видят шанс для Удмуртии в выходе на новые рынки.
Лен причешут под композиты
В Удмуртии построят новый завод по переработке льна

Производство композитных материалов изо льна планируется открыть в Глазове. В минсельхозе Удмуртии отказались назвать имя частного инвестора, который готов взяться за проект, однако сообщили, что объемы производства составят 4 тыс. тонн в год. Представители льнозаводов ставят под сомнение успешность нового предприятия, ссылаясь на опыт прошлых проектов, которые не вышли на окупаемость по причине проблем с сырьем. По мнению экспертов, отрасль переживает не лучшие времена из-за проблем с капиталоемкостью, отсутствием надлежащего сырья, утратой квалифицированного персонала. При этом эксперты отмечают хороший экспортный потенциал композитных материалов и видят шанс для Удмуртии в выходе на новые рынки.
Завод по переработке льна в Глазове частный инвестор планирует построить в 2019 году. Предполагается, что объемы производства продукции составят 4 тыс. тонн в год. Об этом сообщила министр сельского хозяйства и продовольствия Удмуртии Ольга Абрамова. Однако госпожа Абрамова не стала разглашать имя инвестора. «Инвестор уже начал работу с мелкими предприятиями для создания кооперации. Удмуртия готова поддержать развитие материально-технической базы этого производства. Самая грязная первичная очистка предполагается на месте, после все будет уходить на новый завод по переработке льна», — добавила министр. На предприятии планируется использовать химическую очистку льна для производства готовой продукции — композитных материалов с волокнами льна.

По данным минсельхоза Удмуртии, в 2017 году площади сева льна в регионе составили 4,5 тыс. га, что достигает 10% от общероссийского объема посевов
В настоящее время лен возделывается в восьми районах, в основном в северной части Удмуртии. В их числе — Ярский, Юкаменский, Кезский, Дебесский, Игринский, Шарканский, Селтинский и Можгинский районы. В отрасли задействовано 16 льносеющих хозяйств, в числе которых десять льноперерабатывающих заводов. Предприятия отрасли занимаются первичной переработкой, производят длинное и короткое льноволокно, короткое волокно в ленте, крученые изделия — веревка, шпагат, льноватин.

В минсельхозе характеризуют Удмуртию как один из лучших регионов для выращивания льна-долгунца с точки зрения климатических условий. «Лен-долгунец любит влажность и умеренную прохладу. Удмуртские льноводы сохраняют потенциал возделывания и переработки этой культуры», — поясняют в ведомстве.

Несколько региональных производителей длинного и короткого льняного волокна — ООО «Кезпромлен», ООО «Кезский льнозавод», ООО «Шарканский льнозавод», СПК «Луч» — вошли в этом году в кластер по переработке льна
В беседе с "Ъ-Удмуртия" участники кластера поставили под сомнение успешность нового завода по переработке льна в Глазове, ссылаясь на опыт прошлых проектов. «Сегодня в Зуре простаивает комбинат с веревочным цехом. Есть нехватка в качественных веревках. Закрылись по какой причине? Год был неурожайный, сырья заготовили мало. А ведь ставили планы, что будут закупать сырье в республике, у других производителей. Только ни одной тонны не купили у нас. Своего сырья не стало, и они закрылись»,— рассказал директор ООО «Кезский льнозавод» Александр Урасинов. В отрасли, по словам собеседника, необходимо оперативно решать проблему ввоза конкурирующей продукции — джута. «У нас раньше продукцию брал Пермский край. Однако сейчас пермские предприятия перешли на джут. Это не наше производство, его везут из-за заграницы, а свой лен лежит на складах. Отсюда цепочка проблем идет дальше. Зарплаты нет, хорошие люди уходят. Хотя бы на первом этапе решить этот вопрос с джутом, чтобы на внутренние рынки шло свое волокно»,— добавил Александр Урасинов. Сегодня цены на длинное волокно находятся в интервале 95-105 руб. за кг, цены на короткое волокно на уровне 30-35 руб. за кг. Джутовое волокно продается по цене от 100 руб. за рулон в зависимости от объема.

«Со льном давно работаю, и видел очень много подобных игроков, которые полагают, что раз-два — и в дамках. Слушал выступление на Дне Поля, в котором рассказывалось о планах по созданию на окраине Глазова завода. Посмотрел суммы инвестиций — более 1 млрд руб. Срок окупаемости — от четырех до шести лет. Это исключено. Язык у выступающего "не льняной", человек со стороны. Это лично мое мнение»,— отметил в беседе с "Ъ-Удмуртия" директор ООО «Шарканский льнозавод» Николай Коровкин. Он считает, что сегодня в отрасли в первую очередь необходимо решать вопросы нехватки кадров и изношенности оборудования. «Белоруссия, Франция и Бельгия работают на импортной технике. Мы лен теребим своими льнокомбайнами ЛК-4 еще 70-го года выпуска».

Но сегодня, чтобы перейти на импортную технику, надо менять всю технологию, налаженную годами. Модернизация оборудования будет сейчас непосильна для хозяйства. Однорядная теребильная установка стоит 9 млн рублей, оборачиватель — от 10 до 12 млн рублей. На наш объем посевной площади 800 га надо две-три теребильные установки и два-три оборачивателя»,— рассказал господин Коровкин.

Руководитель льнозавода отметил, что только 10% короткого волокна его компания реализуется внутри Удмуртии, основной объем продукции идет в другие регионы — Ивановскую и Костромскую области.

По словам экспертов, переработка льна в России и в регионах переживает в настоящий момент «тяжелые времена». «Рентабельность выращивания льна-долгунца крайне мала, вплоть до отрицательных значений, площади посевов стабильно снижаются последние пять лет, качество выращиваемого льна довольно низкое, урожайность невысокая, вследствие чего переработчики льна в России не имеют достаточного по количеству и качеству сырья»,— сообщил Максим Никиточкин, руководитель проектов практики АПК АО «НЭО Центр». По его оценкам, основными барьерами для развития отрасли являются капиталоемкость, отсутствие надлежащего сырья, утрата квалифицированного персонала, неочевидные перспективы сбыта.

Продукция из переработанного льна может быть востребовано в разных отраслях. По словам промышленного эксперта Леонида Хазанова, композиты с волокнами льна могут быть использованы для производства усиленных конструкционных материалов и деталей — тормозных колодок автомобилей, вкладышей, уплотнителей. «Сегодня в мировом машиностроении ведутся серьезные разработки по внедрению льносодержащих композитов и у Удмуртии есть хорошие возможности поучаствовать в этом процессе с выгодой для своего агропромышленного комплекса»,— считает господин Хазанов.

Однако интенсивное развитие льноводства в стране, по словам эксперта, сдерживается проблемами, связанными с выращиванием льна, ориентацией текстильной промышленности на использование хлопка в качестве сырья, закрытием в минувшие десятилетия многих льнозаводов в регионе
Потребителями композитов с льняным волокном, по мнению экспертов ГК «Белый Фрегат», могут стать компании из спортивной и военно-промышленной сфер, продукцию также можно использовать для изготовления домашнего и любого другого инвентаря гражданского и оборонного значения. «Потенциал для выхода на российский рынок с данной продукцией есть. Налаженное и развивающееся производство льна, позволяющее обеспечить импортозамещение хлопка, — одна из приоритетных экономических задач для современной России»,— сообщают в пресс-службе компании.

Максим Ниточкин также считает, что в случае успешного запуска завода Удмуртия располагает шансом выйти на зарубежный рынок композитных материалов из льняного волокна. Продукция обладает хорошим экспортным потенциалом. «Данная продукция пользуется спросом в развитых западных странах вследствие своей экологичности и практически не пользуется спросом в России. 98% нетканых материалов в нашей стране производится из химических нитей, а не из натуральных (хлопок, лен), поскольку при такой технологии производства стоимость материалов оказывается в 2-5 раз ниже, чем из натуральных нитей»,— отметил собеседник. «Для реализации экспортного потенциала необходима организация инновационного технологического процесса для получения низкой себестоимости, иначе будет трудно конкурировать с Китаем, уже построившим несколько аналогичных заводов»,— добавил эксперт.
Елена Варламова, Руководитель проектов, Оценка
Холдинг «Продимекс» Игоря Худокормова продолжает консолидировать земельные активы в Воронежской области. Группа «Талекс» Алексея Тотунова передала холдингу 13 тыс. га пашни для погашения около 500 млн руб. долга перед Сбербанком и ВТБ. Вопреки первоначальным планам в сделку не вошли молочный комплекс и мясное поголовье «Талекса». В результате «Продимекс» получил наиболее ценные активы группы с дисконтом, считают эксперты.
«Талекс» остался с коровами
«Продимекс» получил только земельные активы группы

Группе компаний «Талекс», прославившейся массовым падежом скота в Воронежской области, региональные власти рекомендовали полностью отказаться от разведения животных. Об этом рассказал курирующий АПК вице-премьер облправительства Анатолий Спиваков. Глава «Талекса» Алексей Тотунов согласился с властями, но заявил, что это «его собственное решение». Эксперты считают, что массовый падеж скота бьет по репутации не только региона, но и отрасли в целом.

Как рассказал „Ъ" господин Спиваков, в облправительстве «считают, что Алексей Тотунов должен продать весь свой скот в регионе». «Это единственно возможный выход. Тотунову нужно или перейти в те сферы бизнеса, где он имеет успешный опыт, или уйти из региона. А для его стада нужен новый эффективный собственник, деятельность которого не наносила бы ущерба имиджу области», — пояснил господин Спиваков. Ранее в ходе отчета перед депутатами облдумы он высказывался еще более критично: «В регионе успешно действует мясной кластер, производство высококачественного мяса растет. Но в яблоке есть червоточинка: одна из двухсот компаний дискредитирует всю работу других производителей и деятельность губернатора. Этот урок должен пойти впрок всем».

Скандал с падежом скота на площадке ООО «Таурус» в Грибановском районе разразился в конце декабря 2014 года. Тогда в СМИ появилась информация от жителей села Власовка об обнаружении многочисленных трупов животных в окрестностях населенного пункта. После этого губернатор Алексей Гордеев призвал департамент аграрной политики «принять соответствующие меры» вплоть до передачи скота «добросовестному собственнику». 16 января при участии департамента была достигнута договоренность о приобретении части площадок и скота «Талекса» ООО «Заречное» Сергея Ниценко (реализует крупнейший животноводческий проект в регионе, рассчитанный на содержание 22 тыс. голов). К рассмотрению ситуации подключились ОНФ, Минсельхоз и прокуратура. Точное количество павших животных до сих пор неизвестно: их число называлось от нескольких десятков до «полутора тысяч» (по данным ОНФ), источники „Ъ" называют цифру в 300–400 голов. В январе прокуратура Грибановского района возбудила в отношении компании административные дела по факту падежа 12 голов еще в 2014 году. А в конце марта в районном ОМВД было возбуждено уголовное дело по факту жестокого обращения с животными, повлекшего их гибель (ч. 1 ст. 245 УК РФ, до шести месяцев ареста).

Сам господин Тотунов вчера заявил „Ъ", что продажа всего скота «Талекса» в Воронежской области — «его собственное решение». «Это сложный бизнес, и у нас он не очень получился. Зимой мы испытывали сложности с кормами из-за нехватки сена, которое в холодные период никто из крупных производителей нам не продал. Свою роль сыграл и отрицательный пиар в СМИ. Теперь мы сосредоточимся на реконструкции сгоревшего Верхнехавского мясокомбината, которым в дальнейшем намерены управлять без участия сторонних инвесторов», — рассказал господин Тотунов. По его словам, сейчас ведутся переговоры о продаже оставшегося скота (около 1,7 тыс. голов, из них 690 — в Грибановском районе) и площадок содержания в Аннинском и Грибановском районах: «В проект было вложено около 700 млн руб., а получить мы рассчитываем порядка 100 млн руб. Переговоры с Сергеем Ниценко продолжаются. Пока не разрешен вопрос обеспечения кормами — мы используем пастбищный выпас, а Ниценко работает с более дорогими фидлотами. Также решается вопрос, отдадим ли мы прямо сейчас ослабленный скот или чуть позже — восстановившийся после зимы». Сколько животных пало в ООО «Таурус», господин Тотунов уточнить отказался. В «Заречном» вчера не ответили на вопросы „Ъ". Ранее господин Ниценко отмечал, что в планы компании изначально «не входило приобретение скота «Талекса».

«Позицию облправительства можно понять. Если инвестор не зарекомендовал себя как профессионал, не смог наладить должный уход за животными, то ему не место в отрасли, — полагает гендиректор Национального союза производителей говядины Денис Черкесов. — Своими действиями такой производитель создает негативное реноме не только для региональных властей, но и для отрасли в целом. Когда люди видят массовый падеж скота в одной компании, они начинают задаваться вопросами о неэффективности господдержки. Если у одной из ста компаний массово гибнет скот, то такому инвестору не стоит заниматься мясным животноводством ни в Воронежской области, ни в любом другом регионе России».
Алексей Ефанов, Партнер, Инжиниринг
Началось движение транспорта по путепроводу на перегоне Таммисуо — Гвардейское в Выборгском районе. Всего к концу года власти региона хотят ввести в эксплуатацию три путепровода-долгостроя в Выборгском районе и Гатчине, построенных с привлечением федеральных средств. В ближайшее время подобных проектов с участием РЖД в области не планируется. Эксперты считают, что не все инфраструктурные проблемы, связанные с организацией движения поездов и автомобилей, решены в Ленобласти, а некоторые виадуки можно было бы сделать платными.
Путепровод-долгострой запустили в Выборге
Финское направление разгрузили путепроводами

Началось движение транспорта по путепроводу на перегоне Таммисуо — Гвардейское в Выборгском районе. Всего к концу года власти региона хотят ввести в эксплуатацию три путепровода-долгостроя в Выборгском районе и Гатчине, построенных с привлечением федеральных средств. В ближайшее время подобных проектов с участием РЖД в области не планируется. Эксперты считают, что не все инфраструктурные проблемы, связанные с организацией движения поездов и автомобилей, решены в Ленобласти, а некоторые виадуки можно было бы сделать платными.

Как сообщает дорожный комитет Ленинградской области, перегон Таммисуо — Гвардейское стал последним из трех путепроводов, построенных регионом на перегоне Выборг — Каменногорск с участием денег из федерального бюджета. Еще один путепровод должны сдать в Гатчине — сейчас идет получение всего пакета разрешительной документации. Эти объекты вошли в соглашение о совместном проектировании и строительстве путепроводов, расположенных на пути следования скоростных поездов. Документ был подписан Федеральным дорожным агентством, РЖД и правительством Ленобласти. Стройка проходила на условиях софинансирования: 20% вкладывали РЖД, а по 40% — федеральный и региональный бюджеты.

Проекты всех объектов разрабатывало АО "РЖД". С 2015 года шли судебные процедуры с собственниками земель, чьи территории вошли в створы дорог. Оказалось, что при разработке проектной документации железнодорожники не учли эти моменты, поэтому получение пакета разрешительных документов затянулось на несколько лет.
"Проекты, которые область получила от РЖД, пришлось корректировать, параллельно участвуя в судебных заседаниях по оценке земли. Все эти факторы, конечно, повлияли на скорость возведения виадуков",— отметил глава дорожного комитета Ленобласти Юрий Запалатский.

На строительство четырех областных путепроводов было выделено 3,5 млрд рублей, из них Ленобласть вложила 1,5 млрд рублей. Подрядчиком работ на участке Таммисуо — Гвардейское и путепровода в Гатчине выступило ЗАО "Пилон", стоимость контракта составила 919,8 млн и 985,4 млн рублей. Подряд на строительство путепровода участка Выборг — Каменногорск выполнило ЗАО "АБЗ — Дорстрой", стоимость контракта — 726,2 млн рублей. Строительством виадука на перегоне Выборг — Таммисуо занялось ООО "Дортекс", стоимость работ составила 886,1 млн рублей.

По мнению эксперта МОО "Город и транспорт" Владимира Валдина, с введением в эксплуатацию четырех путепроводов Ленобласть решит большинство проблем, связанных с прохождением высокоскоростных поездов.

"Для региона железнодорожные переезды, по которым проходят "Сапсаны" и "Аллегро", не так проблематичны, как для Тверской области, где один из населенных пунктов просто оказался разрезанным на две части железнодорожной веткой,— считает господин Валдин.— Но при формировании следующего этапа программы по строительству виадуков в Ленобласти нужно учесть еще и небольшие населенные пункты, движение в которых также страдает от закрытия перегонов".

Владимир Валдин напомнил о планах по строительству путепровода над участком железной дороги Рощино — Каннельярви в Выборгском районе, который также затрагивает путь следования "Аллегро". Несколько лет назад он активно обсуждался, но дело пока не сдвинулось в мертвой точки. Два года назад в районе станции начались работы, однако через несколько месяцев они были свернуты, технику убрали. В пресс-службе Октябрьской железной дороги корреспонденту "Ъ" ответили, что не располагают информацией по данному объекту и не могут сказать, на какой стадии он сейчас находится.

"Конечно, введение сразу четырех путепроводов в Ленобласти — это здорово. Но явно недостаточно,— заявляет директор Ассоциации предприятий дорожного комплекса Санкт-Петербурга Юрий Агафонов.— Некоторое время назад обсуждался проект, где называлось девять таких точек на дорожной карте региона. Нужно понимать, что появление виадука — это вопрос безопасности дорожного движения прежде всего, а потом уже речь идет о загруженности участков дорог".

Партнер практики "Инжиниринг" АО "НЭО Центр" Алексей Ефанов считает, что для РЖД строительство путепроводов является скорее обременением, чем необходимостью.

"Учитывая большую потребность в путепроводах и существенные капиталовложения в их строительство, целесообразно делать их платными (при наличии альтернативного проезда) и привлекать в эти проекты частных инвесторов,— говорит он.— Сложность состоит в том, что пока всех отпугивает неясность в прогнозировании спроса и окупаемости таких проектов. Однако уже существуют модели, позволяющие прогнозировать такой трафик и выбирать место строительства".

По информации областного дорожного комитета, в ближайшее время проектов, связанных с участием РЖД и Минтранса, по строительству путепроводов не запланировано. Сейчас проведены общественные слушания по строительству виадука в районе станции Мельничный Ручей во Всеволожске. Стоимость стройки составляет 1,5 млрд рублей, деньги будут выделены из бюджета региона, срок выполнения работ рассчитан до конца 2022 года.

Екатерина Михалева, Руководитель проектов, АПК
Группа «Черкизово», крупнейший в России производитель мяса, согласно рейтингу «Агроинвестора», сообщает, что намерена купить 75% петербургского холдинга «Самсон — продукты питания» (СПП). Сумма сделки не раскрывается. Речь идет о стратегическом партнерстве, уточняют стороны. После того, как сделку одобрит ФАС, СПП продолжит самостоятельно осуществлять операционную деятельность. Менеджмент компании не меняется.
«Черкизово» покупает 75% мясокомбината в Северо-Западном округе
Стратегическое партнерство позволит холдингу усилить свои позиции в регионе

Группа «Черкизово», крупнейший в России производитель мяса, согласно рейтингу «Агроинвестора», сообщает, что намерена купить 75% петербургского холдинга «Самсон — продукты питания» (СПП). Сумма сделки не раскрывается. Речь идет о стратегическом партнерстве, уточняют стороны. После того, как сделку одобрит ФАС, СПП продолжит самостоятельно осуществлять операционную деятельность. Менеджмент компании не меняется.

По данным kartoteka.ru, 99,99% АО «Самсон — продукты питания» принадлежит Montego Bay Ventures Ltd. (Виргинские британские острова). СПП зарегистрировано в 2013 году в Санкт-Петербурге, уставной капитал составляет около 168,3 млн руб. Основной вид деятельности компании — производство охлажденного мяса. Правопредшественником СПП была «Северо-Западная мясная компания». СПП владеет 100% компаний «Свежий продукт», «М-Комплекс» и «Мясокомбинат Всеволжский». В 2017 году выручка группы превысила 3,9 млрд руб., по итогам первого полугодия 2018-го — 2,3 млрд руб. Объем продаж в физическом выражении в прошлом году достиг почти 17,6 тыс. т.

Сейчас предприятие производит фарши, бифштексы, фрикадельки, шницели из охлажденного мяса под брендом «Самсон». По собственной оценке, группа занимает 41% в сегменте «фарши и продукты мясопереработки» в розничных сетях Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Ранее под маркой «Самсон» выпускал продукцию одноименный мясокомбинат, который был вторым по величине предприятием отрасли в СССР. Кроме полуфабрикатов в его линейке были колбасные изделия, мясные консервы и др. В 2000 году комбинат был признан банкротом.

Более 90% продаж СПП приходится на рынок Санкт-Петербурга и СЗФО. Сделка позволит компании расширить географию сбыта, а также получить доступ к сырьевой базе и профессиональной экспертизе крупнейшего в России производителя мяса. «Черкизово» благодаря этому партнерству рассчитывает усилить свои позиции в Санкт-Петербурге и Северо-Западном округе. Сейчас, по ее оценке, на долю марки «Петелинка» приходится 29% продаж брендированного мяса бройлера в крупнейших розничных сетях СЗФО. Бренд «Пава-пава» занимает 53% продаж в сегменте мяса индейки, бренд «Черкизово»- 8% рынка брендированной свинины. При этом со своей продукцией холдинг вышел в округ лишь в 2017 году, говорится в его сообщении.

«Данная сделка отвечает стратегии развития группы, — отмечает гендиректор «Черкизово» Сергей Михайлов. — Все составляющие бренда «Самсон» - натуральность, свежесть, ориентация на здоровое питание — полностью соответствуют ценностям «Черкизово». Кроме того, сделка позволит расширить портфель брендированной продукции с высокой добавленной стоимостью». Ранее холдинг сообщал, что к 2020 году планирует увеличить долю такой продукции (разделанное мясо в потребительской упаковке, котлеты, фрикадельки, шашлыки, маринованные продукты для запекания и проч.) в структуре выручки с 60% до 80%. «Мы давно стали национальным чемпионом в производстве мяса. Теперь мы будем увеличивать количество «нишевых» высокомаржинальных сегментов», — говорил Михайлов «Агроинвестору».

«Консервативная оценка стоимости «Самсона» без погашения долгов составляет около 0,5-0,8 млрд руб.», — отмечает аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. При этом он обращает внимание на чрезмерную долговую нагрузку самого «Черкизово»: чистый долг составляет 51 млрд руб. при годовой EBITDA всего 14 млрд руб. «Вряд ли активные M&A будут способствовать снижению рисков бизнеса», — комментирует он. Тем не менее, Нигматуллин считает, что структура сделки выглядит логично — приобретаются не только производственные мощности, но и бренд, имеющий долю рынка.

Руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Екатерина Михалева оценивает 75% пакета акций «Самсона» на уровне 200-250 млн руб. с учетом долговой нагрузки компании. «Для «Черкизово» это хороший шаг для расширения сбыта сырья — охлажденного мяса, с сохранением бизнеса «Самсона». Последнему партнерство с «Черкизово» позволит увеличить представленность своих торговых марок не только в СЗФО, но и в других регионах», — говорит она

Группа «Черкизово» - крупнейший в России производитель мясной продукции. В состав холдинга входит восемь птицеводческих комплексов полного цикла, 16 свинокомплексов, шесть мясоперерабатывающих предприятий, а также восемь комбикормовых заводов и более 287 тыс. га сельхозземель. Консолидированная выручка компании по итогам 2017 года составила 90,5 млрд руб.

Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
«Агрокомплекс» им. Н. Ткачева начинает экспортные поставки куриной продукции во Вьетнам. Об этом сообщил РБК начальник отдела пограничного ветеринарного контроля управления Россельхознадзора по Краснодарскому краю и Адыгее Мурад Мурадян. По его словам, агрохолдинг станет поставщиком ООО «Злаковек-Юг», осуществляющего деятельность по хранению и реализации продукции, подконтрольной госветнадзору.
«Агрокомплекс» им. Ткачева поставит субпродукты во Вьетнам
На первом этапе объем экспорта составит 40 тонн в месяц

«Агрокомплекс» им. Н. Ткачева начинает экспортные поставки куриной продукции во Вьетнам. Об этом сообщил РБК начальник отдела пограничного ветеринарного контроля управления Россельхознадзора по Краснодарскому краю и Адыгее Мурад Мурадян. По его словам, агрохолдинг станет поставщиком ООО «Злаковек-Юг», осуществляющего деятельность по хранению и реализации продукции, подконтрольной госветнадзору.

«У компании имеется контракт с контрагентом, находящимся во Вьетнаме, — рассказал Мурадян. — С целью соблюдения требований вьетнамской стороны и было проведено обследование В настоящее время «Злаковек-Юг» успешно прошло все необходимые процедуры». О проверке «Злаковек-Юга» управление Россельхознадзора по Краснодарскому краю и Адыгее сообщало 11 сентября. «В результате анализа данных Россельхознадзором, внесенных в ФГИС «Цербер», предприятию разрешен экспорт субпродуктов птичьих во Вьетнам», — говорилось в сообщении ведомства.

«Агрокомплекс», в свою очередь, выбран в качестве поставщика, так как продукция холдинга прошла аттестацию на соответствие условий для экспортных поставок во Вьетнам, указал Мурадян. О том, что «Агрокомплекс» намерен поставлять птицу и свинину в азиатские страны, сообщалось еще в конце 2016 года. Тогда на сайте по подбору персонала появилось объявление о поиске холдингом специалиста по сертификации, ответственного за аккредитацию продукции предприятия в Европе и Азии. После этого гендиректор агрокомплекса Евгений Хворостина подтвердил «Коммерсанту», что компания рассматривает «все возможности расширения сбыта», в том числе экспорт в Европу и Азию. По его словам, на эти рынки может начать поставляться вся линейка продуктов производителя.

Согласно данным kartoteka.ru, ООО «Злаковек-Юг» зарегистрировано в Краснодаре в октябре 2017 года. Основной вид деятельности — оптовая торговля пищевыми маслами и жирами. Единственным владельцем компании является ее гендиректор Талина Демченко. Она сообщила РБК, что на первоначальном этапе объем поставок «Агрокомплекса» во Вьетнам составит 40 т в месяц. Кроме того, отгружать продукцию в эту азиатскую страну будет торговая компания «Ресурс-Юг», объем его поставок — 120 т/месяц. «В настоящее время мы ищем еще партнеров и поставщиков, которые имеют вьетнамский экспортный номер. Их на самом деле не так много. В совокупности от всех партнеров мы рассчитываем на поставки в объеме 300 т в месяц», — рассказала Демченко.

С начала года по 16 сентября Россия поставила за рубеж 154,6 тыс. т мяса, из них более 60% — 97,5 тыс. т — пришлось на птицу, следует из публикуемых Минсельхозом оперативных данных ФТС. По сравнению с аналогичным периодом 2017-го отгрузки мяса птицы за рубеж увеличились на 23,1 тыс. т или на 31%. По итогам января-июня этого года крупнейшим покупателем российского мяса птицы стала Украина с долей 29% в стоимостном выражении, на втором месте Вьетнам (25%), на третьем Казахстан (17%).

Несмотря на то, что Вьетнам входит в топ-3 покупателей, в данный момент Россия занимает только 9% вьетнамского импорта в соответствующей категории, отмечает руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин. «Объем импорта мяса кур во Вьетнам — $358 млн, то есть существует достаточный потенциал для наращивания российского экспорта в эту страну», — сказал «Агроинвестору» Никиточкин. В то же время в целом роль мяса птицы в работе по увеличению агроэкспорта до $45 млрд к 2024 году относительно невелика, полагает эксперт. «За последние годы поставки российского мяса птицы выросли с $60 до $167 млн, что произошло в первую очередь благодаря выходу на рынки Вьетнама и Украины. Если удастся повторить подобный успех в нескольких других странах, то прирост экспорта мяса кур может составить 100-$300 млн, что является совсем небольшой частью целевого прироста экспорта ($25 млрд)», — подсчитал Никиточкин. По итогам 2017 года из России было экспортировано агропродукции на $20,7 млрд.

«Агрокомплекс» им. Н. Ткачева принадлежит семье министра сельского хозяйства Александра Ткачева и занимает 10-е место в составленном «Агроинвестором» рейтинге крупнейших российских производителей мяса. В 2017-м, по данным Росптицесоюза, «Агрокомплекс»стал шестым производителем мяса бройлера в стране (278 тыс. т в живом весе). Кроме птицеводства компания занимается растениеводством, мясным и молочным скотоводством, переработкой продукции и продажей через собственную торговую сеть. Выручка компании по итогам 2017 года составила 46,7 млрд руб., чистый убыток — 2,1 млрд руб. До 90% всей выручки приходится на Краснодарский край.

Геннадий Степушкин, Руководитель проектов, Стратегия и операционная эффективность
Развитие инфраструктуры – один из лейтмотивов новых майских указов президента. Правительству РФ в ближайшие 6 лет предстоит запустить ряд глобальных инфраструктурных проектов, в том числе в рамках развития топливно-энергетического комплекса (ТЭК). Но денег традиционно не хватает. Как отмечается в аналитическом исследовании INFRAONE Research «Проектное финансирование. Поствыборная инфраструктура России», маловероятно, что властям удастся найти достаточно средств, чтобы самостоятельно покрыть минимальную потребность в 2,3 трлн руб. Чтобы решить инфраструктурные проблемы, России приходится привлекать инвестиции из квазигосударственных, частных и внешних источников (государственно-частное партнерство, ГЧП). Однако в проекты ТЭК инвесторы заходить пока не торопятся.
Когда дело – труба
России приходится привлекать инвестиции из квазигосударственных, частных и внешних источников для решения инфраструктурных проблем

Развитие инфраструктуры – один из лейтмотивов новых майских указов президента. Правительству РФ в ближайшие 6 лет предстоит запустить ряд глобальных инфраструктурных проектов, в том числе в рамках развития топливно-энергетического комплекса (ТЭК). Но денег традиционно не хватает. Как отмечается в аналитическом исследовании INFRAONE Research «Проектное финансирование. Поствыборная инфраструктура России», маловероятно, что властям удастся найти достаточно средств, чтобы самостоятельно покрыть минимальную потребность в 2,3 трлн руб. Чтобы решить инфраструктурные проблемы, России приходится привлекать инвестиции из квазигосударственных, частных и внешних источников (государственно-частное партнерство, ГЧП). Однако в проекты ТЭК инвесторы заходить пока не торопятся.

Трубопроводный транспорт недооценен

Строительство магистральных нефте- и газопроводов осуществляют их владельцы – крупные госмонополии, которым пока не особо интересны концессионные соглашения (одна из форм ГЧП). Объема инвестиционных программ таких компаний и так хватает. Например, в 2018 г. объем инвестпрограммы «Газпрома» составляет почти 1,5 трлн руб., а «Транснефти» – 56,3 млрд руб.

Кроме того, участие в трубопроводных концессиях не очень удобно с точки зрения дальнейших имущественных прав.

Согласно законодательству, построенный концессионером трубопровод со временем должен перейти в собственность концедента, которым эти компании стать не могут в силу юридических ограничений.

Но проекты могут появиться на отводах и в распределительных сетях, не являющихся стратегически значимыми. Например, если частный инвестор и регион хотят строить предприятие по переработке нефти или газа, субъект может выступить концедентом, а трубопровод может быть построен за счет концессионера.

Эксперты INFRAONE Research полагают, что концессии в трубопроводном транспорте в ближайшие годы по-прежнему будут недооценены крупными инвесторами; не исключено, что ситуация изменится, когда денег сфере перестанет хватать. Проекты строительства объектов газоснабжения на отводах от магистральных трубопроводов если и появятся, то, по всей вероятности, не будут массовыми.

Впрочем, даже самые крупные программы газификации регионов не предполагают трат более 1-2 млрд руб. в год на эти цели. К примеру, в ближайшие 5-6 лет 6 млрд руб. планирует выделить из своего бюджета Ленинградская область, но чаще всего ежегодные инвестиции отдельного региона в эту сферу исчисляются сотнями миллионов. Таким образом, стоимость проекта даже на длительный срок (10-15 лет) вряд ли превысит 10 млрд руб.

Опытных инвесторов и финансовые институты пока интересует более крупный сегмент рынка, где только капитальные затраты в первые 3-4 года составляют не менее 4-6 млрд руб. Они вряд ли придут в сложный с точки зрения структурирования проекта сегмент газификации на горизонте 2-3 лет.

«В трубопроводном транспорте сложно ожидать большого количества ГЧП-проектов. В этом сегменте сейчас либо работает монополист (магистральные трубопроводы), либо инвесторы строят объекты для себя, например, вблизи нефтегазовых месторождений. Привлечение инвестиций здесь также возможно на принципах проектного финансирования с долгосрочным off-take-контрактом, ГЧП не является для этого обязательным условием»,
– комментирует Сергей Игнатущенко, заместитель директора Отдела инвестиций и рынков капитала компании KPMG.

Концессии в сетях уже есть

Общий объем долгосрочных инвестиционных программ «Россетей» и ФСК ЕЭС на 2016-2020 гг. составляет 1,2 трлн руб. Более 70% средств будут направлены в модернизацию и развитие основных фондов. В преимущественном положении при ремонтах и строительстве оказываются магистральные сети и наиболее важные распределительные; меньшие финансируются в порядке убывания значимости. В силу дефицита финансирования здесь больше шансов привлечь частного инвестора.

С 2012 г. реализуется соглашение между администрацией Владимира и Владимирской областной электросетевой компанией, которая занялась развитием и модернизацией электросетевого хозяйства города. На момент заключения концессии общий износ сетей составлял 66%; к 2020 г. концессионер должен снизить этот показатель до 45%. Инвестиции концессионера в сетевую инфраструктуру составляют более 4,75 млрд руб., срок соглашения – 25 лет.

По мнению экспертов INFRAONE Research, концессионные проекты будут и дальше появляться на локальных сетевых объектах, которые могли не попасть в инвестпрограмму монополии. Перспективен также рынок подключения крупных потребителей в промышленности и сельском хозяйстве.

По оценке аналитиков, «на столе» в сетевом хозяйстве находится 12-15 проектов, однако шансы на реализацию в 2018-2019 гг. высоки лишь у двух-трех.

Одновременно с этим, по оценкам Национального центра государственно-частного партнерства, в 2019 г. непокрытая потребность в инвестициях в развитие коммунально-энергетической инфраструктуры составит 300 млрд руб. при условии, что программные расходы на развитие отрасли на 2019 г. запланированы в объеме 41,1 млрд руб. Потенциал покрытия потребностей в отраслевых инвестициях через механизмы ГЧП эксперты оценивают на уровне 120 млрд руб.

Сергей Миславский, генеральный директор консалтинговой компании «Сервис ВМФ», дополняет, что в настоящее время большинство проектов энергетической отрасли, заявленных в рамках ГЧП с участием частных инвесторов, реализуется в коммунально-энергетической инфраструктуре на уровне муниципалитетов. Они имеют больше признаков поддержки инвесторов со стороны государства, чем соглашений ГЧП.

«В сетевой электроэнергетике стимулом для использования ГЧП вряд ли будут структурные изменения рынка или технологические усовершенствования. Скорее причиной востребованности станет дефицит инвестиционных ресурсов сетевых компаний. Для ряда капиталоемких проектов может стать актуальным привлечение внешнего финансирования через механизм ГЧП, т. е. в качестве вынужденной меры», – комментирует Моисей Фурщик, управляющий партнер ООО «Финансовый и организационный консалтинг» (ФОК).

Игнатущенко отмечает, что ГЧП в сетевом комплексе могут дать дополнительную уверенность инвесторам, став компромиссным решением между желанием сохранить определенный уровень госконтроля и получить выгоды от привлечения частного капитала, такие как эффективность, снижение издержек, улучшение показателей качества и надежности. Для этого нужна политическая воля и запуск пилотных проектов.

ВИЭ – перспективный сегмент

Масштабы российской альтернативной энергетики пока скромны: ее доля составляет 0,5% всего объема мощностей и 0,06% вырабатываемой в стране энергии. Причина в том, что в единой энергосистеме ей трудно конкурировать по тарифам с традиционными производителями, в частности с ТЭС. Существующие проекты работают на субсидиях либо на специальных договорах о предоставлении мощности (ДПМ) для возобновляемых источников энергии. Они реализуются в основном в корпоративном секторе.

Концессии в альтернативной энергетике уже есть, но в изолированных энергосистемах.
С 2013 г. на острове Кунашир (Сахалинская область) в рамках такого соглашения модернизируют Менделеевскую геотермальную электростанцию. После ее запуска необходимость в дизельных источниках энергии и завозе топлива должна заметно уменьшиться.
На Чукотке с 2016 г. компания «Строй Инвест – Энергия» строит ветроэлектростанцию, причем концедент обязался закупать у концессионера всю произведенную энергию.

Аналитики INFRAONE Research полагают, что проекты «зеленой энергетики», вероятно, будут появляться и дальше. Заметно интереснее они станут, если в России появятся «зеленые облигации» и другие инструменты «зеленого финансирования».

Алексей Мальнев, генеральный директор Группы компаний «Юрэнерго», дополняет, что существует государственная политика, направленная на стимулирование использования ВИЭ. Ежегодно проводятся аукционы по реализации проектов строительства объектов генерации с использованием ВИЭ с господдержкой со сроком на 3-5 лет.

«Экономическая привлекательность и энергетическая политика РФ – вот два катализатора внедрения генерации с использованием ВИЭ. И не стоит забывать, что соглашения о концессии – это про государственное и муниципальное имущество и услугу, которую гарантирует государство», – отмечает Мальнев.

Фурщик отмечает, что причина неиспользования ГЧП в проектах ВИЭ заключается в отсутствии отработанных прибыльных бизнес-моделей. Но эта проблема вполне может решиться на горизонте 3-4 лет.

«Сегмент ВИЭ будет постепенно приближаться к рыночному формату. Будет снижаться себестоимость генерации, расти конкуренция, увеличиваться прогнозируемость бизнес-моделей, возникать разумный уровень рентабельности и т. д. В такой ситуации тематика ГЧП может стать вполне востребованной», – говорит он.

Игнатущенко считает, что сегмент ВИЭ развивается активно, уже есть инвесторы, в том числе компании с иностранным капиталом и крупные российские игроки. Привлечению инвестиций способствуют стабильные и понятные рыночные механизмы, прежде всего это ДПМ ВИЭ, которые, по сути, гарантируют инвесторам возврат капитала и доходность инвестиций.

Применение ГЧП в ВИЭ возможно, но это скорее будут отдельные проекты, которые в силу специфических причин не могут быть профинансированы в рамках текущей модели ДПМ ВИЭ.

Тамара Сафонова, доцент кафедры международной коммерции факультета ВШКУ РАНХиГС, считает, что ВИЭ – самый перспективный сегмент для частного предпринимательства. Международный опыт демонстрирует преобразование структуры нефтегазовых компаний в энергетические холдинги с включением сектора альтернативной энергетики. Так, BP развивает направление альтернативной энергетики на базе своего подразделения BP Alternative Energy, а Total занимает 2-е место в секторе солнечной энергетики. Российский нефтяной сектор также развивает возобновляемую энергетику – например, ЛУКОЙЛ и «Роснефть».

«Развитие новых энергетических сегментов бизнеса позволит максимально эффективно использовать имеющиеся у компаний ресурсы в условиях нестабильного рынка, адаптироваться к рыночным тенденциям и ожиданиям потребителей благодаря разнообразному ассортименту энергоресурсов», – комментирует Сафонова.

В свою очередь Геннадий Степушкин, руководитель проектов практики «Стратегия и операционная эффективность» АО «НЭО Центр», отмечает, что доступность энергоресурсов и климатические условия оказывают затормаживающий эффект на развитие ВИЭ в России и на текущий момент «зеленых проектов» единицы. Однако высокий научно-технологический потенциал, заинтересованность государства в развитии данного сектора и применение стимулирующих механизмов позволят дать толчок рынку ВИЭ и привлечению частных инвесторов.

До «частной» энергетики еще далеко

Эксперты отмечают, что отсутствие долгосрочных прогнозов при реализации крупномасштабных проектов – одна из основных проблем, которая отталкивает инвесторов. Это особенно актуально для таких направлений, как ВИЭ, суперсети и трубопроводы. Благоприятную среду для крупных инвестиций можно создать при условии наличия четкой и последовательной политики в данной области.

«Для повышения инвестиционной привлекательности необходима понятная инвестиционная стратегия, учитывающая долгосрочное и доходное развитие ТЭК в целом, его модернизацию и обновление при минимальных затратах», – говорит Мария Понаморева, старший юрист юридической фирмы «Стрим».

Карен Тер-Оганов, директор ООО «АТЕК-Энерго», дополняет, что отсутствие в стране надежных технологических партнеров с необходимым опытом работы и отсутствие значительной локализации производства необходимого технологического оборудования также тормозят приток инвестиций. К тому же государство не обеспечивает загрузку будущих

«В каждом сегменте, конечно, есть точечные проблемы нормативно-правового характера, которые нужно решать. Но основной вопрос в том, что при развитии ГЧП в энергетике необходимо учитывать сложившуюся рыночную практику, регулирование отрасли, целевую модель привлечения частных инвестиций», – говорит Игнатущенко.

Как отмечает Рае Квон Чунг, член Международного комитета по присуждению премии «Глобальная энергия», вопрос дискриминации иностранных инвесторов в России остается неурегулированным. Правовая защита концессий, разрешений и лицензий также имеет ключевое значение для стимулирования частных инвестиций.

«ГЧП в большей степени подходит для проектов именно в области ВИЭ. Но такие проекты во многих странах предоставлены частным компаниям. При получении соответствующих субсидий коммерческие организации будут заинтересованы в крупномасштабных проектах в этих областях и в России», – говорит Рае Квон Чунг.

Екатерина Григорьева, директор направления «Оценка и финансовый консалтинг» Группы компаний SRG, отмечает, что ГЧП для России – тема достаточно молодая. Формы и инструменты взаимодействия государства и бизнеса в настоящее время активно развиваются, становятся все более востребованными. По состоянию на начало 2018 г. приняты решения о реализации более 2600 проектов, из которых около 70% уже находятся на стадии реализации.

Однако, по ее словам, подготовка проектов с использованием механизмов ГЧП – это весьма трудоемкий и дорогостоящий процесс. Поэтому только совершенствование нормативно-правовой базы с учетом отраслевой специфики реализуемых проектов и эффективный диалог участников на всех этапах реализации проектов может повлиять на рост заинтересованности во вложение частных инвестиций.

По мнению Степушкина, инвесторы заинтересованы вкладывать капитал в те сферы экономики, где существует возможность генерировать денежный поток в краткосрочной перспективе.

«Проекты энергетической сферы менее приоритетны для инвесторов из-за масштаба, капиталоемкости, долгосрочного возврата инвестиций. Отсутствие широкого спектра инструментов привлечения денег, к примеру инфраструктурных облигаций, отрицательно сказывается на приходе в отрасль консервативных инвесторов. Энергетические проекты как долгосрочные инвестиции требуют долгосрочных гарантий денежного потока и различных способов защиты инвесторов со стороны государства. В энергетике таких механизмов недостаточно», – убежден эксперт.


Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
В 2018 году валовый сбор зерна в России будет почти на четверть ниже, чем в прошлом году, когда аграрии собрали рекордные за несколько десятилетий 135,4 млн тонн. В начале сентября Минсельхоз РФ подтвердил свой прогноз, согласно которому урожай зерновых и зернобовых культур составит 100-105 млн тонн, хотя в ведомстве не исключают, что в случае благоприятных погодных условий результат может быть несколько выше.
Цены на зерно на Юге продолжают расти
СНИЖЕНИЕ УРОЖАЯ ЗЕРНОВЫХ И ЗЕРНОБОБОВЫХ КУЛЬТУР И РЕЗКОЕ УВЕЛИЧЕНИЕ ОБЪЁМОВ ЭКСПОРТА ВЫЗЫВАЮТ НЕРВОЗНОСТЬ НА ВНУТРЕННЕМ РЫНКЕ. ОПАСЕНИЯ УЧАСТНИКОВ РЫНКА СВЯЗАНЫ С ТЕМ, ЧТО ВСЛЕДСТВИЕ РОСТА ВНУТРЕННИХ ЦЕН НА ЗЕРНО УВЕЛИЧИВАЕТСЯ СЕБЕСТОИМОСТЬ ПРОДУКТОВ ПЕРЕРАБОТКИ

Погода косит урожай

В 2018 году валовый сбор зерна в России будет почти на четверть ниже, чем в прошлом году, когда аграрии собрали рекордные за несколько десятилетий 135,4 млн тонн. В начале сентября Минсельхоз РФ подтвердил свой прогноз, согласно которому урожай зерновых и зернобовых культур составит 100-105 млн тонн, хотя в ведомстве не исключают, что в случае благоприятных погодных условий результат может быть несколько выше.

Аграриев подвела плохая погода: холодная весна стала причиной поздней посевной в Сибири и Урале, летняя засуха уничтожила большую часть посевов в Поволжье, а на Юге и Северном Кавказе, где выращивают основной объем зерна в стране, ситуацию усугубили ливни с градом и ураганный ветер. В попытке сберечь урожай в южных регионах раньше начали уборочную кампанию и намолотили уже 26,3 млн тонн зерна, убрав 84,8% посевной площади (по данным Минсельхоза РФ на 07.09.2018). Результат пока на 16% скромнее, чем в 2017 году (за аналогичный период прошлого года было собрано 31,4 млн тонн), однако причин для беспокойства, по мнению местных чиновников, нет.

«Ситуация на полях стабильная, уборка идёт в плановом режиме. Не исключено, что урожай будет ниже, чем в предыдущем году. Причины на это объективные – погодные условия нынешнего года – засуха не только атмосферная, но и почвенная, град – не могли не повлиять на агрокультуры. Но для Краснодарского края эти потери не критичны, зерна будет достаточно для обеспечения продбезопасности и экспортного потенциала», считает Андрей Коробка, заместитель губернатора Краснодарского края, курирующий отрасль АПК.
«В текущем году из-за последствий опасных погодных явлений — почвенной засухи и суховеев, которые отмечались в весенне-летний период на территории Волгоградской области, уборочная кампания идет по скорректированному графику. Изменения в него, вплоть до отдельных хозяйств, вносятся в зависимости от погодных условий. Валовой сбор прогнозируетсяв объеме 3,5 млн тонн, что соответствует плановым показателям», пояснили в комитете сельского хозяйства Волгоградской области.

В Ростовской области ожидают урожай на уровне 11 млн тонн, это примерно на 15% ниже, чем в 2017 году, когда в регионе собрали более 13 млн тонн зерна.

Экспорт бьёт рекорды

Погодные катаклизмы привели к снижению урожая не только в России, но и у других ведущих поставщиков зерна– странах Европейского союза, Австралии, Китае, Аргентине, США. В результате цены на мировой арене значительно выросли. Например, как подсчитали в консалтинговой компании «НЭО Центр»,международные цены на пшеницу только за август увеличились с 190 до 230 долларов США/т (FOB Новороссийск). Это подстегнуло экспорт зерна в нашей стране и рост цен на внутреннем рынке. По данным аналитического центра «СовЭкон», с 1 по 30 августа из страны вывезено 5,2 млн. т. зерновых и 4,5 млн т. пшеницы. Это абсолютный рекорд для месячного экспорта пшеницы и близкий к рекорду показатель общего экспорта. Предыдущий максимум был установлен в декабре 2017 года, когда было вывезено 4,2 млн т пшеницы. «Высокие темпы экспорта можно связать с выраженным ослаблением рубля в августе, ростом экспортных цен в предыдущие месяцы и ранним началом уборки, – прокомментировал директор «Совэкон» Андрей Сизов. – В итоге стоимость зерна выросла, причем рост цен начался именно на Юге. Это основной экспортный регион, поэтому он быстрее реагирует на изменение мировой конъюнктуры и девальвацию внутренней валюты в стране».

«Вследствие высоких международных цен многие производители стремятся реализовать свою продукцию не внутри страны, а на экспорт, особенно наиболее близкие к основным портам (а это, прежде всего, Новороссийск). В результате предложение зерна на юге России значительно упало, что и привело к росту цен, в том числе и в соседних регионах», – добавил руководитель проектов практики АПК АО «НЭО Центр» Максим Никиточкин.

Дефицита зерна не будет

Оба этих фактора – снижение урожая в России и резкое увеличение объемов экспорта, вызывают нервозность на рынке. Однако эксперты успокаивают: зерна хватит всем.

«В 2017 году валовой сбор зерна составил 135,4 млн тонн, но прошлый год был рекордным. Средний показатель за последние 10 лет – 99 млн тонн. Так что в 2018 году ожидается урожай выше среднего – на уровне 2014-2015 гг. и превосходящий объём внутреннего потребления примерно в 1,5 раза. Проблем с обеспечением нужд государства не ожидается, экспорт тоже останется значительным», считает Елена Майорова, к.э.н., доцент кафедры торговой политики РЭУ им. Г.В. Плеханова.

По словам Андрея Сизова, объем экспорта в текущем году сократится, но все равно останется значительным – 43,8 млн. тонн. Не видят предпосылок для введения экспортной пошлины или других ограничительных мер по поставкам зерна за рубеж и в Минсельхозе РФ. В начале сентября заместитель министра сельского хозяйства России Оксана Лут провела очередное совещание с крупнейшими российскими экспортерами зерна, на котором отметила, что «увеличение темпов экспорта не наблюдается и не прогнозируется в дальнейшем, поставки осуществляются компаниями в плановом режиме. Рынок зерна в настоящее время стабилен, а факторы, способные существенным образом повлиять на изменение баланса, отсутствуют». При этом ведомство рассматривает возможность реализации в 2018-2019 гг. 1,5 млн тонн зерна из интервенционного фонда, что будет дополнительно способствовать стабилизации цен и в целом окажет позитивное влияние на внутренний рынок.

«Жесткого дефицита зерна вряд ли стоит ожидать. Цены на него поднимутся, уже поднялись, в частности, на юге – из-за засушливой погоды в Волгограде, Ростове-на-Дону, Ставрополе, Крыму, отчасти - в Краснодаре. Однако в долгосрочной перспективе ситуация, думаю, будет скорее удовлетворительной», считает Тимур Гасиев, генеральный директор УК ГК «Белый Фрегат» (активы агрохолдинга расположены Орловской, Брянской и Волгоградской областях).

Насколько вырастут цены?

Опасения участников рынка вызывает тот факт, что вследствие роста внутренних цен на зерно увеличивается себестоимость продуктов переработки. В начале сентября ряд СМИ со ссылкой на газету «Известия» опубликовали мнение исполнительного директора ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрия Вострикова, по словам которого «к октябрю розничные цены на хлеб, произведенный из высокосортной пшеничной муки, могут увеличиться на 10%». В ответ Минсельхоз РФ заявил, «цены на хлеб и хлебобулочные изделия в России в 2018 году вырастут на 1,4%, никаких предпосылок для резкого роста нет», а ФАС и вовсе пригрозила выдать паникерам предупреждения по поводу подобных заявлений.

Резкая реакция госведомств вполне объяснима: население крайне негативно воспринимает новости о возможном росте цен на основные продукты питания.Но эксперты приводят свои доводы. Так по данным аналитического центра АГРО 24, в августе 2018 года мука подорожала на 1 рубль, а пшено — на 37%. «Как известно, чем выше урожай, тем ниже стоимость конечного продукта. Ценообразование хлеба и муки в рознице зависит от различных факторов: производственные издержки, логистические затраты и наценки торговых сетей. Также зерно дорожает из-за того, что изменился курс валюты и по прогнозу урожайность в этом году снизится», считает один из участников рынка, занимающийся продажей зерна оптом.

«Явных предпосылок к снижению цен в настоящее время не наблюдается, USDA прогнозирует низкий уровень производства зерна в данном году. Все вышеуказанные факторы привели к росту цен на продукцию переработки зерна, прежде всего, на комбикорма, затем на муку - примерно на 20% в августе к июню», соглашается Максим Никиточкин.

Аналитики рынка отмечают, что на себестоимость продуктов переработки, в том числе муки и хлебобулочных изделий, влияет целый ряд факторов, среди которых цены на зерно – далеко не основной.

В целом, эксперты сходятся во мнении, что роста цен на продукты переработки не избежать, однако прямой корреляции с динамикой увеличения стоимости самого зерна не усматривают.

Инна Гольфанд, Партнер, АПК
Недавно созданная ассоциация экспортеров муки анонсировала 300-процентный рост поставок муки на международные рынки. Таким образом мукомолы собираются решить главную проблему отрасли - хроническую недозагрузку мощностей.
Все перемелется
Мукомолы собрались наращивать мощности за счет внешних рынков

Неaдавно созданная ассоциация экспортеров муки анонсировала 300-процентный рост поставок муки на международные рынки. Таким образом мукомолы собираются решить главную проблему отрасли - хроническую недозагрузку мощностей.

Потребитель уходит

- В среднем мукомольные предприятия загружены на 60 процентов, - констатирует Елена Мамичева, член петербургского отделения "Деловой России", директор по развитию крупного мукомольного предприятия.

Эксперт объясняет это исторической конъюнктурой. В Петербурге, как и по всей стране, мелькомбинаты и мукомольные заводы имеют давнюю историю, они строились еще при СССР и учитывали тогдашние объемы потребления мучной продукции. Сегодня они падают. По оценкам минпромторга, если еще десять лет назад среднестатистический россиянин съедал 66 килограммов хлеба в год, то сейчас - 49. Главная причина изменений - потребительское поведение. Продовольственные рынки предлагают все новые группы товаров, и покупатели находят альтернативу бутербродам и макаронам.

Падение происходит плавно. По данным Росстата, с начала года производство хлебобулочных изделий упало на 2,7 процента, макаронов - на 3,4.

Причем, как говорит эксперт консалтинговой компании "НЭО Центр" Инна Гольфанд, на российском рынке наблюдается переизбыток муки из-за большого объема продукции "серых" мукомолов.

По оценкам Российского союза мукомольных и крупяных предприятий, доля неучтенной муки достигает 35 процентов. Ее производят на небольших мельницах, "серые" мукомолы не платят налоги, и их продукция оказывается дешевле легальной. Если для крупных хлебозавозаводов такая мука неинтересна из-за отсутствия необходимой документации, малых партий и нестабильных графиков поставки, то небольшие пекарни охотно приобретают нелегальную продукцию.

Рожь или пшеница?

На Северо-Западе влияет на рынок и импорт муки из Белоруссии. В основном оттуда поставляется ржаная мука, цены оказываются ниже, чем у российских производителей.
- В Белоруссии существуют инструменты поддержки местных производителей, что позволяет им обеспечивать низкие цены. Для отечественных предприятий это не очень хороший сигнал, посевные площади, выделяемые под рожь, снижаются. Производителям на фоне дешевого импорта просто невыгодно связываться с рожью. К тому же, даже внутри страны спрос на ржаную муку мал и нестабилен, - констатирует Елена Мамичева.

По оценкам Александра Волчека, руководителя торговой платформы АГРО24, производство ржи в России снизилось с 5-6 до 2,5 миллиона тонн. Но в сегменте пшеничной муки доминируют отечественные производители. Импортная мука оказывается в четыре раза дороже российской.Объемы производства муки в целом по стране падают.

Леонид Хазанов, промышленный эксперт, кандидат экономических наук, приводит пример: в 1990 году в стране произвели свыше 20 миллионов тонн муки, а в прошлом году - всего девять.

Естественно, мукомолы хотят найти потребителей на внешних рынках, тем более что российские производители зерна давно уже там правят бал. В прошлом году, когда был получен рекордный урожай пшеницы в 137 миллионов тонн, на экспорт ушло 52,4 миллиона тонн зерна. Объем экспорта муки составил 230 тысячи тонн.

Леонид Хазанов диспаритет экспорта из России зерна и муки объясняет действием целого комплекса факторов, среди которых - общее снижение объема производства муки, недозагрузка мощностей и нехватка современных мельниц.
- В России выращивают довольно немного пшеницы I-III классов (именно из нее получают муку для выпечки хлеба и кондитерских изделий), доминирует же в посевах пшеница IV, V (идет на изготовление макаронов) и VI (фураж) классов, - перечисляет эксперт.

Правда, по мнению Рината Резванова, регионоведа, специалиста в сфере исследований региональных социально-экономических и культурно-образовательных систем, российскую муку нигде особенно не ждут.

- Мукомольная продукция относится к изделиям с высокой добавленной стоимостью. Следовательно, со стороны импортеров есть куда больший интерес закупать дешевое первичное сырье, каковым и является в данном случае зерно, нежели продукт высокого передела, - считает Резванов.

Невыгодный экспорт

Четверть всей поставляемой на экспорт муки производится в Петербурге. Эксперты не видят в этом ничего удивительного: мукомольные мощности традиционно создаются не в местах производства, а в регионах, где проживают основные потребители. То, что Петербург экспортирует больше, чем, к примеру, Алтайский край, регион-житница, объясняется тем, что в Северной столице есть порт. Именно через этот канал идут основные поставки. Правда, экспорт муки в нынешних условиях не имеет высокой маржинальности, и это главный тормоз, который препятствует развитию всей отрасли в целом.

В ассоциации экспортеров муки полагают, что для повышения конкурентоспособности российской муки необходимы меры государ-ственной поддержки, аналогичные тем, что есть у производителей зерна: субсидирование перевозок, помощь с оформлением документов, страхование. Если помощь придет, то производители готовы через шесть лет нарастить поставки муки за рубеж до семи миллионов тонн.

- Проблема мукомолов не в том, что им нечего поставлять. Проблема в том, что они не проходят по ценовым критериям, в отличие от других стран-экспортеров, которые выигрывают в этом плане, - уверен Александр Волчек.

Цены на муку зависят от зерна. По словам Волчека, из-за мировой засухи многие страны потеряли значительную часть урожая, а то зерно, что удалось сохранить, не всегда хорошего качества. В результате цены на зерно на внешнем рынке выросли, и производители оперативно воспользовались сложившейся ситуацией еще до конца уборочной кампании. Если сравнивать объемы экспорта в середине сентября прошлого года с нынешними, то объемы поставок значительно возросли. В России в этом году планируется собрать порядка 105 миллионов тонн пшеницы, анонсируемый объем экспорта находится на уровне 35 миллионов тонн.
Ситуация на мировом рынке эхом отозвались на ценах в магазинах. По данным аналитического центра АГРО24, в сравнении с сентябрем 2017-го года минимальные цены на муку выросли на 20,7 процента.

Эксперты сходятся во мнении: несмотря на меньший урожай, муки хватит всем. Сейчас производители зерна не стоят перед дилеммой - вывести урожай на международный рынок или же поставить его мукомолам, чтобы уже они экспортировали свою продукцию. Объемы международных поставок муки слишком скромные, чтобы значительно повлиять на рынок зерна. Точно так же поставки муки за границу не влияют и на потребителя внутри страны. Тем не менее специалисты полагают, что наращивать экспорт крайне важно, ведь это не только позволит повысить налоговые платежи, но и оживит всю мукомольную отрасль. Однако внешние рынки не смогут в одночасье решить все проблемы отрасли, ведь основные потребители муки находятся внутри страны.
Владимир Ахапкин, Партнер, Инжиниринг
За последние несколько лет усилиями столичных властей в деле снижения административных барьеров строительная отрасль стала более прозрачной и ясной. Качественный скачок в упрощении и оптимизации документооборота стал возможен во многом благодаря внедрению электронного документооборота. Однако, по мнению застройщиков еще не все административные барьеры сняты и эту работу необходимо продолжить.
Москва борется со строительной бюрократией
За последние несколько лет усилиями столичных властей в деле снижения административных барьеров строительная отрасль стала более прозрачной и ясной. Качественный скачок в упрощении и оптимизации документооборота стал возможен во многом благодаря внедрению электронного документооборота. Однако, по мнению застройщиков еще не все административные барьеры сняты и эту работу необходимо продолжить.

Работа по упрощению порядка оформления градостроительной документации ведется уже не один год. Особое внимание уделяется переводу необходимых процедур в электронный вид. В настоящее время весь цикл строительного процесса можно оформлять и отслеживать онлайн. Это существенно сокращает сроки самого строительства и облегчает взаимодействие с контролирующими органами. Перевод в электронный вид стал возможен после того, как все услуги были регламентированы, то есть были установлены правила игры, понятные всем застройщикам. Согласно последнему опросу Всероссийского центра исследований общественного мнения (ВЦИОМ), подавляющее большинство застройщиков хорошо проинформированы о реформах в строительной отрасли и отслеживают изменения в правилах и порядках оформления всей разрешительной документации. Так, по итогам опросов, около 85% строительных компаний в курсе перевода основных услуг в строительной сфере Москвы в электронный вид. Причем, по словам руководителя ВЦИОМ Валерия Федорова, информированность руководителей строительных компаний и или их консультантов ежегодно растет – например в 2016 году только 56% опрошенных были осведомлены о работе московских властей по снижению административной нагрузки на строительные компании.

От хаоса к порядку

Оформление любой разрешительной документации, в том числе и в сфере строительства, всегда являлось больной темой для девелоперов и застройщиков. Еще двадцать лет назад застройщикам трудно было прогнозировать точные сроки оформления тех или иных документов, да и порядок их согласования был крайне запутан. На государственном уровне не было единых понятных регламентов. Прохождение всех инстанций могло затягиваться на годы, пронося инвесторам и девелоперам только убытки и головную боль. Скорое и успешное строительство было возможным благодаря "ручному режиму" и индивидуальным подходам к каждому проекту. К началу XXI века регламенты взаимоотношений бизнеса и власти стали совершенно непрозрачны и запутанны. По словам сопредседателя объединения "Деловая Россия" Андрея Назарова в те годы застройщикам иногда проще было отказаться от проекта, чем довести его реализацию до конца. "Только подготовка к строительству могла занимать от трех до пяти лет, а весь цикл возведения среднестатистического многоэтажного дома достигал порой в среднем восемь-десять лет и более. За это время мир менялся, экономика менялась, поэтому многие проекты оказывались убыточными, что кроме прочего обостряло и проблему обманутых дольщиков", - заявил А. Назаров.

По мере стабилизации ситуации в стране и улучшения общего экономического климата власти приступили и к наведению порядка в строительной сфере. Эта работа велась как на федеральном, так и на региональном уровне. В Москве, как одном из передовых регионов всей отрасли, к активной работе по регламентации административных процедур приступили в 2011 году. За прошедшие семь лет было сделано немало.

Результаты этой работы были отмечены зарубежными экспертами – Россия переместилась рейтинге Всемирного банка "Ведение бизнеса" по направлению "Получение разрешений на строительство" на 64 позиции – со 179 на 115 место.

Согласно данным рейтинга в столице России количество административных процедур, необходимых для строительства эталонного объекта (двухэтажный склад площадью до 1500 кв.м, подключаемый к сетям водоснабжения и водоотведения) сократилось за последние шесть лет более чем в 3 раза – с 48 до 15, а срок их прохождения уменьшился почти в 2 раза – с 452 до 230 дней. При этом финансовые затраты на прохождение процедур при возведении такого объекта сократились на четверть.

«Главное в произошедших изменениях даже не сокращение количества согласований, а их жесткая регламентация, - говорит партнер «НЭО Центр» Владимир Ахапкин. - Благодаря тому, что московское правительство сформировало четкий регламент и последовательность выполнения согласований, девелопер может с высокой степенью вероятности сказать, в какой срок будут получены все предусмотренные законодательством согласования». Это позволяет точнее планировать инвестиции в проект, делает более предсказуемым получение дохода, снижает издержки. «Сроки реализации строительных проектов от получения градостроительного плана земельного участка (ГПЗУ) до разрешения на ввод в эксплуатацию в зависимости от уникальности проекта, его местоположения и т.п. сократились от 10 до 30% - это экономит не менее 5% бюджета проекта», - говорит эксперт. С учетом того, что стоимость возведения среднестатистического 20-ти этажного дома составляет более миллиарда рублей, экономия оценивается в десятки миллионов рублей.

Навстречу бизнесу

Одним из знаковых решений властей стал полный запрет для чиновников требовать от заявителей документы, которые есть в наличии у других органов власти. Это существенно экономит застройщикам время, кадровые ресурсы, а в результате и бюджет всей стройки. Для этого был отлажен межведомственный электронный документооборот, что избавило девелоперов от обивания порогов многих ведомств. "Теперь для получения, например, ГПЗУ в рамках межведомственного взаимодействия чиновники сами получают большую часть документов, тогда как раньше заявителю приходилось обращаться во все инстанции самостоятельно", - говорит руководитель группы по комплексному развитию территорий отдела консультаций по недвижимости компании Ernst and Young Илья Сухарников.

Другим значимым достижением стало объединение процедур получения разрешения на ввод здания в эксплуатацию и постановки нового объекта на кадастровый учет. Теперь уже не застройщик, а сам Мосгосстройнадзор обращается в Росреестр с заявлением о постановке построенного объекта на кадастровый учет, что также избавляет девелоперов от лишних хлопот. Еще одним существенным послаблением для застройщиков, по мнению генерального директора девелоперской компании TektaGroup Романа Сычёва стала отмена обязательного согласования задания на проектирование, буклета архитектурно-градостроительного решения (АГР) с управой, префектурой и Мосгосэкспретизой.

Все включено

Москва как один наиболее динамично развивающихся мегаполисов в последние годы показывает небывалые темпы реформирования всей системы взаимоотношений власти и бизнеса, что, безусловно, находит отражение и в упрощении порядка оформления градостроительной документации.

Среди важных изменений – включение раньше всех в стране в ГПЗУ информации о технических условиях подключения к инженерным сетям. Это позволяет девелоперу еще на стадии оформления документов понять необходимый объем инвестиций в строительство, а значит грамотно рассчитать всю экономическую модель проекта.

"В целом, несмотря на мелкие недочеты, можно отметить, что, все инициативы связанные со взаимодействием смежных государственных структур разумны и направлены на контроль качества строительства", - считает официальный представитель делового квартала Neopolisот A-storEstate Евгения Лучицкая. По ее мнению, благодаря введению системы межведомственной связи, многие процедуры действительно ускорились. В частности, сократился срок подачи документов в электронном виде через «Единое окно».

Если включение техусловий в ГПЗУ - новелла общефедеральная, то в Москве пошли еще дальше и создали в электронном виде единый Сводный план подземных коммуникаций и сооружений, данные из которого также включаются в ГПЗУ. Президент фонда «Институт экономики города» Надежда Косарева уверена, что включение в ГПЗУ данных о подземных коммуникациях решило, пожалуй, самую большую проблему, поскольку общую информацию о состоянии подземных коммуникаций в Москве приходилось запрашивать у единственного источника – «Мосгоргеотреста», а уже потом уточнять сведения по разным районам и сетевым организациям. «Но даже у них не всегда была точная информация, - говорит Надежда Косарева. - А получить ее было большой головной болью: документы хранились в бумажном виде, часто сведения о коммуникациях противоречили друг другу. Это было все очень долго и, соответственно, дорого». Для того, чтобы такая услуга оказывалась в электронном виде специалисты Стройкомплекса оцифровали бумажный архив, а это более чем 300 (!) тысяч документов, описывающих подземное пространство столицы, накопленных с 1944 года. В результате этой работы был сформирован кадастр подземного пространства Москвы, который содержит информацию о видах и местоположении как существующих, так и о проектируемых подземных инженерных коммуникациях и сооружениях.

Совсем недавно, в августе этого года Правительство Москвы подписало соглашения с шестью ресурсоснабжающими организациями о взаимодействии при оказании услуг в электронном виде по подключению объектов капстроительства к сетям инженерно-технического обеспечения на основании единой заявки. Как уточнили в столичном Департаменте градостроительной политики соглашения заключены с АО "ОЭК", ПАО "МОЭК", ПАО "МОЭСК", АО "Мосводоканал", АО "МОСГАЗ", АО "Мособлгаз". Уже в конце года застройщики смогут подавать единую заявку через официальный портал мэра и правительства Москвы для подключения ко всем видам ресурсов. Такой эксперимент затронет Москву, Санкт-Петербург и Московскую область. В случае удачной его реализации, данная практика будет распространена на всю территорию Российской Федерации.

Завершен перевод госуслуг в сфере строительства в электронный вид

Сокращению сроков и стоимости согласования проектной документации также способствует перевод государственных услуг в сфере строительства в электронный вид. Подать заявление на предоставление разрешения на строительство и всю документацию застройщик может через портал mos.ru. Результаты рассмотрения обращения также передаются заявителю в электронном виде.

Еще с ноября 2016 года проверить достоверность определения сметной стоимости объектов капитального строительства можно только через интернет. По словам председателя Москомэкспертизы Валерия Леонова, это еще один шаг к полному циклу оказания услуг в сфере строительства онлайн. "Снижение административных барьеров благодаря переходу на электронную форму взаимодействия – одно из приоритетных направлений деятельности Стройкомплекса Москвы. Это позволяет сделать процедуру оказания госуслуг более прозрачной, оптимизировать работу заказчиков. Возможность пройти этот обязательный этап согласования через портал делает эту услугу более доступной для заявителей. Чтобы получить ее, теперь не нужно лично обращаться в ведомство», – заявил Валерий Леонов.

Его слова подтверждают и девелоперы. Так, генеральный директор "РГ-Девелопмент" Татьяна Тихонова отмечает, что процедура выдачи разрешений на строительство стала проще благодаря вводу электронного документооборота. Срок выдачи таких разрешений сократился, а подать заявку и документы можно удаленно из любой точки мира. "Сотрудники компании не будут тратить время на поездки в инстанции, а человеческий ресурс – один из самых важных для оптимального менеджмента. Кроме того, теперь в личном кабинете девелопер всегда может проследить, на какой стадии рассмотрения находится его заявка. А это тоже большой плюс", – отметила Татьяна Тихонова.

Реновация как драйвер роста

Стартовавшая в российской столице программа реновации жилья даст мощный толчок оптимизации административных процедур в строительстве. Одним из наиболее важных направлений станет упрощение механизма и порядка присоединения новых объектов к инженерным сетям. В рамках программы реновации планируется «обкатать» новый порядок подключения домов к коммуникациям.

В результате уже проведенной работы были сокращены сроки прохождения процедур с 927 дней до 447 дней и их количество — с 85 до 54, а до конца 2018 года планируется оптимизировать процедуры получения ордера на проведение земляных работ в целях осуществления строительства и процедуры в сфере проведения инженерных изысканий, отменить процедуру регистрации технологического регламента процесса обращения с отходами строительства и сноса. Это позволит сократить срок оформления еще на 69 дней и 5 процедур. Как пояснил заммэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин, в итоге должно остаться 49 административных процедур, с общим сроком прохождения их в 378 дней. «Оптимизация административных регламентов, проводимая для ускорения строительства домов по программе реновации, коснется всех процедур, связанных со строительством недвижимости в Москве в целом», — отметил Марат Хуснуллин.

От электронного к цифровому взаимодействию

Стоит отметить, что Москва не останавливается на достигнутом. Уже сегодня активно прорабатывается вопрос создания единой цифровой платформы по взаимодействию органов власти с застройщиками в строительной сфере. Целями создания единой цифровой платформы являются снижение административных барьеров для участников строительства в рамках получения государственных услуг, в том числе в части сокращения объемов предоставляемой информации и количества документов, автоматической инициации заявок на оказание государственных услуг, осуществления контроля над участниками строительного проекта и возможности прогнозирования сроков завершения проекта.
Инна Гольфанд, Партнер, АПК
«Эко-культура» приступила к строительству тепличного комплекса в Воронежской области. Как сообщает пресс-служба правительства региона, первая очередь возводится на участке площадью 20,5 га, ввести ее в эксплуатацию компания рассчитывает летом 2020 года.
В Воронежской области строится тепличный комплекс на 60 гектаров
Инвестиции в проект сократились до 14-15 млрд рублей

«Эко-культура» приступила к строительству тепличного комплекса в Воронежской области. Как сообщает пресс-служба правительства региона, первая очередь возводится на участке площадью 20,5 га, ввести ее в эксплуатацию компания рассчитывает летом 2020 года.

Общая площадь земельного участка под тепличным комплексом составит 60,5 га, инвестиции — около 14-15 млрд руб., рассказал учредитель «АПХ Эко-культура» Андрей Петренко губернатору Воронежской области Александру Гусеву. Планируется создать порядка 1 тыс. рабочих мест. Получить комментарий представителей «Эко-культуры» «Агроинвестору» не удалось.

Проект тепличного комплекса «Воронежский» был представлен еще в сентябре 2016 года тогдашнему губернатору Воронежской области Алексею Гордееву. При общей площади в 60 га стоимость проекта оценивалась в 18 млрд руб. Как сообщала пресс-служба правительства, предполагалось создание шести блоков многопролетных теплиц, объемом производства 45 тыс. т томатов в год. В августе 2017-го уточнялось, что компания собирается приступить к строительству комплекса в 2017 году, работы будет осуществляться в три этапа. На сайте «Эко-культуры» указано, что первую очередь планируется сдать во втором квартале 2019 года, вторую — в 2020 году, третью — во втором квартале 2021-го.

По данным Росстата, производство овощей защищенного грунта в сельхозорганизациях в 2017 году составило 946 тыс. т, из которых 817 тыс. т было собрано в зимних теплицах. По состоянию на начало 2018 года дефицит овощей защищенного грунта Минсельхоз оценивал в 816 тыс. т. В этом году к 12 сентября сбор тепличных овощей вырос на 20% до 693 тыс. т, из этого объема 64% пришлось на огурцы и менее 35% — на томаты. С 1 января по середину сентября урожай тепличных томатов составил 239 тыс. т, что на 39% выше уровня 2017-го (172 тыс. т).

Поскольку ниша томатов не заполнена, «Эко-культура» изначально делала ставку именно на них, рассказывал «Агроинвестору» президент компании Константин Росляков. Позднее она расширила ассортимент, добавив огурцы и свежий салат. Одновременно вырос сортовой состав томатов — до более чем 12 наименований. Рентабельность выращивания томатов по EBITDA у «Эко-культуры» в 2017 году была на уровне 35-40%, огурцов — 25%, приводил данные Росляков. При этом себестоимость производства томата, включая коммерческие расходы, составляла в среднем 50-52 руб./кг или 3,5 тыс. руб./м2. Светокультура к началу 2018 года составляла половину производственных площадей.

Рынок огурцов сегодня почти насыщен, импорт составляет 13% внутреннего рынка и с учетом уже реализуемых проектов будет почти полностью обеспечен внутренним производством, отмечает партнер практики АПК «НЭО Центра» Инна Гольфанд. В связи с эти, по ее словам, уже идет давление на цены и конкуренция по себестоимости между производителями. На рынке же тепличных томатов импорт в прошлом году составлял 42%. «Однако следует учитывать, что на сегодня заявлено и реализуется уже большое количество проектов, 70% из которых планируют выращивать именно томаты», — акцентирует Гольфанд. Она отметила, что сегодня в стадии строительства уже находится около 700 га теплиц. «Объем спроса мы оцениваем дополнительно в 400 га теплиц, которые рассчитаны с учетом небольшого роста потребления и выбытия старых мощностей», — сказала эксперт. В то же время она подчеркнула, что «Эко-культура» имеет преимущества при реализации такого крупного проекта благодаря уже отработанной технологии и экспертизе внутри холдинга.

ООО «АПХ Эко-культура» принадлежит в равных долях предпринимателям Александру Рудакову, Алексею Петренко, Ирине Ашиновой и ООО «Т9», следует из данных kartoteka.ru. У агрохолдинга уже есть тепличные комплексы общей площадью 145 га в Ставропольском крае, Липецкой и Ленинградской областях, продукция реализуется под торговыми марками «Эко-культура» и «С чистого листа». По итогам 2017 года объем производства тепличных овощей компании составил 40 тыс. т. К 2023 году площади теплиц планируется довести до 582 га, а объем производства — до 431 тыс. т. В марте «Эко-культура» приступила к возведению первой очереди тепличного комплекса в Тульской области площадью 26 га, ее запуск намечен на 2019 год. Кроме того, в этом году холдинг планировал начать строительство тепличного комплекса в Пикалево Ленинградской области общей площадью 60 га.

Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
ООО «Экопектин», планирующее производить жидкий пектин, станет пятым резидентом ТОСЭР «Сарапул». Власти Удмуртии подпишут соглашение с компанией в сентябре. В «Центре инвестиционно-промышленного анализа» отмечают, что аналогов заявленной продукции на российском рынке нет, и сегодня все потребляют импортную сухую пищевую добавку. Эксперты сходятся во мнении, что сегодня существует острая потребность в отечественных производителях данной продукции.

Удмуртия закроет дефицит пектина
Местная компания планирует начать производство пищевой добавки на территории ТОСЭР
ООО «Экопектин», планирующее производить жидкий пектин, станет пятым резидентом ТОСЭР «Сарапул». Власти Удмуртии подпишут соглашение с компанией в сентябре. В «Центре инвестиционно-промышленного анализа» отмечают, что аналогов заявленной продукции на российском рынке нет, и сегодня все потребляют импортную сухую пищевую добавку. Эксперты сходятся во мнении, что сегодня существует острая потребность в отечественных производителях данной продукции.

Правительство Удмуртии одобрило заявку ООО «Экопектин» в качестве пятого резидента ТОСЭР «Сарапул». Руководители компании планируют построить завод, производящий жидкий пектин. «Наша страна испытывает дефицит подобных производственных площадок. Львиная доля пектина, потребляемого в России, завозится из Европы. Основными импортерами являются Дания, Чехия, Германия и Финляндия»,— говорится в сообщении пресс-службы главы и правительства региона. Соглашение с компанией будет подписано в сентябре 2018 года. Сам руководитель компании «Экопектин» Константин Ипатов отказался обсуждать с корреспондентом "Ъ-Удмуртия" проект. «Преждевременно делать заявления относительно того, какое сырье будет использоваться при производстве пектина»,— отметил господин Ипатов. О сроках проекта и финансовой составляющей собеседник также умолчал.

По данным «СПАРК-Интерфакс», ООО «Экопектин» зарегистрировано 2 марта 2018 года. Основным видом деятельности является производство растительных соков и экстрактов, пептических веществ, растительных клеев и загустителей. Генеральный директор — Константин Ипатов (доля в уставном капитале — 25%). Совладельцами «Экопектина» выступают Елена Горева, Сергей Мусинов (директор СЭГЗ) и Азер Рустамов. Доля каждого в уставном капитале составляет также 25%. Став резидентом ТОСЭР, компания получит преференции по налогу на прибыль в федеральный бюджет с нулевой ставкой в течение пяти лет, в региональный — не более 5% в течение пяти лет, не менее 10% в шестые-десятые годы.

Как отмечают эксперты, сырьевой базой для производства пектина могут служить яблочные выжимки, свекловичный жом, цитрусовые. «Потребители используют только сухую форму пектина. Жидкого продукта на рынке нет. Основные области потребления пектина на российском рынке — кондитерские изделия пастиломармеладной группы, кисломолочные продукты, переработка фруктов и ягод, детское питание и фруктовые напитки»,— рассказала "Ъ-Удмуртия" руководитель направления исследований рынков пищевого сырья и ингредиентов « Центра инвестиционно-промышленного анализа» Софья Мурзина. По ее словам, отечественный рынок пектина на 100% является импортозависимым. Крупнейшие поставщики продукции в стране — Союзснаб, Союзоптторг, Балтийская группа, Балтийская Пищевая Компания.

Аналитик ИК «Фридом Финанс» Анастасия Соснова считает, что удмуртский производитель сможет быть конкурентоспособным, если предложит пищевую добавку по рыночной цене либо ниже. «Основные мировые производители пектина — Herbstreith & Fox (Германия), Cargill (Франция), CP Kelco (Дания), Danisco (Чехия), Andre Pectin (Китай). Они главным образом и конкурируют на российском рынке. Их цены находятся примерно на одном уровне»,— отметила госпожа Соснова.

По данным ООО ЭКЦ «Инвест-Проект», около 95% пектина для производства в пищевой и медицинской промышленности закупается за рубежом. «Импорт пектина в Россию в 2017 году составил $ 51,7 млн в стоимостном выражении и 3,9 тыс. тонн в натуральном выражении. Основным импортером стала Германия. На долю страны пришелся 41% поставленного пектина»,— рассказал "Ъ-Удмуртия" директор ООО ЭКЦ «Инвест-Проект» Алексей Лумпов. Объемы российского рынка пектина в 2017 году оцениваются в эту же цифру, отражающую импорт пектина в страну. «В силу отсутствия собственного промышленного производства пектина объем рынка с учетом торговой наценки дистрибьюторов составляет по разным оценкам около $80 млн»,— отметил эксперт. Алексей Лумпов прогнозирует рост потребности в продукте со стороны пищевой промышленности страны до 10 тыс. тонн в год. «С учетом норм потребления для лечебно-профилактических целей (2– 4 г на человека в сутки) оценивается специалистами в более чем 100 тыс. тонн в год»,— добавил эксперт.

По мнению Алексея Лумпова, в условиях падения рубля и усиливающейся зависимости российского потребителя от иностранных поставщиков производство пектина станет интересным и актуальным проектом в рамках стратегии импортозамещения. Однако сегодня в стране нет заводов, производящих эту пищевую добавку в масштабных объемах. «Предприятие по производству пектина было построено в поселке Чаган Астраханской области в начале 2000-х, но так и не начало полноценно работать. Небольшое производство пектина в 300 тонн пытаются реализовать в Волгоградской области ООО НПО "Пектин по-русски". Есть планы по строительству завода в Краснодарском крае. Планируемый объем производства 1,5 тонн пектина. О планах по строительству завода в Белгородской области заявил "ВПЗ Магнус". Стоимость проекта 4,1 млрд руб. Предприятие должно производить одну тысячу тонн пектина в год»,— сообщил Алексей Лумповой.

Промышленный эксперт Леонид Хазанов напоминает, что ни одно заявленное производство пектина в стране реализовано не было. «За последние годы анонсировали несколько проектов организации производств пектина в разных регионах России. Сегодня фактически фармацевтическая и пищевая отрасли промышленности сидят на пектиновой игле. Конкурировать с импортерами компания из Удмуртии сможет за счет низких цен, выгодных условий поставок и качества продукции»,— сообщил господин Хазанов. Эксперт оценивает внутренне потребление пектина в стране в 5-6 тыс. тонн.

Аналитики исследовательской компании «Текарт» отмечают востребованность порошкообразного пектина. «Однако несомненно, что потребители жидкой формы найдутся в пищевой и фармацевтической промышленности, тем более, что в нашей стране пока нет других производителей и, кроме того, есть отложенный спрос на данную продукцию», — сообщают в компании.

Руководитель проектов практики АПК АО « НЭО Центр» Максим Никиточкин одним из условий существования местной компании в конкурентной среде считает качество продукта. «Потенциальный производитель пектина будут находиться в очень выигрышной ситуации с точки зрения цен — импортный пектин очень дорог ввиду низкого курса рубля, а основная себестоимость производства — это некондиционные яблоки (или свекла, реже — цитрусовые), которые можно закупать или выращивать в России»,— добавил эксперт. Он добавил, что сегодня некоторые компании готовы закупать пектин по 400 тонн в год на сумму более 400 млн руб. Как отмечают в АПК АО « НЭО Центр», удмуртскому производителю для продвижения продукции достаточно предлагать дисконт и выходить на крупные компании через тендеры.

Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Минсельхоз предлагает в 2019 году увеличить финансирование мероприятий по развитию сельского хозяйства на 64 млрд руб. из федерального бюджета. Как сообщает пресс-служба аграрного ведомства, на реализацию госпрограммы в этом году предусмотрено 238,7 млрд руб., в следующем — 242,6 млрд руб. «Вместе с тем, доведенных предельных объемов финансирования недостаточно для обеспечения развития приоритетных направлений сельхозпроизводства и выполнения ряда поручений, данных президентом и правительством Минсельхозу», — сообщила «Агроинвестору» представитель министерства.
Господдержка АПК может вырасти на 64 млрд рублей
В том числе 44 млрд рублей будет выделено на увеличение агроэкспорта

Минсельхоз предлагает в 2019 году увеличить финансирование мероприятий по развитию сельского хозяйства на 64 млрд руб. из федерального бюджета. Как сообщает пресс-служба аграрного ведомства, на реализацию госпрограммы в этом году предусмотрено 238,7 млрд руб., в следующем — 242,6 млрд руб. «Вместе с тем, доведенных предельных объемов финансирования недостаточно для обеспечения развития приоритетных направлений сельхозпроизводства и выполнения ряда поручений, данных президентом и правительством Минсельхозу», — сообщила «Агроинвестору» представитель министерства.

Агроведомство предлагает в следующем году выделить на реализацию госпрограммы 302,3 млрд руб. По его информации, предложение согласовано с Минфином. В частности, 258,3 млрд руб. потребуется непосредственно на выполнение показателей госпрограммы, в том числе на финансирование льготного кредитования, единой субсидии, развития мелиорации и сельских территорий. Еще 44 млрд руб. предполагается выделить на реализацию проекта «Экспорт продукции АПК».

«Таким образом, предлагаемое Минсельхозом увеличение в 2019 году по сравнению с 2018 годом составит 63,6 млрд руб., — рассказала представитель ведомства. — Вместе с тем остается нерешенным вопрос о финансировании проекта «Цифровое сельское хозяйство» в размере 16,1 млрд руб.».

Между тем, в июле вице-премьер Алексей Гордеев говорил, что действующая госпрограмма потеряла актуальность, поэтому появится ее новая версия, которая будет представлена в правительство к октябрю-ноябрю. Как пояснял вице-премьер, большинство целевых показателей Программы продовольственной безопасности выполнены, и теперь необходимо сконцентрироваться на повышении качества продукции, наращивании глубокой переработки и развитии экспорта. Последний, согласно новым майским указам президента Владимира Путина, должен вырасти с $20,7 млрд в 2017 году до $45 млрд в 2024-м. Подготовлены ли предложения по финансированию с учетом целевых показателей старой программы или уже с перспективой на новые, представитель Минсельхоза не уточнила.

При этом необходимое финансирование агроэкспорта Гордеев ранее оценивал в значительно большую сумму, чем 44 млрд руб. в год. Так, 27 июля в ходе поездки в Тверскую область он говорил, что на шесть лет запрошена сумма в 700 млрд руб. «Наверное, минимум 500 млрд руб. выделят», — прогнозировал Гордеев, поясняя, что речь идет о дополнительном финансировании к действующей программе поддержки АПК объемом 242 млрд руб. Отраслевые эксперты, в свою очередь, называли необходимую сумму в $12,4 млрд. Так, при обсуждении в рамках «проектной мастерской» в июне эксперты пришли к выводу, что для полноценного развития экспортного потенциала агропродукции необходимо не просто увеличивать товарную массу, но и усовершенствовать ее качественный состав. Этот этап потребует технологического перевооружения отрасли и создания новых производств, а, значит — масштабного привлечения инвестиций. Кроме того, необходимо усовершенствование логистической инфраструктуры, создание эффективной системы устранения торговых барьеров и построение эффективной системы продвижения.

44 млрд руб. — явно недостаточная сумма для существенного расширения экспорта, соглашается руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин. «Сейчас основные категории российского экспорта (пшеница, рыба, растительные масла) во многом исчерпали свой лимит роста. Увеличивать российский экспорт продукции АПК, достигший в 2017 году отметки $20 млрд, скорее, необходимо за счет «новых» категорий: сахар, мясо, молочная продукция, продукция переработки пшеницы, кукурузы», — поясняет Никиточкин. Для этого, продолжает он, необходимо проводить колоссальную работу по предоставлению инфраструктуры экспорта (железнодорожные составы, субсидии на перевозку) для сахарной отрасли, улучшение эпизоотической ситуации в масштабах всей страны (борьба с АЧС), субсидирование молочной отрасли (на европейских уровнях), возмещение капзатрат в проектах глубокой переработки.

По словам Никиточкина, и в целом запрашиваемое увеличение господдержки АПК на 60 млрд руб. является относительно небольшим. «В результате данного увеличения размер господдержки (302 млрд руб.) будет на уровне утвержденного в бюджете России на 2018 год трансферта по госпрограмме поддержки сельского хозяйства (298 млрд руб).», — замечает он. В то же время с учетом рекордной стоимости нефти в рублевом эквиваленте — 5400 руб./баррель — вероятность увеличения финансирования агросектора эксперт оценивает как средне-высокую.

Как заявил накануне премьер-министр Дмитрий Медведев, все последние годы правительство оказывает агропромышленному комплексу беспрецедентную поддержку и «получает результаты, которыми в общем и целом можем быть вполне довольны». В качестве задач на ближайшие годы он обозначил, с одной стороны, продолжение увеличения объемов производства, в том числе за счет создания и внедрения инноваций, современных технологий, дальнейшей поддержки аграриев, повышения производительности труда и освоения новых земель, а с другой стороны — развитие логистики и продвижении российских товаров на зарубежных рынках. При этом в решении обеих задач важную роль играет цифровизация сельского хозяйства, подчеркнул Медведев.

В 2017 году Минсельхозу из федерального бюджета на реализацию госпрограммы развития сельского хозяйства было выделено 225 млрд руб., с учетом дополнительных ассигнований в течение года объем составил 248 млрд руб. В том числе 76,3 млрд руб. (33%) в прошлом году было направлено на поддержку инвестиционной деятельности в АПК (возмещение процентной ставки по кредитам, части капзатрат, субсидирование льготных инвесткредитов), 58,3 млрд руб. (25%) — на развитие отраслей АПК (единая субсидия, несвязанная поддержка). Как следует из подготовленного министерством Нацдоклада о ходе реализации программы, 14,6 млрд руб. неиспользованных средств по итогам года Минсельхоз вернул в бюджет, кассовое исполнение госпрограммы составило 94%.
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
В 2017 году Россия импортировала продуктов питания и сельхозсырья на 23,3 млрд руб. По большинству значимых категорий — таких как мясо, молочная продукция, овощи — после введения эмбарго ввоз значительно сократился. Однако по отдельным продуктам даже незначительный объем импорта может оказывать негативное влияние на рынок
Топ-25 продуктов, которые мы импортируем. Россию кормят на $23 млрд
В 2017 году Россия импортировала продуктов питания и сельхозсырья на 23,3 млрд руб. По большинству значимых категорий — таких как мясо, молочная продукция, овощи — после введения эмбарго ввоз значительно сократился. Однако по отдельным продуктам даже незначительный объем импорта может оказывать негативное влияние на рынок

В последние пять лет объем ввозимого в Россию продовольствия и сельхозсырья в стоимостном выражении сократился с 43 млрд руб. в 2013-м до 23,3 млрд руб. в 2017 году (цифры импорта здесь и далее — данные ФТС). В первую очередь этому способствовали специальные экономические меры, предпринятые в ответ на антироссийские санкции. Продовольственное эмбарго, введенное в 2014 году и сохраняющееся до сих пор, ограничило товары из Евросоюза, США и ряда других стран. По некоторым позициям объемы ввоза из этих регионов были значительными, и переориентация на поставки из других стран не смогла полностью возместить выпавшую долю импорта. Не менее важную роль в сокращении иностранного продовольствия на российском рынке сыграла и стратегия государства, нацеленная на наращивание собственного производства, вылившаяся в активную поддержку сельского хозяйства. Но, несмотря на уменьшение ввоза, его объемы по отдельным категориям продуктов остаются заметными.

Заместить нельзя

В некоторых сегментах рынка доля зарубежных продуктов всегда будет оставаться значительной. В первую очередь это касается позиций, которые Россия по тем или иным причинам не производит или делает в незначительных объемах в силу природно-климатических факторов. Это, например, цитрусовые и бананы. В топ-25 продуктов, импортируемых в нашу страну в наибольшем стоимостном объеме, который составил «Агроинвестор», эти фрукты занимают первое и второе место соответственно. В 2017 году цитрусовых было ввезено более 1,55 млн т на $1,17 млрд. Основные поставщики этих плодов в Россию — Турция (34,3% в прошлом году), Марокко (17,1%), Южная Африка (почти 12%) и Египет (11,6%). 46,5% от общего объема импорта цитрусовых занимают апельсины, 34,6% — лимоны и лаймы.

Категория «фрукты и орехи» и в целом является самой значимой в формировании общего объема ввоза продовольствия, несмотря на снижение поставок с 2013 года более чем на $1,8 млрд. В прошлом году за рубежом в этом сегменте было закуплено товаров всего на $4,6 млрд, или более 5,5 млн т. В перспективе заместить реально лишь часть этой продукции. Так, уже вдвое сократился ввоз яблок, груш и айвы (до $593 млн), абрикосов, вишни и прочих косточковых — в 1,6 раза (до $388 млн), орехов — в 1,8 раза (до $170 млн). Однако заменить зарубежные экзотические фрукты в силу понятных причин не получится. И даже выращиваемые у нас виноград или грушу вырастить в необходимых стране объемах в ближайшем будущем невозможно.

Сокращение ввоза столового винограда реально, но случится это очень нескоро, отмечает президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович. По данным организации, сейчас в России его выращивают до 60-80 тыс. т в год при потреблении менее 300 тыс. т. «Теоретически мы можем довести долю собственного производства в этом объеме до 50-60%, — считает он. — Чтобы увеличить сбор, нужны большие капитальные вложения, в том числе в строительство холодильников, но пока деньги в эту отрасль не идут, несмотря на выделяемую государством поддержку». Кроме того, российским производителям пока трудно конкурировать с поставщиками из Турции и других южных стран, где урожай появляется раньше, чем в России.


«Россия может насытить рынок яблоками, увеличить производство персика, уже сейчас мы обеспечиваем себя сливой, алычой, производим много черешни, — перечисляет президент Ассоциации садоводов России Игорь Муханин. — Хотя импорт из более южных стран, в частности Азербайджана, Ирана, все-таки всегда будет присутствовать. Урожай той же черешни там начинают собирать уже в апреле, у нас же не раньше, чем в середине мая, а потребительский спрос еще никто не отменял». Трудно и в ближайшем будущем невозможно заместить ввоз абрикоса и груши. Первый хотя и растет на юге страны, но при цветении очень часто вымерзает: из 10 лет урожай собрать получается один-два раза, так как цветет абрикос в начале апреля, а в том же Краснодарском крае возвратные заморозки часто случаются вплоть до начала мая. Есть проблема и с грушей. Эта плодовая культура нуждается в сортообновлении. «Существующие сорта сильно подвержены болезням, и импортом саженцев эту задачу не решить: иностранные сорта не зимостойкие и у нас очень редко выживают, — утверждает эксперт. — Необходимо проводить масштабную селекционную работу, а на это потребуются долгие годы и соответствующее финансирование».

По тем же причинам будет трудно увеличить производство орехов. По таким позициям, как фисташка, кешью, бразильский орех и другие, доля импорта составляет 100%, по фундуку и грецкому достигает 90-95%, знает учредитель компании «Орехпром» (Краснодарский край, один из крупнейших российских переработчиков орехов и сухофруктов) Аслан Хашир. «И только производство последних мы можем теоретически нарастить, так как это нам позволяют наши климатические условия, остальные орехи у нас просто не растут», — говорит он. Однако пока ореховодство в стране отдельной строкой не поддерживается, поэтому инвестиции в отрасль осуществляются лишь точечные.

Такая же ситуация с активно ввозимыми в Россию кофе и чаем. Первый у нас вообще не выращивают. А импортировано в прошлом году только кофе 184 тыс. т на $621 млн (11-я позиция в рейтинге), плюс кофейных экстрактов и концентратов еще 50,7 тыс. т на $398 млн (21-е место). Причем ввоз этих продуктов за последние пять лет в натуральном выражении увеличился — в сумме со 188 тыс. т в 2013-м до 234,7 тыс. т в 2017-м. Кофе Россия закупает во Вьетнаме (21,5% от общего ввоза в 2017-м), Бразилии (16,4%), Италии (13,7%) и Индонезии (13,5%).

Чая в стране в 2017 году произвели лишь 0,54 тыс. т. А это менее 1% от того, что страна закупает за рубежом. С учетом того, что чай можно выращивать, по сути, только в отдельных районах Краснодарского края и Адыгеи, в разы увеличить его объемы тоже не получится. Поставки импортного чая в Россию остаются стабильными несколько лет подряд: более 170 тыс. т в прошлом году (и это 14-я позиция) и столько же пятью годами ранее, хотя в стоимостном выражении его ввоз за этот период сократился с $657 млн до $540 млн. Чай нашей стране поставляют Шри-Ланка (32,8%), Индия (23,4%), Кения (13,8%) и Китай (7,6%).

Ввоз уменьшился в разы

Впрочем, нацеленность государства на импортозамещение, особенно после введения эмбарго на ввоз импортного продовольствия из ряда стран, дает свои плоды. Развитие мясной отрасли в России началось еще раньше, с началом действия нацпроекта, а потом и госпрограмм по развитию сельского хозяйства. Благодаря активной господдержке свино- и птицеводство насытило рынок отечественной продукцией по максимуму, поэтому постепенно необходимость в импорте отпала, а его объемы сократились до минимальных значений. Так, с 2013-го по 2017 год доля ввоза свинины в стоимостном выражении сократилась в 2,4 раза, свинины — почти в 2,5 раза. В натуральном выражении снижение примерно сопоставимое — в два и в 2,4 раза. Впрочем, если в тоннах эти объемы действительно выглядят незначительными — 296 тыс. т свинины и 218 тыс. т мяса птицы импортировано в прошлом году, что составляет лишь 8,3% и 4,4% от российского производства, то в деньгах цифры все еще выглядят довольно внушительными — $862 млн (7-я позиция рейтинга) и $343 млн (23-я) соответственно. Основным поставщиком свинины в Россию сейчас является Бразилия. Оттуда в 2017 году поставлено почти 90% от общего объема импорта этого вида мяса. Более половины ввозимого в нашу страну мяса птицы поступает из Белоруссии, около 40% — тоже из Бразилии.

По итогам 2018 года общий объем ввоза мяса окажется значительно ниже 1 млн т, который был в последние два-три года, считает гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. Однако, по его словам, по свинине импорт в потреблении на уровне 5-10% всегда будет присутствовать в стране с открытой экономикой, встроенной в мировые глобальные рынки.

Российский рынок мяса входит в стадию зрелости, которая характеризуется высокой долей отечественного производства в ресурсах мяса, периодическими кризисами перепроизводства и постепенным снижением реальных (с поправкой на инфляцию) цен, комментирует руководитель направления стратегического маркетинга дирекции по коммерческой и маркетинговой стратегии группы «Черкизово» Андрей Дальнов. «На этой стадии также возникает насущная потребность в экспорте, который служит демпфером и помогает сглаживать колебания внутренних цен небрендированной продукции, — считает он. — Роль импорта резко сокращается. Предположу, что по итогам года сколь-либо значимая доля ввоза (около 15%) останется только у говядины». У птицы и свинины она, скорее всего, составит 3-5%.

Производство говядины в стране в последние пять лет остается на стабильном уровне — около 1,6 млн т в убойном весе. При этом ввоз этого вида мяса в замороженном виде в Россию за последние пять лет уменьшился в 2,6 раза до $930 млн (5-е место), в свежем и охлажденном — в 1,3 раза до $311 млн (25-е). Причина сокращения заключается в том, что отечественные потребители частично заменили говядину более доступными свининой и мясом птицы. Основные поставщики замороженного мяса — Бразилия (52%) и Парагвай (26,6%), свежего — Белоруссия (95%).

Антисанкции положительно сказались на уменьшении импорта категории молочных продуктов. В 2,6 раза упал ввоз сыров и творога. В 2017-м за рубежом их Россия закупила на $840 млн (8-я позиция рейтинга). Импорт сливочного масла сократился в 1,45 раза до $484 млн (15-я). Активно, хотя и в 1,7 раза меньше, чем пять лет назад, наша страна также импортирует сгущенное молоко и сливки. В прошлом году их поставлено из-за рубежа на $479 млн (16-е место). Россия по-прежнему значительно зависит от ввоза молочных продуктов, подтверждает руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин. Хотя объем иностранной продукции на рынке сократился за последние несколько лет на 28%, он все равно занимает высокую долю — около 38%.

Основным поставщиком молочной продукции на российский рынок последние годы является Белоруссия. Доля ввоза из этой страны в прошлом году доходила в денежном выражении до 72-83% в зависимости от категории продукта. Такой высокий уровень зависимости российского молочного рынка от поставок белорусской продукции нездоров для обеих сторон, считает предправления Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Андрей Даниленко. Поэтому сейчас Белоруссия поставила задачу диверсифицировать импорт, знает он. А Россия при этом и так все последние годы увеличивала объемы собственного производства, хотя эта тенденция и сдерживается падением спроса и ростом себестоимости сырья. Тем не менее импортные поставки оказывают серьезнейшее влияние даже в условиях закрытых границ, обращает внимание эксперт. «Основная проблема заключается в том, что себестоимость молока в России значительно выше белорусского и европейского, поэтому покупать для переработки импортное сырье остается более выгодно», — заключает он.

Молочному рынку гораздо больше импорта вредит наличие фальсификата, считает директор кемеровского Деревенского молочного завода (есть собственное молочное стадо) Александр Сухинин. За Уралом зарубежной продукции на прилавках практически нет, зато очень много фальсифицированных продуктов, утверждает он. Гендиректор подмосковной компании «Братья Чебурашкины» Владислав Чебурашкин тоже говорит, что от присутствия на рынке зарубежных молочных продуктов его бизнес не страдает. «Мы работаем в премиальном сегменте, выпускаем скоропортящуюся продукцию, и здесь конкурентов у нас среди иностранных компаний нет», — поясняет он.

В этом году ввоз молочной продукции (в пересчете на молоко) продолжает сокращаться, отмечает Даниленко. И в первую очередь идет снижение поставок из стран — основных поставщиков «молочки»: Белоруссии, Новой Зеландии, Турции, Аргентины. Наиболее заметно уменьшились поставки биржевых товаров — сливочного масла, сухого молока, молочной сыворотки. Хотя ввоз питьевого молока и основных кисломолочных продуктов (йогурта, кефира и сметаны), наоборот, растет. Но в целом в категории «кисломолочная продукция» отмечается падение поставок из-за сокращения ввоза продуктов, обозначаемых в статистике внешней торговли как «прочие». По прогнозу «Союзмолока», в ближайшей перспективе импорт биржевых продуктов (СОМ, СЦМ, сливочного масла) продолжит уменьшаться в условиях сохранения объема запасов на повышенном уровне и увеличения внутреннего производства, а прочей продукции — сдержанно расти. В результате в ближайшие месяцы импорт останется ниже уровня прошлого года, ожидает эксперт.

Благодаря эмбарго снизились поставки из-за рубежа и мороженой рыбы. Если в 2013-м ее импорт превышал $1 млрд, то в 2017-м он сократился до $765 млн (9-я строка). Основной импортной позицией остается лосось (30% объема общего ввоза), а главным поставщиками мороженой рыбы в прошлом году были Чили (39%), Фарерские острова (14%), Исландия (10%) и Норвегия (7%).

Заметно уменьшился ввоз сахара (включая кондитерские изделия из сахара и мелассу) — с $653 млн пять лет назад до $400 млн в прошлом году (20-е место). В натуральном объеме это 511 тыс. т. В сезоне-2016/17 импорт белого сахара только из Белоруссии составил почти 240 тыс. т. За 10 месяцев 2017/18 сельхозгода из соседнего государства поставлено 161 тыс. т, рассказывает ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгений Иванов. «Конечно, эти объемы не самым положительным образом влияют на российский рынок, — комментирует он. — Белорусские предприятия раньше, чем наши, провели масштабную модернизацию, производство там поддерживается всеми возможными способами государством, поэтому себестоимость их сахара заметно меньше». Еще около 9 тыс. т сахара в прошлом сезоне было ввезено из Литвы, 2,2 тыс. т — из Польши (в Калининград). Но, по крайней мере, с 2016 года Россия перестала импортировать судовой сырец, отмечает Иванов. По мнению эксперта, некоторый объем ввоза сахара оказывает и положительное влияние на отрасль. Импортная продукция зачастую выше качеством, чем отечественная, что стимулирует российских производителей повышать уровень производства.

«Российский рынок сахара профицитен, и любой самый незначительный объем чужого сахара негативно сказывается на отрасли», — считает замгендиректора холдинга «Продимекс» (крупнейший производитель сахара в стране) Вадим Ерыженский. Впрочем, если говорить о сахаре из верхнего ценового сегмента — кусковой, крашенный под тростниковый, красиво упакованный, с особыми характеристиками и прочий, который в нашей стране не производят — то он может присутствовать на полке для расширения ассортимента, добавляет он. Но ввоз белого сахара, поступающего на рынок в рамках Таможенного союза, в условиях собственного рекордного производства и при высоких переходящих остатках отрасли не нужен, категоричен он.

Овощи и фрукты

Хорошую динамику уменьшения поставок из-за рубежа показала и категория «томаты». За пять лет их импорт сократился вдвое в стоимостном выражении — до $545 млн (13-е место), в натуральном — в 1,7 раза до 503 тыс. т. В прошлом году ввоз этого овоща осуществлялся из Азербайджана (27,5%), Китая (почти 25%), Марокко (23,5%) и Белоруссии (10%).

В этом году импорт томатов растет, отмечает главный аналитик Национального союза производителей плодов и овощей Кирилл Лашин. По данным ФТС, за январь-май ввоз увеличился уже на 20%, до 328 тыс. т. Отмечается расширение поставок и по другим основным овощам: картофеля — почти на 45% до 433 тыс. т, огурцов — примерно на 10% до 56 тыс. т. «В таких условиях отечественным сельхозпроизводителям трудно наращивать объемы производства, реализовывать новые проекты и окупать уже сделанные инвестиции», — комментирует он. Вкладываясь в тепличное производство или строительство картофельного хранилища, инвесторы заранее просчитывают, по каким ценам они могут реализовать продукцию, но ввоз растет, и это может обрушить рынок, обвалить стоимость произведенного товара, а значит, будут скорректированы размер прибыли и сроки окупаемости.

В этом году томатов на рынке переизбыток, подтверждает замгендиректора курского тепличного комбината «Сейм Агро» Константин Ильин. Российские производители увеличили объемы производства, плюс вырос импорт. Поменялся и спрос со стороны торговых сетей: теперь упор больше делается на дискаунтеры, а их интересует товар в общем, и чем ниже цена, тем лучше. Все это уже привело к падению стоимости примерно на 30%, в начале августа томат в опте стоил на уровне 20 руб./кг, что почти в два раза ниже себестоимости, рассказывал тогда предприниматель. «Играет свою роль и сезонность: в августе часть потребителей собирает урожай на собственных огородах, — поясняет он. — Да, в первой половине сентября цены начнут стабилизироваться, но определенный убыток аграрии уже получат». Однако если объем импорта будет продолжать расти, государству придется задуматься уже не о поддержке строительства новых теплиц, а о помощи в эксплуатации действующих, считает Ильин. По мнению Лашина, в тепличной отрасли доля импорта не должна превышать 20-30% в зависимости от категории продукта. Тогда можно будет избежать ценовых перекосов в ту или иную сторону.

В 1,9 раза с 2013 года снизился импорт в Россию свежих яблок. В 2017-м закуплено за границей 709 тыс. т на $406 млн (19-я позиция рейтинга). Основными поставщиками этого фрукта в нашу страну в прошлом году стали Сербия (32%), Молдова (22%) и Китай (16%). Сейчас Россия занимает первое место в мире по импорту яблок, доля которого составляет 47% от емкости рынка, знает Никиточкин. Муханин уверен: в перспективе 100% потребляемого в России яблока должно быть отечественного производства. «Наши природно-климатические условия позволяют полностью обеспечить страну этим фруктом, — утверждает он. — К тому же отечественное производство по многим показателям лучше, чем в странах-импортерах: у нас чистые почвы, черноземы, много воды. Нельзя не использовать такие возможности».

Субсидирование садоводства в последние несколько лет способствовало активному росту внутреннего производства. Пять лет назад в стране выращивалось всего 500 тыс. т яблок, однако половину этого объема составляло техническое яблоко, которое шло только в переработку. В этом году, по оценке ассоциации, урожай может достигнуть 900 тыс. т. При этом доля качественного яблока выросла с 50% до 75%, обращает внимание эксперт. «Мы ежегодно увеличиваем сбор на 100-150 тыс. т, — говорит он. — Дальше отрасль будет двигаться не менее активными темпами: теперь господдержка будет распространяться на садовые питомники, что позволит в будущем снизить зависимость от импортных саженцев и еще больше нарастить производство яблок. Для этого мы ежегодно закладываем от 10,5 тыс. до 14 тыс. га интенсивных садов в год». Такими темпами к 2024 году Россия сможет выращивать около 1,2-1,3 млн т этого фрукта, благодаря чему объем зарубежных поставок сократится как минимум вдвое. Такая же программа, по словам эксперта, есть и по ягодникам — малине и землянике.

В отдельных категориях импорт растет

Однако есть категории продовольствия, которые за последние пять лет Россия стала импортировать в больших объемах. В первую очередь это касается не производимых в нашей стране плодов. Так, на втором месте рейтинга в стоимостном выражении в 2017 году находятся бананы. Если в 2013-м их было ввезено на $996 млн, то в прошлом году уже более чем на $1,1 млрд. В натуральном выражении за этот период поставки выросли на 200 тыс. т до 1,5 млн т. 96% бананов поставляет в Россию Эквадор.

В натуральном выражении прибавили поставки пальмового масла. В 2013-м его импорт составлял 747 тыс. т, а в 2017-м — уже 872 тыс. т. Правда, теперь этот продукт обходится нашей стране дешевле. Пять лет назад меньший объем стоил дороже — $694 млн, в прошлом году — $687 млн (10-е место). Почти 79% пальмового масла в Россию идет из Индонезии.

В два раза увеличился объем импорта соевых бобов — с 1,1 млн т пять лет назад до 2,2 млн т в прошлом году. В деньгах ввоз в 2017-м составил $968 млн, и это третья позиция в топ-25. Половину сои России поставляет Бразилия, еще 40% — Парагвай. Практически весь объем импорта закупает крупнейший российский переработчик этой агрокультуры калининградская группа «Содружество», уточняет ведущий эксперт ИКАР Даниил Хотько. Росту ввоза с 2013 года способствовало увеличение мощности предприятий компании. Сейчас ее потребности в сое составляют около 2,4 млн т соевых бобов ежегодно. В прошлом году группа импортировала 2,1 млн т, в 2018-м, скорее всего, объемы еще вырастут. В перспективе по мере развития собственного производства ввоз этой агрокультуры можно снизить. Пока же при емкости рынка около 6 млн т более 2 млн т закупается на внешних рынках. Это приводит к высокой зависимости внутренних цен от мировой конъюнктуры и курса валют.

Растет последние два года и ввоз виноградного натурального вина (включая игристое). По сравнению с 2013-м объем тоже изменился незначительно: уменьшился на 59 тыс. т до 637 тыс. т. В 2017 году импорт вина в стоимостном выражении составил $990 млн (4-я строка рейтинга). Среди главных поставщиков этого продукта в Россию Италия (29%), Франция (18%), Испания (16,5%) и Грузия (10%).

Росту ввоза вина способствует стабилизация рубля, а также изменение политики импортеров и торговых сетей, рассказывает Попович. Если еще года три назад наценка на зарубежную продукцию была не менее 300%, то теперь ритейл стал закупать вино напрямую у иностранных производителей, минуя посредников, и наценка стала составлять около 50%. «Цены на полке на импортные вина резко упали, и покупатель, конечно, отреагировал повышением спроса», — поясняет эксперт. В то же время российскими производителям перекрыли все коммуникации с потребителями, приравняв вино к крепкому алкоголю и запретив его рекламу. Между тем отечественные компании выпускают вино, ничем не уступающее импортному в сопоставимых ценовых категориях, утверждает Попович. «Это, на мой взгляд, некие политические просчеты. Люди, живя в Москве и не видя, как растет виноград, считают, что его в стране и нет, а вино из собственного винограда для многих по-прежнему сказка, — говорит он. — Ситуация такова, что государству пора заняться регулированием импорта вина, иначе отрасль не будет развиваться». По мнению эксперта, оптимальным для рынка было бы соотношение зарубежной и российской продукции 25/75%.

Без ввоза не обойтись

Полностью отказаться от импорта — это концептуально неверный посыл, считает партнер компании «А8 Практика» Андрей Тихомиров. Этому есть две причины. Во-первых, отсутствие конкуренции и закрытие рынка является причиной снижения качества продукции и роста цен. Во-вторых, не все виды продукции могут быть произведены в России физически. Некоторые виды фруктов, к примеру, просто не произрастают в нашей климатической зоне. Также есть виды продукции, которые традиционно выращиваются, делаются в определенных странах и даже локациях, и повторить их производство в наших условиях невозможно. Доля импорта не должна быть слишком высокой в структуре производства, но и полный отказ от него не является верным шагом, говорит эксперт.

Ликвидировать импорт в определенном сегменте можно только при соблюдении трех условий, обращает внимание Максим Никиточкин. Во-первых, если в той или иной категории будет производится продукция в самом широком ценовом диапазоне — от самого низкого до самого высокого, или сегментация по цене/качеству будет практически отсутствовать в течение всего года. Во-вторых, если сектор будет демонстрировать конкурентные цены/издержки при производстве данной продукции. В-третьих, если производство продукции будет достаточно развито и в приграничных регионах страны. «Как показывает практика, ни в одной из категорий продовольствия все три этих условия не выполняются, — знает эксперт. — Поэтому пока импорт будет в том или ином количестве присутствовать на российском рынке».

В целом при прочих равных зарубежная продукция оказывает положительное влияние на те отрасли, которые достигли высокого уровня развития, полагает Никиточкин. Так, присутствие иностранных товаров на полках повышает конкуренцию, и для того, чтобы ее выдержать, отрасль проводит технологическую модернизацию, снижает издержки, оздоравливается. Наглядно это можно наблюдать, например, в свиноводстве и тепличном овощеводстве. Некоторая доля ввоза стимулирует российских аграриев перенимать современные продуктовые веяния, инновации (в первую очередь это касается перерабатывающих производств и, в частности, кондитерского). Хотя, конечно, в ряде случаев импорт влияет отрицательно. Иностранные производители получают значительно большую господдержку, чем российские, напоминает эксперт. В таком случае конкуренция является не оздоравливающей, а дискриминационной.

Эффект от наличия импорта на рынке комплексный, полагает Тихомиров. Плюсы при этом можно разделить на две группы — для потребителей и для производителей. Так, первым ввоз обеспечивает более широкий выбор продукции, а также открывает доступ к товарам, которые не производятся на локальном рынке. Кроме того, импорт влияет на общий уровень цен. А вторые получают косвенный эффект, о котором они подчас не задумываются: конкуренция заставляет их улучшать свою продукцию, следить за ее качеством, то есть постоянно развиваться и не стоять на месте, вторит Тихомиров Никиточкину. «Те игроки, которые понимают это, становятся сильнее и захватывают большую долю рынка, слабые — проигрывают в конкурентной борьбе», — говорит эксперт.

Наличие иностранной овощной и плодовой продукции на прилавках дает потребителю выбор и вынуждает отечественных производителей пытаться сделать свой товар более конкурентным, вторит остальным Лашин. Стремясь повысить эффективность бизнеса, они вкладывают в логистику, инфраструктуру, используют новые сорта, начинают следить за качеством, чтобы оно соответствовало более высоким стандартам.

В мясном сегменте небольшая доля ввоза российскому рынку необходима. «Импорт может возмещать недостаток объемов тех или иных частей разделки. Их предложение в том числе обусловлено анатомией животных, — поясняет Андрей Дальнов. — Например, мясоперерабатывающие заводы в Калининграде закупают куриное филе, часто его проще привезти из-за рубежа, чем везти из центра России». Но это относительно небольшие объемы, добавляет он.

«Молочка» — третий продукт в корзине покупателя после табака и алкоголя, важный по объему и деньгам, поэтому ее всегда будут ввозить в каких-то объемах, думает Чебурашкин. Главное, чтобы поставляемый из-за рубежа товар был качественный. Ведь наличие «плохих» продуктов дискредитирует всю отрасль.

Ни одна страна с развитым сектором АПК не стремится полностью избавиться от импорта продовольствия, говорит Юрий Ковалев. «Главная цель — это большой объем экспорта при положительном балансе (Бразилия, Канада) ну или хотя бы при нулевом (США и ЕС), — считает он. — Думаю, и здесь у России амбициозная, но реалистичная цель — войти в топ-10 мировых экспортеров АПК, имея как минимум нулевой внешнеторговый баланс».

Что пьем по импорту

Максим Новиков, Президент Союза производителей безалкогольных напитков и минеральных вод: "Объем импорта безалкогольных напитков, минеральных и питьевых вод в Россию по итогам 2017 года превысил 700 тыс. т общей стоимостью $450 млн, что примерно на 14% и 17% выше показателей 2016 года. В целом доля иностранных безалкогольных напитков и воды на российском рынке незначительна и составляет 2-4% от общего объема в денежном выражении в зависимости от категории".

В структуре импорта — в основном питьевая вода высшей категории, некоторые бренды газированных напитков, безалкогольные тонизирующие и функциональные напитки. По оценкам нашего союза, одна из самых перспективных ниш для импортеров — именно функциональные напитки, содержащие различные полезные компоненты. Такие продукты в настоящий момент востребованы в розничных сетях, рассчитанных на покупателей с доходом выше среднего. Функциональные напитки обычно употребляют для быстрого достижения определенного эффекта (восстановление после нагрузок, укрепление иммунитета, заряд бодрости), они не являются продуктом повседневного потребления и стоят достаточно дорого. В линейках российских производителей начинают появляться похожие напитки, но наши игроки пока только нащупывают нишу.
Владимир Шафоростов, Партнер, АПК
После рекордного урожая зерна в 2017-м в этом году он снизится из-за неблагоприятных погодных условий. И хотя производство продукции животноводства продолжает увеличиваться, вклад сектора в общую динамику АПК вряд ли позволит отрасли не только показать заметный рост, но и удержаться в плюсе
Агросектор стремится к нулю. Производство сельхозпродукции сократится из-за уменьшения валового сбора зерна
После рекордного урожая зерна в 2017-м в этом году он снизится из-за неблагоприятных погодных условий. И хотя производство продукции животноводства продолжает увеличиваться, вклад сектора в общую динамику АПК вряд ли позволит отрасли не только показать заметный рост, но и удержаться в плюсе

За первые семь месяцев этого года производство продукции сельского хозяйства увеличилось на 1,9%, оценил Росстат. Год назад за этот период динамика была на уровне минус 0,3%, однако по итогам 2017-го отрасль прибавила 2,4%. Темп роста хотя и замедлился в два раза по сравнению с 2016 годом, но все же оказался значительно выше большинства предварительных прогнозов. Тогда эксперты предполагали, что индекс сельхозпроизводства сократится или останется на уровне предыдущего года. Цены на сельхозпродукцию были низкими, рекордного урожая никто не ждал, к тому же сказывался эффект высокой базы. В этом году она стала еще выше, заметное сокращение валового сбора зерна ни у кого не вызывает сомнений, и, хотя цены увеличиваются, АПК рискует уйти в отрицательную зону впервые с 2012 года. В пользу такого сценария говорит и погодный фактор: ряд регионов пострадал от засухи, другие, наоборот, столкнулись с проблемой избыточных осадков.

Зерно тянет отрасль вниз

В июне в рабочей версии уточненного прогноза социально-экономического развития страны на этот год и плановый период до 2024-го Минэкономразвития предположило, что в 2018-м производство продукции сельского хозяйства увеличится на 1,1%. В сентябре прошлого года ведомство ожидало, что показатель будет ниже — около 0,5%. Такая оценка была подтверждена в апреле этого года, когда рассматривались поправки в федеральный бюджет. Возможно, показатель будет уменьшен: в конце августа — начале сентября министерство должно было представить обновленный прогноз в правительство. В начале прошлого месяца в обзоре картины экономики за июль ведомство допустило, что вклад сельского хозяйства в ее рост будет на уровне нуля, тогда как в предыдущие кризисные годы АПК стабильно был одним из ее драйверов. Тормозом отрасли станет растениеводство: урожай зерновых и зернобобовых агрокультур снизится с рекордных 135,4 млн т в прошлом году до 113-115 млн т, предполагает МЭР.

По сравнению с оценками Минсельхоза эти показатели выглядят достаточно оптимистично: агроведомство почти традиционно рассчитывает на урожай зерна в пределах 100 млн т и что динамика отрасли будет в диапазоне 0-1% в зависимости от экономической ситуации и погоды. В том числе растениеводство может прибавить максимум 0,5% (2,1% в 2017-м), животноводство — до 1,7% (2,8% годом ранее), подсчитали чиновники в Нацдокладе о реализации госпрограммы по итогам 2017 года. Учитывая, что доклад был опубликован в конце апреля, когда Минсельхозпрогнозировал урожай зерна на уровне 115 млн т, очевидно, что сбор в 100 млн т не обеспечит прироста сектора на 0,5%, а значит, и показатель в целом по отрасли будет ниже. Новую оценку по динамике сельхозпроизводства к третьей декаде августа ведомство не озвучивало. Плановый показатель госпрограммы развития сельского хозяйства на этот год — плюс 1,7%.

По прогнозу Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), темп прироста валовой продукции сельского хозяйства в этом году будет близким к нулю: на растениеводстве скажется высокая база 2017-го и влияние погодных условий. «Наш прогноз урожая зерна — 111 млн т (на 20 августа), что на 18% меньше прошлогоднего сбора, — сравнивает гендиректор ИКАРДмитрий Рылько. — Также мы ожидаем снижения производства сахарной свеклы, небольшого сокращения по картофелю и овощам в силу погодных факторов. Но при этом урожай масличных, скорее всего, будет выше, чем в 2017 году — на рекордном уровне, что частично компенсирует падение сбора в других секторах растениеводства». По животноводству эксперт также прогнозирует небольшой инерционный прирост.

Центр экономического прогнозирования Газпромбанка оценивает, что индекс производства сельхозпродукции составит 97,5% — в основном из-за уменьшения урожая зерна, говорит начальник центра Дарья Снитко. В середине августа она предполагала, что валовой сбор может составить 110 млн т — то есть на 20% меньше, чем в прошлом году. «Много это или мало? С одной стороны, снижение урожая на 20-25 млн т — это существенный для рынка объем. Но с другой, в истории современной России это будет третий по величине результат после 2016 и 2017 годов, и он более чем в 1,5 раза превосходит внутреннее потребление», — рассуждает эксперт. Результат сбора зерна в этом году окажется значительно скромнее прошлого года, так что внутренний рынок, вероятно, продемонстрирует отрицательную динамику, соглашается руководитель центра компетенций в АПК компании «КПМГ» в России и СНГ Виталий Шеремет.

Партнер консалтинговой компании «А8 Практика» Андрей Тихомиров придерживается прогноза урожая на уровне 107-109 млн т. Однако важным фактором станет погода в последней декаде августа и в сентябре, так что ситуация еще может существенно измениться, предполагает он. Близкие оценки валового сбора зерна и у партнера практики АПК «НЭО Центра» Владимира Шафоростова — 105-107 млн т.

В отличие от зерновых, прогнозы производства других агрокультур в августе были в основном позитивными. Так, урожай масличных может стать рекордным, в том числе благодаря увеличению их посевов: по данным Росстата, в этом году они заняли 13,9 млн га, что на 1,4 млн га больше, чем в 2017-м. Кроме того, засуха в ряде регионов повлияла на растения не так сильно, как опасались эксперты, поскольку вовремя прошли дожди (продолжение темы — на стр. 42). Хотя сезон переработки сахарной свеклы начался с опозданием из-за отставаний в сроках сева агрокультуры, ее валовой сбор позволит произвести 6-6,3 млн т сахара, прогнозирует ИКАР. Этого объема более чем достаточно для внутреннего рынка, также сохраняется экспортный потенциал, оценивает Дарья Снитко.

Производство товарного картофеля может увеличиться на 200 тыс. т до 6,9 млн т, прогнозируют Минсельхоз и Картофельный союз. Хотя посадочные работы во всех регионах были сдвинуты на две недели из-за поздней и холодной весны, ожидания по урожаю достаточно оптимистичные, говорит исполнительный директор союза Андрей Красильников. В отличие от прошлого года, когда лето в ряде регионов было холодным, слишком дождливым или, наоборот, засушливым, в 2018-м погодные условия у основных производителей оказались благоприятными. К 17 августа урожайность в сельхозорганизациях и КФХ была на 13 ц/га выше, чем годом ранее, — 257 ц/га. По овощам открытого грунта Минсельхоз также фиксировал увеличение сбора с гектара — на 13,5 ц до 160,2 ц. Урожай овощей «борщевого набора» также будет выше, чем в прошлом году, оценивает Снитко, не уточняя возможный диапазон показателей. В плюсе по итогам года будет и производство тепличной продукции: к середине августа сбор овощей закрытого грунта увеличился на 18,8%, составив 646,2 тыс. т.

Правда, поскольку вклад этих секторов в динамику растениеводства в целом меньше, чем зернового сегмента, сохранение производства на уровне прошлогоднего или его увеличение все же вряд ли позволят удержать отрасль от падения индекса.

Молоко снова в плюсе

Производство товарного молока в России устойчиво прибавляет с 2014 года. По итогам 2017 года рост составил 3,7% до 21,4 млн т, а за последние четыре года оно увеличилось более чем на 10%. Также в прошлом году впервые за почти 10 лет на 1,2%, или 361,7 тыс. т до 31,1 млн т, выросли валовые надои молока во всех хозяйствах.

В 2018-м тренд сохранится, причем как в целом по всем хозяйствам, так и в товарном сегменте, прогнозирует исполнительный директор Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Артем Белов. Хотя ЛПХ по-прежнему сокращают производство, а поголовье уменьшается у всех производителей, за счет повышения продуктивности на 3-4% валовой надой молока в целом по стране увеличится. «Товарное производство в 2018 году может прибавить 2,5-3%, в том числе на фоне увеличения потребления молочной продукции. По нашим оценкам, потребление вырастет на 2%, и этот фактор позволит поддержать цены на сырье», — рассказывает Белов.

Правда, в первой половине года участники рынка столкнулись с проблемой падения закупочных цен на молоко. Это произошло из-за затоваривания рынка: в 2017-м спрос на продукцию сокращался, притом что производство и импорт росли. Если бы этого падения цен не было, то производство в товарном секторе могло увеличиться на 3,5-4,5%, оценивает эксперт. Сейчас потребление восстанавливается, в частности благодаря хоть и небольшому, но повышению располагаемых доходов населения, а слабый рубль приводит к снижению импорта. Эти факторы продолжат влиять на отрасль и дальше. «Драйвер сектора — увеличение доходов населения, поскольку потенциал роста потребления молочной продукции очень большой. Если 10% самых богатых россиян потребляют в среднем по 335 кг молочной продукции в год, то у самых бедных этот показатель составляет 175 кг на человека. Поэтому прирост потребления в ближайшие 10 лет может составить до 30%, — оценивает Белов. — Если не произойдет каких-то экономических катаклизмов, которые принципиально все изменят, то тенденция увеличения потребления и производства молочной продукции, а значит, и сырья, сохранится».

По данным Минсельхоза, к середине августа закупочные цены сырого молока были в среднем на 15% ниже, чем в начале года, и на 10% меньше уровня в этот период в 2017-м. Однако Белов рассчитывает, что с сентября молоко начнет дорожать и в целом по итогам года доходность в секторе будет неплохой. Достаточно комфортный уровень цен и потенциал роста потребления, а также экспорта продукции позволяют отрасли оставаться привлекательной для инвесторов, причем они готовы вкладывать средства как в сырьевой сегмент, так и в переработку. Однако по-прежнему важным остается фактор господдержки, добавляет Белов.

Урожайность и качество стали хуже

Кроме сокращения валового сбора, в этом году снизилось и качество зерна. К 13 августа Центр оценки качества зерна обследовал 16,1 млн т пшеницы, ячменя и ржи нового урожая и отметил ухудшение показателей по сравнению с результатами годом ранее. Так, доля пшеницы 1-4 классов уменьшилась с 68,2% до 67,7%. Хотя фуража тоже стало меньше — 29,2% против 31,7%, было выявлено 3,2% пшеницы, не соответствующей ГОСТу, тогда как в 2017-м такой не было.

Агрофирма «Октябрьская» (Тамбовская область) к третьей декаде августа почти завершила уборку пшеницы и ячменя. Урожайность первой оказалась близка к плановой и составила 43 ц/га, а вот по ячменю оказалась хуже — 32 ц/га. На озимые повлияли заморозки и затяжная осень, по яровым агрокультурам была неблагоприятная ситуация весной — нехватка влаги и тепла, рассказывает гендиректор компании Максим Жалнин. Качество тоже пострадало из-за этих факторов. Вместо устойчивого 3-го класса пшеницы агрофирма получила 4-й, а также немного фуража. Из-за того, что за неделю-полторы до уборки шли дожди, возникли проблемы с проростом зерна. «Но в целом мы настроены позитивно: стартовая цена на зерно неплохая, мы уже начали продажи на экспорт, и рентабельность пока хорошая, — говорит Жалнин. — Для тех, кто получил урожайность пшеницы более 30 ц/га, при нынешних ценах складывается положительная экономика, несмотря на недобор урожая».

Оценить ситуацию по другим агрокультурам руководитель «Октябрьской» пока затрудняется. Хотя подсолнечник, кукуруза и соя в августе выглядели неплохо, из-за весенних заморозков всходы были неравномерными, так что урожай агрофирмы может оказаться на 5-15% меньше прошлогоднего, предполагает он. «Подсолнечником в Тамбовской области традиционно занята максимально возможная площадь, и те, кто сделал на него ставку и сможет получить хотя бы 25 ц/га, думаю, окажутся в прибыли, поскольку цены формируются через долларовую стоимость масла на FOB, — оценивает Жалнин. — Если маслосемена будут стоить от 20 тыс. руб./т, то это обеспечит хорошую рентабельность. Производители сои будут в плюсе при сборе с гектара от 20 ц, но здесь важно получить хороший уровень протеина». Также он рассчитывает, что, в отличие от двух предыдущих сезонов, можно будет заработать на кукурузе, поскольку ее посевы в стране сократились на 19,5% до 2,5 млн га, и урожай может снизиться до минимума с 2012 года. Главное, чтобы осень была не дождливой и агрокультуру удалось вовремя убрать и просушить, отмечает Жалнин.

«АФГ Националь» рассчитывает, что в этом году объемы производства основных агрокультур в холдинге будут примерно на уровне прошлого года, несмотря на не самые благоприятные погодные условия. Тогда компания собрала около 200 тыс. т риса, более 130 тыс. т зерновых и бобовых, примерно 110 тыс. т картофеля и овощей, а также 4 тыс. т яблок. «Современные технологии нивелируют зависимость от погодного фактора: использование капельного орошения и дождевальных машин позволяет нам выйти на плановую урожайность, несмотря на засушливое лето», — говорит гендиректор компании Юрий Белов. При этом сбор яблок увеличится минимум вдвое — до 8-10 тыс. т: это особенность технологии суперинтенсивных садов, которые по мере развития дают кратный рост урожайности, добавляет он.

Концерн «Покровский» (Краснодарский край) к третьей декаде августа убрал пшеницу, ячмень, горох, нут и рапс, а также приступил к уборке сои, крупноплодного подсолнечника и сахарной свеклы. Урожай зерновых оказался на уровне прошлого года — в целом около 600 тыс. т, рассказывает управляющий агробизнесом концерна Станислав Кашуба. Хозяйства холдинга работают в 13 районах Кубани, так что ситуация из-за влияния погодных факторов различается: где-то были проблемы с засухой, где-то обеспеченность влагой была лучше. «Кукуруза вызывает опасения, урожайность сахарной свеклы снизится, а по подсолнечнику, думаю, все будет нормально», — рассчитывает топ-менеджер. По его оценке, год станет лучше предыдущего в экономическом плане, в частности если будут хорошие цены на сахар, поскольку «Покровский» специализируется на его производстве.

Директор растениеводческого бизнес-блока «АгроТерры» (контролирует около 250 тыс. га в регионах ЦФО) Томас Доренвендт думает, что этот год для российских аграриев может стать гораздо лучше прошлого, особенно если получится собрать хороший урожай поздних агрокультур. В выигрыше окажутся производители, которые убрали пшеницу без потерь в качестве и избежали проблем с проростом зерна, так как цена высококлассной продукции будет выше. «Сельское хозяйство — это цикличный бизнес с плавающей стоимостью продукции. Сейчас цены уже заметно выше, чем в прошлом году. Рассчитываю, что их дно уже пройдено», — добавляет он.

По словам Доренвендта, по количественным показателям урожай «АгроТерры» в этом году ниже. Посевная прошла в хорошем темпе, однако повлияла погода — было недостаточно влаги. Урожайность озимой пшеницы составила 39 ц/га — это на 17% ниже, чем прошлогодний результат компании, но выше среднего по стране (34,3 ц/га). Компания сделала фокус на сохранении качества продукции. Хозяйства убрали продовольственную пшеницу за рекордные семь дней благодаря внедрению трехзвенной уборки, системы предварительной оценки качества зерна на каждом поле и усовершенствованию системы оперативного планирования. Поздние агрокультуры развиваются хорошо. Компания ожидает роста урожая, если до их уборки в сентябре один-два раза пройдет дождь. «Планируем, что урожайность сои при сохранении качества будет выше, чем в прошлом году. В 2017-м она составила 15 ц/га, средний сбор с гектара в ЦФО — 14 ц/га. Планируем улучшить показатели и по сахарной свекле», — говорит Доренвендт. При планировании сезона компания допускает отклонения по урожайности в пределах 10%. Цены из сезона в сезон могут колебаться больше, поэтому разница с планом учитывается в пределах 20%. Для учета ценовых колебаний хозяйства сеют агрокультуры с разными сроками созревания. Например, если цена на раннюю пшеницу падает, стоимость сахарной свеклы может оставаться высокой. Тогда общий результат будет соответствовать плану. «Мы не гонимся за валовыми показателями. Фокусируемся на том, чтобы сохранять баланс инвестированных в производство средств и полученного результата», — комментирует Доренвендт.

В этом году «АгроТерра» не стала сеять кукурузу — в основном из-за того, что она конкурирует с ключевой для компании соей за сушильные мощности. Когда одновременно нужно убирать сою и кукурузу, в приоритете оказывается соя. «Мы каждый год немного корректируем севооборот, но сельское хозяйство — это не вывод нового продукта на полки супермаркета. Мы можем изменить что-то только раз в сезон, — комментирует Доренвендт. — Также есть природно-климатические ограничения регионов, где мы работаем. Мы внимательно изучаем спрос на мировом и внутреннем рынках и выбираем агрокультуры по балансу цены спроса и стоимости производства». Сейчас приоритетные для компании агрокультуры — пшеница, соя и сахарная свекла. Также в севообороте есть рапс и подсолнечник, проводятся эксперименты с гречихой, нутом, горохом и др. Самой маржинальной в этом сезоне станет соя, считает Доренвендт. По сравнению с ней доходность сахарной свеклы будет ниже, поскольку у других производителей тоже ожидается высокий урожай, а тенденции роста цен на сахар, а значит, и свеклу, нет, поясняет топ-менеджер.

Сбор в широком диапазоне

Минсельхоз в третьей декаде августа прогнозировал, что валовой сбор зерновых в целом по стране составит около 100 млн т, что на 35,4 млн т меньше прошлогоднего рекорда. В том числе производство пшеницы может составить 64,4 млн т. Институт конъюнктуры аграрного рынка тогда же оценивал потенциал валового сбора в 111,5 млн т, в том числе 70,1 млн т пшеницы, «ПроЗерно» — на уровне 114 млн т (71 млн т пшеницы), «СовЭкон» — 109,9 млн т (68,4 млн т пшеницы), Российский зерновой союз — 104-111 млн т. Минсельхоз США в августовском обзоре увеличил прогноз урожая пшеницы в России с 67 млн т до 68 млн т без учета Крыма, а общего сбора зерна в стране — со 103,4 млн т до 104 млн т.

Что влияет на экономику

Если сейчас аграрии фиксируют бухгалтерскую прибыль, то по итогам календарного года и сельхозсезона ситуация может быть иной из-за увеличения расходов на производство, в частности из-за удорожания ГСМ, обращает внимание Жалнин. При этом еще в прошлом году снизилась доступность краткосрочных кредитов. Требования банков ужесточились, и негативные балансы не позволили многим хозяйствам получить необходимые средства: например, по заявке в 50 млн руб. могли дать только 20 млн руб. Из-за этого аграриям приходилось экономить на удобрениях и средствах защиты растений, чтобы сохранить хоть какую-то возможность получить прибыль. Так что ухудшение качества и снижение валового сбора — результат не только неблагоприятной погоды, но и недофинансирования производств, рассуждает он.

Главным негативным фактором, который в этом году повлиял на агробизнес, Белов называет резкий рост цен на ГСМ (на 30% за первое полугодие) и удобрения. Компенсации в 5 млрд руб., которые правительство выделило сельхозпроизводителям — хорошая и справедливая мера, но объем субсидий несопоставим с потерями, оценивает он. Затраты на ГСМ будут выше, чем в прошлом году, но и цены на зерно сейчас заметно лучше, обращает внимание Кашуба.

Также Белов отмечает негативное влияние роста курса доллара, что неминуемо приводит к повышению себестоимости продукции, поскольку российское сельское хозяйство все еще сильно зависит от зарубежных технологий. «Сельхозтехника, семена, удобрения и прочее по-прежнему в больших объемах приобретаются за границей за неимением или нехваткой отечественных аналогов, — говорит топ-менеджер. — Ситуация постепенно улучшается, однако потребуется еще несколько лет, чтобы эти изменения отразились на экономике отрасли».

Чем выше курс доллара, тем больше затраты на гектар, соглашается Кашуба. Валютные затраты «Покровского» в основном связаны с покупкой семян сахарной свеклы, и расчеты по контрактам намечены на октябрь-ноябрь. При этом, поскольку концерн экспортирует зерно, при конвертации валютной выручки в условиях девальвации рубля она увеличивается. В прошлом году крепкий рубль негативно влиял на ценообразование по зерну, и то, что сейчас он ослаб — положительный фактор для экспортеров, тем более что увеличились мировые цены. Так что пока для участников рынка конъюнктура складывается неплохо, уверен Жалнин. Дешевеющий рубль стимулирует экспорт, что является позитивным фактором для отрасли, считает Белов. Однако в целом рыночная ситуация будет понятна не раньше сентября-октября, когда производители завершат уборочные работы и можно будет оперировать конкретными цифрами, добавляет он.

Цены на зерно и, до некоторой степени, масличные в сезоне-2018/19 будут выше, чем в прошлом: на зерно уже сейчас они находятся на очень высоких отметках, говорит Рылько. Это связано с «эффектом резонанса»: значительное, но не катастрофичное падение урожая в России, заметное сокращение сборов в соседнем Евросоюзе и в целом по миру совпало со снижением курса рубля. «Поскольку в начале сезона цены не могут быть рекордными, это означает, что все рекорды еще впереди», — добавляет эксперт.

На фоне негативных прогнозов мирового производства зерна к середине августа экспортные цены на пшеницу достигли самого высокого уровня с 2014 года — более $233/т (FOB глубоководные порты, протеин 12,5%). Их повышение, а также ослабление рубля привели к увеличению внутренних цен. В центре страны к середине августа пшеница 3-го класса стоила свыше 10 тыс. руб./т — примерно на 700 руб./т больше, чем годом ранее; 4-й класс по сравнению с серединой августа 2017-го подорожал почти на 1,1 тыс. руб./т до 8,9 тыс. руб./т; стоимость фуража достигла 7,6 тыс. руб./т (+500 руб./т).

«А8 Практика» тоже прогнозирует повышение цен на сельхозпродукцию: основное влияние окажет снижение урожая зерна, а также продолжающийся рост мировых цен на него. Свой вклад внесет и курс доллара. Как следствие, удорожание зерна на внутреннем рынке негативно отразится на экономике других секторов, особенно на производстве мяса. Основной удар, вероятнее всего, примут на себя переработчики, которые не смогли выстроить вертикально интегрированный бизнес. «По результатам этого года заработают экспортеры, а также те игроки, которые смогут собрать хороший урожай, несмотря на общий отрицательный фон», — уверен Тихомиров.

Значительные переходящие запасы зерна и серьезное повышение цен на него поддержат результаты производителей, а ослабление рубля станет плюсом для экспортеров, думает Виталий Шеремет. Рекордные запасы зерна на начало сезона позволят обеспечить хороший экспорт и удержать внутренний рынок от резкого повышения цен, соглашается Дарья Снитко. В этом году финансовые показатели у экспортеров пшеницы и ячменя должны быть неплохими, хотя вывоз зерна будет ниже прошлогодних значений — около 40 млн т, оценивает Шафоростов. По итогам сезона-2017/18, по данным Минсельхоза, Россия отгрузила за рубеж 52,4 млн т зерна. Прогноз ведомства на этот год — 40-45 млн т.

При этом в августе участники рынка говорили, что есть риск ограничения экспорта, когда поставки превысят 30 млн т. Минсельхоз просил экспортеров представить планы вывоза зерна в этом сельхозгоду, не исключено, что после их анализа будет принято решение вернуть пошлину на пшеницу или вести квоты, рассказывали они. Об этом министерство просят регионы, специализирующиеся на производстве мяса, которые на фоне удорожания зерна столкнулись с проблемой роста себестоимости, сообщало агентство Reuters.

Мясной сектор по-прежнему драйвер

В прошлом году на долю животноводства пришлось 46,4% в общем объеме производства сельхозпродукции. В отличие от растениеводства, где ситуация неоднозначна, сектор продолжает уверенно расти. За первые семь месяцев 2018 года производство скота и птицы на убой во всех хозяйствах увеличилось на 4%, молока — на 1,3%, яиц — на 1,1% к аналогичному периоду 2017-го.

Драйвером отрасли остается промышленное производство мяса: в январе-июле сельхозорганизации увеличили объемы выпуска на 5,7% почти до 6,5 млн т в живом весе. Активнее всего развивается свиноводство, которое за это время выросло на 10,9%, темп прироста производства говядины был на уровне 7,1%, птицы — 2,4%. По прогнозу Национального союза свиноводов, в этом году выпуск свинины во всех хозяйствах увеличится примерно на 4,6%, в том числе объемы в сельхозорганизациях вырастут на уровне 7% до 3,15 млн т в убойном весе. Национальная мясная ассоциация также ждет прироста в свиноводстве на 4-5%, а по мясу бройлера не исключает стагнации или даже некоторого снижения объемов на фоне избытка предложения, правда, прибавку в птицеводстве может обеспечить производство индейки.

Практически по всем секторам мясного направления продолжается рост производства, поскольку вводятся ранее заявленные мощности, говорит Шеремет. Однако перепроизводство птицы оказывает серьезное давление на цены, в том числе и других видов мяса. А удорожание зерна серьезно увеличит себестоимость производства мясной продукции, притом что цена на нее некоторое время назад уже уперлась в покупательскую способность населения. Наметившийся рост стоимости мяса птицы в рознице, наверное, продолжится, но не принесет прибыли производителям, так как они вряд ли смогут компенсировать увеличение себестоимости кормов, так что на повышение доходности в этом сезоне мясному бизнесу вряд ли стоит рассчитывать. «Поскольку серьезных экспортных поставок мяса в ближайшей перспективе ожидать не следует — в значительной степени из-за сложной эпизоотической ситуации в стране — в этой ситуации, думаю, мы увидим череду банкротств наименее эффективных игроков, причем как крупных, так и небольших», — комментирует Шеремет.

Шафоростов оценивает потенциал роста производства свинины на 8-10% (в убойном весе), бройлера — на 3-4%, говядины — на 6-7%. Сектор индейководства может прибавить около 10%, правда, эксперт уточняет, что показатель мог бы быть и выше, если бы не вспышки гриппа птиц. Летом от него в третий раз пострадал «Евродон», также вирус был обнаружен на площадке «Дамате». Основатель и гендиректор «Евродона» Вадим Ванеев в интервью изданию «Город N» говорил, что компании пришлось уничтожить 212 тыс. индеек, ущерб составил 160 млн руб. — в 15 раз меньше, чем при вспышках в конце 2016 и начале 2017 годов. «Дамате» оценивала убыток в 400 млн руб., ей пришлось уничтожить 10% стада — 470 тыс. птиц.

На результаты в свиноводстве тоже влияет эпизоотическая ситуация — распространение африканской чумы свиней (АЧС). Так, вирус снова был обнаружен на комплексе «Русагро» в Белгородской области, «Правдинское свинопроизводство» (входит в RBPI, основным владельцем которой является Charoen Pokphand Foods) уничтожило 111 тыс. свиней в Калининградской области. Тем не менее выпавшие из-за болезней объемы компенсируют комплексы, только выходящие на проектную мощность, уверен Шафоростов.

Вспышки опасных болезней вносят коррективы в развитие рынка мяса: они увеличили опасения участников рынка по поводу замедления роста производства и даже сформировали некоторый временный дефицит на рынке, обращает внимание Дарья Снитко. Это повлекло увеличение цен во всех сегментах. «Однако если повышение цен на зерно в этом сезоне имеет фундаментальную природу, то рост цен на мясо определен временными факторами, поэтому не исключаю, что в среднем относительно прошлого года мясо будет дешеветь», — говорит эксперт. В этом сезоне производители мяса, скорее всего, попадут в «ножницы цен»: себестоимость (по кормовой составляющей) будет увеличиваться, а цена на продукцию падать, что негативно влияет на рентабельность, продолжает Снитко. По ее мнению, спасти ситуацию может дополнительное ограничение импорта мяса — правительство много раз использовало это меру для защиты доходности производителей на внутреннем рынке в последние годы. Правда, инструментов для этого все меньше. «Не исключено, что компании будут корректировать планы по объему производства, но не думаю, что в этом году выпуск свинины или птицы снизится», — добавляет она.

Гендиректор «Черкизова» Сергей Михайлов соглашается, что динамика увеличения себестоимости у производителей мяса тревожная. Уже понятно, что урожай пшеницы в этом году будет заметно ниже прошлогоднего, а экспорт, возможно, останется на прежнем уровне. Структура производства также может измениться: сухая солнечная погода в период созревания зерна ведет к снижению доли фуражной пшеницы, что плохо для животноводов. Из-за сокращения предложения цены будут выше, чем в прошлом сезоне. Стоимость соевого шрота с начала года находятся на рекордном уровне и может еще увеличиться, предполагает топ-менеджер. «В силу наложенных на себя ограничений мы импортируем только соевые бобы из Латинской Америки, а страны этого региона активно переориентируются на Китай после введения последним 25% пошлины на сою из США, — комментирует он. — К ввозу запрещен соевый шрот из ГМО-бобов, нельзя закупать сою из США. Но возникает парадокс: соевый ГМО-изолят из Китая для потребления людьми завозить можно, а ГМО-соевый шрот из Аргентины, Бразилии и США для кормов животных — нет». Другие важные компоненты себестоимости — премиксы, горючее, упаковка — также демонстрируют положительную ценовую динамику.

Цены на мясо в начале года были крайне низкими, на фоне увеличения издержек бройлерные птицефабрики были вынуждены сократить производство. Отрицательная динамика в крупнейших региональных кластерах — Белгородской и Челябинской областях — привела к повышению цен с конца мая. Свинина подорожала на фоне сокращения производства из-за жары и распространения АЧС, а также уменьшения импорта из Латинской Америки. Параллельно хорошая погода обеспечила повышенный спрос на мясо. Однако период высоких цен на продукцию не будет долгим: впереди сезонное увеличение производства и сокращение спроса из-за окончания «сезона шашлыков», продолжает Михайлов. Про итоги года говорить рано, но возможное встречное движение цен и себестоимости способно испортить показатели животноводов и птицеводов, опасается топ-менеджер. Тем не менее «Черкизово» не меняет планы увеличения производства. В частности, в перспективе компания рассчитывает выйти примерно на 300 тыс. т свинины в живом весе (в 2017-м было 212 тыс. т). Также в этом году она может купить птицефабрику «Алтайский бройлер» у «Приосколья» — сделка позволит увеличить показатели холдинга по выпуску мяса бройлера более чем на 10% примерно до 700 тыс. т, оценивает Михайлов.

«А8 Практика» ждет усиления борьбы производителей свинины и птицы за потребителей, поскольку цены на продукцию практически сравнялись. «Производителям необходимо бороться за рентабельность, а не за объемы производства, — уверен Тихомиров. — Оба сектора фактически достигли порога по обеспечению внутреннего спроса, и нужно больше думать об экспорте, чтобы снизить давление на внутренний рынок и цены». Однако в целом объемы производства мяса в этом году продолжат расти, добавляет он.

Инвестиции в отрасль сохраняются

Несмотря на непростую макроэкономическую ситуацию в стране и неопределенность из-за предстоящего обновления агрогоспрограммы, сельхозпроизводители продолжают инвестировать в развитие бизнеса. Самым капиталоемким проектом «АФГ Националь» на сегодняшний день являются суперинтенсивные сады. «В этом году на закладку садов, приобретение сельхозтехники, покупку и установку системы капельного полива у нас запланированы инвестиции в 2,4 млрд руб., — рассказывает Юрий Белов. — В 2018-м тариф субсидирования затрат на закладку садов интенсивного типа увеличили в 1,7 раза, но средств, выделенных на эти цели, оказалось недостаточно, в итоге субсидии мы получим не в полном объеме».

По итогам 2018 года «Черкизово» инвестирует около 10 млрд руб. Основные направления — запуск роботизированного завода по производству колбас под Каширой и развитие свиноводства в Пензенской области. В дальнейшем в структуре CAPEX будут преобладать проекты, направленные на развитие переработки мяса: став лидером по его производству, холдинг хочет увеличивать число «нишевых» высокомаржинальных сегментов, добавляет топ-менеджер.

Резкого роста спроса не будет

Драйвером животноводческого сектора может стать рост потребления, которое в том числе зависит от динамики реальных доходов. За первые семь месяцев этого года они увеличились на 2,6% к аналогичному периоду 2017-го, оценил Росстат. И хотя в июле в годовом выражении они выросли на 2%, в июле и мае повышение было на уровне статпогрешности в 0,2% и 0,1%. Рассчитывать на какой-то прорыв тут не приходится, констатирует Андрей Тихомиров из «А8 Практики», тем более что в 2019 году возникнет дополнительная фискальная нагрузка, связанная с повышением ставки НДС с 18% до 20%.

В июне Минэкономразвития прогнозировало, что в 2018-м реальные доходы увеличатся на 3,4-3,9%, тогда как в сентябре прошлого года ожидалось увеличение на 2,3%. Доходы населения постепенно повышаются, в этом году Центр экономического прогнозирования Газпромбанка ожидает их роста на 1,5-2%. «Спрос поддерживает низкая инфляция, но его революционного роста ждать не стоит ни по одной из групп продовольственных товаров, увеличение будет очень постепенным», — комментирует Дарья Снитко. К сожалению, отрасль, как и экономика в целом, по-прежнему сильно зависит от курса доллара, сетует Михайлов. «Снижение курса национальной валюты — это всегда рост издержек, ускорение инфляции и падение покупательной способности населения, — говорит он. — Последняя „волна" санкций вновь дестабилизирует ситуацию, будем надеяться, временно».

В целом в этом сезоне ситуация на внутреннем рынке, скорее, ухудшится, предполагает Виталий Шеремет. Доходность работающих на нем компаний уже подверглась серии ударов: падающий рубль, значительный рост стоимости зерновых, стагнирующая экономика. С другой стороны, эти же факторы оказывают серьезную поддержку экспортерам агропродукции. «Вызывает некоторое опасение тот факт, что аграрии, как и нефтяники, в эпоху высоких цен на свой биржевой товар отгружают то, что просит рынок, получая высокую доходность в моменте и забывая, что стоимость биржевых товаров циклична, — обращает внимание эксперт. — Получаем этакое сырьевое проклятие российского АПК: не вкладываем в получение добавленной стоимости ни тогда, когда цена на биржевой товар высокая — незачем, ни тогда, когда цена низкая — неоткуда».

Шеремет уверен, что сельскому хозяйству нужна долгосрочная стратегия развития, нацеленная на достижение задач, поставленных президентом — в частности, увеличение экспорта сельхозпродукции до $45 млрд за шесть лет. «Это даст понимание инвесторам, куда вкладывать, на какие меры поддержки рассчитывать, какую доходность ожидать. В итоге мы получим долгосрочные проекты, сниженный отраслевой фактор риска и доступное финансирование», — думает он. В мире агросектор умеет привлекать дешевые деньги, проблема же российского АПК заключается в отсутствии системности и желании решить самые важные и сложные вопросы наскоком, категоричен эксперт.

Сейчас участники рынка в поисках новых идей для инвестиций ждут обновленной программы поддержки отрасли, считает Снитко. Важные вопросы — какие направления будут получать льготные кредиты и какие еще меры поддержки появятся в новом документе. «Очевидно, что ключевое место в новой программе будет уделяться развитию экспорта, инфраструктуры для него и научно-техническому развитию отрасли, — предполагает она. — Но пока неясно, что за меры будут использоваться — субсидии, компенсация затрат или какие-то налоговые льготы».

Виталий Шеремет, Руководитель центра компетенций в АПК компании «КПМГ» в России и СНГ
Если говорить о точках роста агросектора, то я бы посмотрел на быстро растущий мусульманский мир (сегодня — 25%
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Компания «Дымов» Вадима Дымова реализует инвестиционный проект по строительству свиноводческого комплекса в Ивановской области. Как сообщает пресс-служба администрации региона, комплекс будет представлять собой ферму закрытого типа, которая будет рассчитана на единовременное содержание до 30 тыс. свиней. Производственная мощность составит 60 тыс. голов товарных свиней в год.
«Дымов» расширяет производство свинины
Свинокомплекс стоимостью 1,5 млрд рублей будет построен в Ивановской области
Компания «Дымов» Вадима Дымова реализует инвестиционный проект по строительству свиноводческого комплекса в Ивановской области. Как сообщает пресс-служба администрации региона, комплекс будет представлять собой ферму закрытого типа, которая будет рассчитана на единовременное содержание до 30 тыс. свиней. Производственная мощность составит 60 тыс. голов товарных свиней в год.

Объем инвестиций в проект оценивается в 1,5 млрд руб. По словам врио губернатора Ивановской области Станислава Воскресенского, это крупнейшая инвестиция в сельское хозяйство региона. Сейчас на строительной площадке ведутся подготовительные работы, прокладывается временная дорога, завозится техника. Непосредственно к строительству предполагается приступить по завершении госэкспертизы. Руководитель проекта Алексей Абакумцев пояснил «Агроинвестору», что проектом предусмотрено строительство комплекса полного цикла — на нем будут содержаться животные с рождения и до достижения товарных кондиций. «Произведенных свиней планируется как перерабатывать на предприятиях группы, так и продавать», — рассказал он.

Как рассказал Вадим Дымов, завершение проекта намечено на ноябрь-декабрь 2019 года. При этом в ответ на просьбу врио губернатора он выразил готовность уже сейчас начать набор сотрудников для будущего животноводческого комплекса. Как пояснил Воскресенский, в поселке Петровский, близ которого строится комплекс, несколько лет назад был закрыт спиртзавод и людям негде работать. Как предположил Дымов, часть будущих работников пока можно отправить на обучение в одно из подразделений компании в Краснодар.

В настоящее время у компании «Дымов» есть три животноводческих комплекса. В Краснодарском крае предприятие занимается свиноводством, в Красноярске — производством молока и растениеводством. Кроме того, в 2017 году Вадим Дымов приобрел молочное хозяйство «Тарбаево» во Владимирской области, на базе которого группа планирует создать свиноводческое хозяйство, а также расширить дойное стадо (до 1,2 тыс. коров на первом этапе). В состав группы «Дымов» также входят три завода — в Москве, Красноярске и Дмитрове.

Наличие собственной переработки, в том числе глубокой — крайне важный положительный фактор, отмечает руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин. «Например, 2017 год характеризовался снижением оптовых цен на живых свиней в связи с продолжающимся интенсивным ростом отечественного производства, однако аналогичной явной понижательной тенденции в кусковой свинине не наблюдается, таким образом, маржа производителей свиней перераспределилась в пользу переработчиков свинины», — сказал «Агроинвестору» Никиточкин. Тем не менее, по его мнению, оправданность данных инвестиций вызывает вопросы. «Цены на свинину (живок и полутуши) в Центральном федеральном округе даже ниже, чем в других регионах, и «Дымов» имеет прекрасную возможность закупать свинину у других производителей. Однако многие российские бизнесмены при рассмотрении инвестиционных возможностей приоритет отдают проектам вертикальной интеграции, и с этой точки зрения проект оправдан. Кроме того, сейчас крупные и даже средние холдинги предпочитают не продавать живок и полутуши, а перерабатывать свою свинину, таким образом, становится труднее искать качественную свинину отдельным независимым мясоперарабывающим заводам», — рассуждает аналитик.

Абакумцев, в свою очередь, сообщил, что «Дымов» видит для себя перспективы в свиноводческой отрасли. При этом он не считает ценовую ситуацию неблагоприятной для развития новых проектов. «Сейчас свинья в живом весе продается за 40 руб./кг, в последние три-четыре недели цена только растет», — напомнил он.

Группа компаний «Дымов» основана в 2001 году и является одним из крупнейших российских предприятий по производству колбас и мясных деликатесов. Согласно данным kartoteka.ru, Вадим Дымов владеет 88,43% «Дымовского колбасного производства», еще 10,46% принадлежит бывшему гендиректору Егору Дуде, еще 1,11% — Зинаиде Долгобородовой. Заводы «Дымова» выпускают около 300 наименований продукции под торговыми марками «Дымов», «Высокая Кухня», «Пиколини». Согласно рейтингу исследовательской компании GfK, среди крупнейших российских производителей мясных изделий компания занимает восьмое место по объему продаж в денежном выражении и 10-е место — по объему продаж в натуральном выражении. Выручка «Дымовского колбасного производства» в 2016 году составила 8,7 млрд руб., чистая прибыль — 260 млн руб.
Роман Тихомирнов, Партнер, Стратегия и операционная эффективность
В преддверии чемпионата мира по футболу ростовский гостиничный рынок заметно изменился. Номерной фонд вырос на 10% — до 5 тыс. номеров; большинство отелей прошло классификацию, получив официальные «звезды». Ощутив по завершении мундиаля возросший градус конкуренции, отельеры сделали акцент на грамотном управлении объектами.
Ростов отельный
Благодаря ЧМ-2018 в городе массово открылись новые гостиницы, в том числе — международных сетей

В преддверии чемпионата мира по футболу ростовский гостиничный рынок заметно изменился. Номерной фонд вырос на 10% — до 5 тыс. номеров; большинство отелей прошло классификацию, получив официальные «звезды». Ощутив по завершении мундиаля возросший градус конкуренции, отельеры сделали акцент на грамотном управлении объектами.

Пришли международные игроки

В департаменте экономики Ростова „Ъ-Юг" сообщили, что сегодня гостиничный фонд города насчитывает 191 объект и рассчитан в общей сложности на прием 8611 гостей. По данным пресс-службы городской администрации, перед чемпионатом мира по футболу отельная база увеличилась более чем на 10% — до 4996 номеров. Вложения в крупные гостиницы, построенные к мундиалю, составили 3,5 млрд руб. (см. таблицу).

Прирост мог оказаться еще более заметным, если бы инвесторы успели реализовать два наиболее амбициозных проекта — отели Sheraton 5* и Hyatt Regency Rostov Don-Plaza 5*. Несмотря на заморозку первого и перенос сроков реализации второго, локальный гостиничный рынок все же прирос в преддверии чемпионата международными сетями. Так, в Ростове начали работу отели под брендами Mercure и Ramada; после длительного перерыва возобновил работу Radisson Blu.

«Происходит не только количественное изменение из-за увеличения числа объектов. Международные сетевые отели повышают общую культуру управления, способствуют улучшению сервиса. Это несет в себе и угрозу для отельеров в плане конкуренции, и усиление лоббистских возможностей индустрии. Сетевой отель наиболее привлекателен для иностранных корпорантов. Когда в городе работают пять-десять таких гостиниц, они отбирают этот кусок пирога у остальных отелей. Происходит четкая сегментация рынка, что упрощает привлечение туристов»,— говорит член совета директоров ГК Don-Plaza Андрей Демишин.

В год проведения чемпионата мира ряд крупных объектов запустили местные инвесторы. Наиболее заметными с точки зрения вложений оказались Benamar Hotel&Spa 4* в Нахичевани, бутик-отель «39» 5* на улице Шаумяна и «Графский парк» 4* на левом берегу Дона. Номерной фонд рос и благодаря открытию большого числа хостелов и гостевых домов.

Крупные гостиничные проекты в последние годы появились не только в столице региона, но и в Ростовской области. Чаще всего они работают в высоких ценовых сегментах, как, например, Utkino Country House в Семикаракорском районе и Grand Hotel Soho 5* в Азове. «Эти проекты могут привлечь не только ростовчан, но и туристов из других регионов России, а также иностранцев, привыкших к качественному сервису и множеству дополнительных услуг»,— считает директор ростовского филиала «БКС Премьер» Андрей Краснопольский.

Со звездами на фасадах


Положительное влияние на гостиничный рынок, по мнению экспертов, оказала обязательная классификация с присвоением «звезд». По данным департамента экономики города, в Ростове к чемпионату мира официальные «звезды» получили 110 отелей, из них четыре подтвердили соответствие уровню 5*. Еще 78 гостиниц прошли сертификацию с присвоением категории «без звезд».

По словам Валентины Шведенко, гендиректора пятизвездочного бутик-отеля «39», благодаря классификации отельеры получили четкие ориентиры для определения стоимости номеров в период мундиаля.

«В Ростовской области в гостинице категории 3* номера не могли стоить дороже 18,5 тыс. руб., 4* — 25,4 тыс. руб., 5* — 52,2 тыс. руб, — уточняет топ-менеджер гостиницы. — В целом, классификация оказалась не так уж сложна, затраты на нее давно окупились. Процедура помогла систематизировать наши внутренние процессы и документооборот, по-новому подойти к стандартизации бизнес-проектов, определить точки роста. Теперь категория отеля — наше конкурентное преимущество.

«Классификация позволила очистить рынок от игроков, которые не могут гарантировать гостям определенный уровень сервиса», — считает господин Краснопольский. С ним согласен вице-президент по развитию бизнеса в России, СНГ и странах Балтии Radisson Hotel Group Дэвид Дженкинс: «Эта процедура помогает обеспечить соответствие определенным стандартам и поддерживать необходимый уровень обслуживания. Это также хорошо и для гостей: они могут быть уверены, что стандартные требования будут соблюдены, а ожидания — оправданы»,— говорит он.

Генеральный директор Hospitality Income Consulting Елена Лысенкова, напротив, убеждена, что ценности в глазах потребителей классификация не имеет и сильного влияния на рынок она не оказала. «С реальными проблемами соответствия требованиям классификации могут столкнуться лишь маленькие отели и хостелы»,— добавляет аналитик ИК «Фридом Финанс» Анастасия Соснова.

Некоторые отельеры считают, что система классификации не лишена недостатков. Так, Андрей Демишин обращает внимание на то, что нормативные требования не всегда учитывают современные тенденции в оснащении номера и особенности отелей. «Например, в Don-Plaza средняя продолжительность проживания — сутки, а по нормативным требованиям в каждом номере должно быть 14 вешалок. Гости путешествуют налегке с деловыми целями, им не нужен большой шкаф. Со временем система классификации должна совершенствоваться»,— резюмирует он.

Отложенный ввод

Конкуренция на гостиничном рынке Ростова, усилившаяся в преддверии мундиаля, обещает еще больше обостриться через год. «Опасения и определение стратегии связаны с тем, что в 2019 году номерной фонд, по нашим прогнозам, станет на 50% больше, по сравнению с 2017 годом»,— говорит Андрей Демишин.

На вторую половину следующего года перенесли завершение работ над Hyatt Regency Rostov Don-Plaza 5* на 224 номера. На улице Левобережной идет строительство гостиничного комплекса Marriott Courtyard категории 4* на 198 номеров. Группа компаний «Горизонт» возводит рядом с одноименным ТРЦ гостиницу на 170 номеров, которой, по плану ГК, также должен управлять международный оператор. В стадии реализации находится проект отеля «Альбион» на улице Большой Садовой категории 3* на 65 номеров.

«С каждым годом будет увеличиваться роль качества управления объектом, скорости реакции на запросы партнеров и гибкости ценовой политики»,— считает партнер Центра стратегического развития АО «НЭО Центр» Роман Тихомирнов. По данным департамента экономики Ростова, в период проведения чемпионата мира загрузка городских отелей составляла от 70% до 90% (в аналогичный период 2017 года она держалась на уровне 45%). Власти надеются, что такой показатель сохранится в течение продолжительного периода времени. Аналитики и игроки рынка полагают, что после ЧМ он вернется к прежним среднегодовым значениям. «До мундиаля загрузка отелей в городе составляла 58–60%»,— уточняет гендиректор управляющей компании «РосинвестОтель» Кирилл Иртюга.

«До ЧМ-2018 до 70% загрузки отелей в Ростове-на-Дону обеспечивали туристы, прибывающие в город с рабочими целями. В летний сезон деловая активность обычно снижалась, но формировался транзитный спрос со стороны отдыхающих, следующих далее на юг»,— объясняет Анастасия Соснова. После мундиаля, по мнению генерального директора ООО «ТКФ Рейна Тур НТВ» Татьяны Нечепаевой, тенденции сохранятся: «Большинство отелей будет загружаться деловыми туристами, а в летний период — теми, кто едет на автомобиле на Черное море или возвращается с отдыха».

Эксперты уверены, что в ближайшие годы в Ростове будут востребованы гостиницы с удачным местоположением, новым или обновленным номерным фондом, широкими возможностями для проведения конференций и высоким уровнем сервиса.

«Как показывает опыт сингапурских отелей, в будущем будут популярны гостиницы с медиафасадами внутри номеров, максимально оснащенных 3D-графикой»,— отмечает генеральный менеджер «Графского парка» Нелли Сетракова. Дэвид Дженкинс считает, что в городе и дальше будут иметь место популяризация спорта и развитие корпоративного сектора.

Аналитики и участники рынка не исключают появления новых объектов размещения на левом берегу Дона. Незанятой нишей они называют кемпинги для автотуристов. В этом сегменте, по словам Татьяны Нечепаевой, в Ростове наблюдается дефицит. Чемпионат, по мнению опрошенных экспертов, показал, что у Ростова хороший потенциал, но отельерам нужно время, чтобы сориентироваться на обновленном рынке и понять, как стать более привлекательными для гостей.

Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Объем инвестиций в него превысит 28 млрд рублей. Средства вкладывает компания-производитель овощей из Санкт-Петербурга «Технологии тепличного роста». Под теплицы выделено около 80 га земли, их проектная мощность – до 100 тыс. тонн томатов, огурцов, перцев, баклажанов и зелени в год. Строительство теплиц будет проходить в три этапа. Первую очередь на 30 га планируется запустить в середине следующего года, а завершение строительства третьей линии намечено на 2021 год.
Лучшая инвестновость дня: В Тамбовской области строят тепличный комплекс за 28 млрд рублей
В Мичуринском районе приступили к строительству крупномасштабного тепличного комплекса.
Объем инвестиций в него превысит 28 млрд рублей. Средства вкладывает компания-производитель овощей из Санкт-Петербурга «Технологии тепличного роста». Под теплицы выделено около 80 га земли, их проектная мощность – до 100 тыс. тонн томатов, огурцов, перцев, баклажанов и зелени в год. Строительство теплиц будет проходить в три этапа. Первую очередь на 30 га планируется запустить в середине следующего года, а завершение строительства третьей линии намечено на 2021 год.

По информации властей Тамбовской области, проект будет включать в себя 12 производственных отделений, сервисную и сортировочную зоны, рассадное отделение, учебный центр и современный оптово-распределительный центр. Тепличный комплекс обеспечит работой около 1,5 тыс. человек.

По оценкам компании «Интерагро», Россия занимает 23 место (1%) в мире по площади закрытого грунта и 12 место (2%) в Европе. Площади теплиц в России, по данным Росстата, медленно, но неуклонно увеличиваются: за последние 3 года на 6% с 3,1 тыс. га в 2015 году до 3,3 тыс. га в 2017 году. По планам Минсельхоза, до 2021 года в России должно быть построено не менее 2 тыс. га, что увеличит площади практически в полтора раза. По данным компании «Интерагро», в России растет число профильных и непрофильных инвесторов, вкладывающих средства в выращивание овощей в защищенном грунте. Это связано с высокой рентабельностью новых агропроизводств: благодаря использованию новых технологий она доходит до 40%. Результатом этого стали заявления о строительстве в стране в ближайшее время более ста крупных (от 20 га) и средних (10-20 га) теплиц.

«В России за следующие 3 года выйдут из строя 40% всех теплиц, построенных еще в советские времена по старым технологиям, так что инвестиции в теплицы сейчас актуальны, – отмечает гендиректор ООО "Современные Технологии Агробизнеса" Илья Демин. – Кроме прочего, инвестиции, переведенные в производства, более сохранны на фоне снижения рубля по отношению к основным валютам и могут являться серьезным активом для владельцев или инвесторов предприятий».

Гендиректор УК ГК «Белый Фрегат» Тимур Гасиев считает, что:

«Возведение тепличных комплексов – это важная история, поскольку упор идет, с одной стороны, на повышение эффективности производства, что с учётом нашего климата немаловажно, особенно для северных районов. С другой стороны, сегодня курс на органику, органическое производство, здоровое питание, обеспечение продовольственной безопасности. И тепличные условия предполагают производство продукции, которая всем этим требованиям отвечает. Также среди достоинств можно выделить повышение уровня занятости населения и рост квалифицированных работников отрасли. Поэтому инвестирование тепличной сферы в большей степени оправдано».

Руководитель проектов практики АПК компании «НЭО Центр» Максим Никиточкин утверждает:

«Тамбовская область вполне подходит для реализации данного проекта вследствие того, что дефицит томатов в ЦФО составляет около 440 тыс. т/год (прежде всего благодаря Московскому региону), однако сроки окупаемости такого проекта (отдельных его этапов), скорее всего, будут длинными – около 7 лет».

По его мнению, инвестиции в тепличное хозяйство именно сейчас оправданы, потому что с 2019-2020 годов господдержка данного сектора будет, скорее всего, прекращена.

«Объем производства тепличных томатов в РФ значительно вырос, и импорт снизился до 300-400 тыс. т, но отрасли еще есть над чем работать: большинство томатов в торговых сетях – продукция с невысокими вкусовыми качествами вследствие того, что большинство производителей выбирает сорта не по вкусовым качествам (brix < 8), а по резистентности к болезням, урожайности, – говорит Максим Никиточкин. – Таким образом, при надлежащей реализации проекта (достижение низкой себестоимости (создание собственного эффективного энергоцентра), правильная маркетинговая стратегия), инвестиции могут быть оправданными».

Геннадий Степушкин, Руководитель проектов, Стратегия и операционная эффективность
В ближайшие годы ВКС России получат на вооружение усовершенствованный с учетом боевых действий в Сирии самолет-разведчик дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) А-50У и новейшую «летающую лабораторию» А-100 «Премьер». Эти машины, считают эксперты, будут способны осуществить революцию в боевом противостоянии в воздухе, обессмыслив такое понятие, как «самолет-невидимка».
Крылья над водой
Таганрогский авиазавод, прославившийся многоцелевыми самолетами-амфибиями, расширяет линейку продукции, приступив к освоению выпуска самолетов-разведчиков нового поколения

В ближайшие годы ВКС России получат на вооружение усовершенствованный с учетом боевых действий в Сирии самолет-разведчик дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) А-50У и новейшую «летающую лабораторию» А-100 «Премьер». Эти машины, считают эксперты, будут способны осуществить революцию в боевом противостоянии в воздухе, обессмыслив такое понятие, как «самолет-невидимка».

Разработкой и вводом в эксплуатацию этих авиакомплексов занимается Таганрогский авиационный научно-технический комплекс имени Г. М. Бериева (ПАО «ТАНТК имени Г. М. Бериева», входит в Объединенную авиастроительную корпорацию). Тот самый, который в начале века выпустил в небо реактивный многоцелевой самолет-амфибию Бе-200 «Альтаир», по многим показателям не имеющий аналогов в мире. Сегодня на его базе запущена в серию модернизированная амфибия Бе-200ЧС. Это незаменимая машина для тушения лесных пожаров, поисковых операций и спасения на воде. Компетенций предприятия хватает еще и на модернизацию самолетов Ту-142М авиации ВМФ России и Ту-95МС Дальней авиации российских ВКС.

Продвигая свою обновленную линейку продукции на международные рынки, ТАНТК каждые два года проводит единственный в мире Гидроавиасалон на собственной морской авиабазе в Геленджике.

Потухшая Эллада

Три года назад, когда одуряюще жарким летом чуть ли не всю Южную Европу заволокло дымом от лесных пожаров, автору этих строк довелось оказаться в греческих Салониках. От аэропорта Македония до самого залива Термаикос склоны холмов были черными от обуглившихся пихт и олив. Греческие фермеры рыдали на руинах домов и останках погибшего урожая, от разлапистых пиний остались лишь стволы-карандаши.

Однако довольно внушительный участок гор, примыкавший к полуострову Халкидики, отличался ослепительной белизной сельских бунгало и полыхал буйной зеленью, не тронутой гарью. На вопрос, как фермерам удалось уговорить божественного громовержца Зевса пощадить этот дивный оазис, грек с характерным именем Одиссей лишь развел руками: «Увы, это не в силах крестьян. Огонь запросто мог сожрать и этот уголок. И лишь когда фермеры в отчаянии отправились в Афины крушить площадь Синтагма, наше правительство наконец обратилось за помощью к России. Прилетел огромный русский самолет, зачерпнул половину залива и обрушил воду на пламя. Через день о пожаре забыли».

Этот самолет сегодня знает вся Европа. Пожарная амфибия Бе-200 без малого два десятка лет помогает тушить лесные пожары в Греции, Португалии, Испании, на Сардинии, во Франции, Индонезии, на Балканах. Эффективность ее деятельности оценил тогдашний главный спасатель России Сергей Шойгу, отрапортовавший президенту РФ, что «Болгарию наша авиация потушила за полтора дня, Сербию за два дня, Черногорию — за сутки».

«Реактивный самолет-амфибия Бе-200 — практически единственная серийно производимая машина этого класса. В мире эксплуатируется несколько типов ранее построенных гидросамолетов, наиболее известными из которых являются канадские самолеты семейства Canadair CL-215 / 415. Эти машины в противопожарном варианте довольно активно используются в Северной Америке и Европе. Практически все существующие сегодня самолеты этого класса — турбовинтовые. Бе-200 единственное исключение. К тому же Бе-200ЧС может взять на борт 12 тонн воды, а иностранный аналог — только шесть тонн», — рассказал «Стимулу» генеральный директор компании Infomost Consulting Борис Рыбак.

Специалисты считают, что Бе-200ЧС сегодня имеет меньшее время подлета к месту пожара, большую дальность действия (радиус боевого дежурства), более высокую тяговооруженность, что дает возможность выполнять забор воды в горных озерах на курсах, недоступных для СL-415. Маневренные характеристики самолета позволяют тушить пожары в условиях высокой турбулентности. Кроме того, по признанию пилотов, обзор из кабины экипажа у Бе-200ЧС лучше, чем у «канадца».

Высокие технические характеристики таганрогских машин, что немаловажно, дополняются весьма конкурентоспособной ценой. «Бе-200ЧС имеет ориентировочную стоимость 50 миллионов долларов. US-2 японской компании ShinMaywa обладает схожими характеристиками при стоимости 156 миллионов долларов. А Bombardier 415бис канадского производителя приблизительной стоимостью 32 миллиона долларов значительно уступает БЕ-200ЧС по характеристикам. Кроме того, российский самолет уже прошел процедуры сертификации и готов к выходу на зарубежные рынки», — рассказывает руководитель проектов практики «Стратегия и операционная эффективность» АО «НЭО Центр» Геннадий Степушкин.

Однако чаще «русского пожарного» не покупают, а арендуют — в периоды разгула стихии. В последние годы интерес к нашим амфибиям за рубежом проявляли Азербайджан (приобрел один Бе-200 в 2008 году), Индонезия, Китай, Индия, Малайзия. Вполне обоснованными считаются перспективы сдачи самолетов этого типа в так называемый мокрый лизинг на период пожароопасного сезона в ЕС с временным включением самолета в состав Евроэскадрильи.

Впрочем, пока что якорными заказчиками ТАНТК остаются отечественные МЧС (24 самолета до 2024 года) и Минобороны (шесть амфибий). Именно они сегодня обеспечивают полную загрузку производственных мощностей Таганрогского авиазавода и базу для новых разработок его ОКБ. Портфель заказов сегодня составляет 12 самолетов для этих ведомств с перспективой дополнительной закупки еще шести амфибий для МЧС. В качестве перспективных иностранных заказчиков сегодня фигурируют Таиланд, Индонезия, Аргентина и Китай.

Но почивать на лаврах таганрожцам не придется — конкуренты не дремлют. «В 2018 году китайцы представили самый крупный в мире самолет-амфибию AG600, работа над которым началась в 2009 году, а перейти к массовому выпуску страна должна к 2022 году, — рассказал "Стимулу" Дмитрий Жарский, директор Экспертной группы Veta. — Эта модель гидросамолета также выполняет функции гражданского лайнера, он может применяться в спасательных операциях и для борьбы с лесными пожарами. Его габариты обходят российскую модель самолета, и если китайцы смогут предложить более доступную цену, то спрос на российские самолеты такого уровня может быть снижен».


Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Россия получила новую порцию санкций, и, как ожидается, осенью их перечень может значительно расшириться. С августа 2014‑го мы пожинаем плоды и так называемых «антисанкций» – продуктового эмбарго на ввоз в Россию определенных видов товаров из стран Запада. С тех пор в обиход вошло новое слово – «санкционка», а главным продуктом, ее символизирующим, стал сыр.
О дивный новый сыр…
Продуктовое эмбарго стимулировало развитие отечественного сыроделия, но до полного триумфа в этой отрасли еще очень далеко.
Россия получила новую порцию санкций, и, как ожидается, осенью их перечень может значительно расшириться. С августа 2014‑го мы пожинаем плоды и так называемых «антисанкций» – продуктового эмбарго на ввоз в Россию определенных видов товаров из стран Запада. С тех пор в обиход вошло новое слово – «санкционка», а главным продуктом, ее символизирующим, стал сыр.

Этот кисломолочный продукт стал и главным сувениром для путешествующих за границу наших сограждан. Особенно это касается европейских стран, откуда традиционно импортировали пармезан, бри и прочие камамберы. Некоторые предприниматели-авантюристы, стремясь заработать на продаже деликатеса, ищут объездные пути, ввозят сыр под видом других товаров, переупаковывают «запрещенку», маркируя ее под легальное происхождение. Многие уже за это поплатились – органами таможни возбуждены сотни административных и десятки уголовных дел, взысканы миллионы штрафов.

Четыре года назад власти объявили о начале новой экономической политики импортозамещения – хватит закупать у иностранцев, отечественный продукт может быть не хуже заморских деликатесов. Справился ли рынок сыра с этой задачей?

С одной стороны, да – объемы производства сыра выросли, появилось множество фермерских производств, увеличились и объемы потребления продукта. В чем-то (например, в изготовлении свежих, мягких сыров a la Mozzarella) наши предприятия могут посоперничать с итальянскими производителями.

Но, с другой стороны, более 70% продукции в магазинах – фальсификат, а импорт в насыщении рынка все еще играет значительную роль. Кроме того, достойных аналогов сыров a la Parmesan на рынке нет – твердый сыр требует долгого созревания. То есть импортозамещение если и состоялось, то лишь частично. Но теперь власти в лице главы Минэкономразвития Максима Орешкина утверждают: импортозамещение – вчерашний день, новый тренд – ориентирование на экспорт. Впрочем, именно на примере главного деликатеса страны, сыра, очень хорошо просматриваются и итоги очередного года продуктового эмбарго, и результаты импортозамещения, и перспективы экспорта.

Сыр из глины

У таможни, выполняющей вместе с коллегами из Россельхознадзора и Роспотребнадзора функции по контролю за соблюдением участниками внешнеторговой деятельности запретов на ввоз определенных товаров, есть два основных участка работы. Первый – контроль непосредственно ввозимых продуктов, второй – проверка уже растаможенных партий.

Сотни тонн «контрабандного» сыра было уничтожено в последние три года, но растущий спрос на деликатес подталкивает на новые авантюры. Президент Белоруссии винит в провозе «санкционочки» в РФ российские компанииЕгор Алеев⁄ТАСС

Что касается первого участка, то с ноября 2015 года по 6 августа текущего мобильными группами ФТС «было остановлено и проверено более 305 тыс. транспортных средств, перевозивших более 8,2 млн тонн товаров», сообщили «Профилю» в пресс-службе ведомства. «Общая масса товаров, которые ввозились в Россию с нарушениями законодательства, составила 90,5 тыс. тонн, – говорят в ФТС. – В сопредельные государства было возвращено 71,4 тыс. тонн товаров (из них около 53,6 тыс. тонн – в Казахстан, около 17 тыс. тонн – в Белоруссию).

Из ввезенных в Россию с нарушениями товаров около 15,2 тыс. тонн товаров было уничтожено, а около 4 тыс. тонн было задержано для принятия решений по ним». По выпущенным товарам с 6 августа 2014‑го по 6 августа 2018‑го проведено 4,8 тыс. проверочных мероприятий. Проверили 105,5 тыс. тонн товаров, выявили более 5 тыс. тонн санкционных товаров. Судьба их такова: изъято 565 тонн, уничтожено 278,7 тонны.

Чтобы не допустить «санкционку» на прилавки российских магазинов, таможенники разработали многоконтурную систему фильтра. Первый контур – мобильные группы у границ с Казахстаном и Белоруссией. Второй – такие же группы на главных подступах (автомагистралях) к Москве и Санкт-Петербургу. Третий – регулярные проверки на оптовых складах, городских рынках. Четвертый – инспекции торговых центров и супермаркетов.

Останавливает ли это «контрабандистов»? В феврале 2015 года, приводят в ФТС один из наиболее ярких примеров таких авантюр, на посту в Усть-Луге (Кингисеппский район Ленинградской области) таможенники досматривали контейнер с бетонитовой глиной, но вместо сырья для бурового раствора обнаружили коробки с сыром общим весом 22,6 тонны с маркировкой Product of EU. В отношении предпринимателей, нарушивших установленные запреты, возбудили дело о совершении административного нарушения.

Сыр не сдается
Как санкционные товары оказываются на полках российских магазинов

Есть и другие примеры. «У перевозчика могут отсутствовать какие-либо сопроводительные документы на товар, а на товаре и упаковке может отсутствовать маркировка, – рассказывают в ФТС. – Случается, что товары перевозятся в упаковочной таре с явными признаками перемаркировки, переклейки этикеток». Нередко «санкционку» пытаются ввезти в обход пограничных пунктов – по объездным дорогам. Поэтому ФТС даже специальный законопроект разработала, который наделил бы сотрудников службы правом остановки транспортных средств. В целом же за три последних года в отношении перевозчиков запрещенных товаров было возбуждено 41 уголовное дело и 928 дел об административных правонарушениях. А по результатам проверок складов, рынков и магазинов с августа 2014‑го – 37 административных и 5 уголовных дел. «Сумма штрафов составила около 10 млн рублей», – подытожили в ФТС.

Растет производство, растут и цены

Еще три–пять лет, и российские сыровары полностью решат проблему нехватки сыров на рынке, обещал в ноябре прошлого года экс-министр сельского хозяйства Александр Ткачев. «Давайте вспомним свинину, растительное масло, сахар, овощи, фрукты, мы тоже это по импорту в страну завозили, были зависимы очень серьезно», – аргументировал он. Действительно, на данный момент сыры не повторили «успех» свинины, томатов и огурцов, которые после введения контрсанкций практически свели импорт на нет, говорит руководитель проектов практики АПК АО «НЭО Центр» Максим Никиточкин.

После введения эмбарго и начала кризиса рынок сыра все еще восстанавливается, отмечает основатель научно-исследовательской компании «Лаборатория трендов», кандидат экономических наук Елена Пономарева. Именно эта отрасль пострадала от санкций больше всего, соглашаются эксперты маркетинговой компании IndexBox.

«Порядка 70% импортной продукции составляли сыры массового спроса («Гауда», «Тильзитер», «Маасдам», «Эдам» и др.), закупаемые в странах, попавших под ограничения, – констатируют эксперты. – Запрет на импорт сыров привел к существенному росту цен на импортный сыр и снижению объемов рынка из-за недостаточной развитости отрасли, отсутствия налаженной производственной базы и дефицита сырья».

Тем не менее, по данным маркетологов, динамика объемов рынка сыра в России в 2015–2017 годах «имела тенденцию к плавному росту на 4–6%». По итогам 2017 года показатель потребления этого продукта достиг 844,5 тыс. тонн. Изменилась и структура потребления, появились новые модные тренды.

«Если ранее на пике популярности были сыры твердых сортов (пармезан), то сегодня наиболее востребованными являются мягкие молодые сыры: страчателла, рикотта, буррата, горгонзола и другие», – поясняют эксперты.

С 2015 года растут и объемы производства сыра, отмечают маркетологи IndexBox. Так, в прошлом году этот показатель составлял 643,6 тыс. тонн (на 8% выше уровня 2016‑го), а в период с января по май этого года было произведено 262 тыс. тонн сыра (на 2% выше уровня аналогичного периода предыдущего года). При этом, конкретизирует эту тенденцию заместитель председателя Комитета МТПП по развитию предпринимательства в АПК, гендиректор Petrova Five Consulting Марина Петрова, в сегменте полутвердых сыров после введения эмбарго объемы производства выросли с 97 тыс. тонн до 124 тыс. тонн, в сегменте твердых – со 106 тыс. до 137 тыс., а в сегменте мягких – с 24 тыс. до 33 тыс. тонн.

За последние пять лет выросли и цены. При этом цены производителей – в 1,2 раза, говорит Елена Пономарева, а потребительские – в 1,7. Эту разницу эксперт объясняет как ростом курсов валют на ввоз продукции, так и образовавшимся дефицитом. В целом, подводят итог эксперты IndexBox, ассортимент продукции на рынке расширился, а доля отечественного сыра на рынке составляет 73%, остальное – импорт.

От бутерброда до деликатеса

Падающие доходы россиян вкупе с растущими ценами (а сыроделие – отрасль наукоемкая, требующая не только знаний, умений и традиций, но и соответствующего сырья и оборудования) – главные проблемы рынка. Но при этом, говорит Елена Пономарева, сыр – «продукт базовый, ему много лет, он был, есть и будет, как хлеб и молоко».

«Сыр в принципе продукт недешевый, поэтому с приходом кризиса люди начали переключаться на другие продукты (например, плавленый сыр или вообще колбасный), – объясняет складывающуюся тенденцию эксперт, – или снижать потребление сыра (например, оставлять только обычный для бутербродов, но отказываться от сыра с плесенью)». Таким образом, у сыра две модели потребления: бутерброды и деликатес. И если первая модель – это базовая потребность в еде в совокупности с трендом перекусывать на ходу, и она почти не меняется, то вторая страдает – люди отказываются от деликатесов или из-за нехватки средств, или следуя моде на ЗОЖ.

«Тем не менее Россия богата традициями и опытом сыродельного производства, и нам под силу делать разнообразные сыры высокого качества, в том числе элитные, – говорит заместитель директора по научной работе ВНИИ маслоделия и сыроделия, доктор технических наук Ольга Лепилкина. – Конечно, так же, как и зарубежные, элитные сыры достаточно дорогие. Это обусловлено уникальностью технологий, это как ручная работа, которая всегда считалась дорогой».

Из-за запрета на ввоз импортных сыров в России начался настоящий бум среди предпринимателей, желающих заняться сыроделием, отмечает эксперт. «Мы судим об этом по неиссякаемому потоку слушателей, приезжающих к нам в Углич в институт на курсы профессиональной подготовки и повышения квалификации мастеров‑сыроделов», – говорит она. На подъеме сейчас и фермерские хозяйства, индивидуальные предприятия, которые выпускают сыры. Они практически полностью замещают импортные, считает эксперт. «Недавно, например, прошел Истринский сырный фестиваль, который наглядно продемонстрировал большой ассортимент сыров, которые раньше вырабатывались только за рубежом», – добавляет она.

Время развешивать ярлыки
Почему добровольная маркировка продуктов не решит проблемы здорового питания населения

Фермерское производство хотя и заняло свою нишу, но все же имеет ряд недостатков, которые не позволяют малому бизнесу серьезно влиять на рынок сыра. Об опыте сотрудничества с фермерами «Профилю» рассказала основатель ресторана CHEESE Connection Ирина Ходзинская.

«Чем интереснее продукт, тем сложнее ситуация с обеспечением его регулярных поставок, – говорит она. – Фермеры часто пренебрегают контролем качества используемых продуктов. Небольшой производитель может делать очень вкусный сыр, но рецепт выполнен на глаз, таким образом, вкус из раза в раз может отличаться».

Второй сложный момент – это логистика. «Часто ферма расположена за 200–300 км от Москвы, и из-за расстояния регулярные поставки невозможны, потому что элементарно нет парка автомобилей, нет помощников и так далее», – продолжает ресторатор. Кроме того, стоимость продукции фермеров постоянно меняется из-за различных колебаний рынка, а никакой ресторан не может себе позволить так часто пересматривать цены в своем меню.

Еще одна проблема – слабое взаимодействие фермеров и рестораторов. «Например, у фермера из Рязанской или Тверской области практически нет возможности донести до рестораторов, что его молоко, сыр или другие продукты вкуснее и лучше, чем у остальных, – жалуется эксперт. – Когда искали поставщиков для CHEESE Connection, нам пришлось объездить несколько регионов в надежде на эффективность «сарафанного радио». В итоге ресторан предпочел построить собственную сыроварню.

А для широкого круга рядовых потребителей более доступны сыры промышленного производства. Главное его преимущество, говорит Ольга Лепилкина, – «производственный контроль по показателям безопасности молочной продукции». Эксперт отмечает, что продукция ряда предприятий вполне способна конкурировать с импортным пармезаном. В частности, это Ичалковский сыродельный завод, сыроваренный комбинат «Сармич», Белебеевский молочный комбинат.

«Угличский сыродельный завод сейчас находится на реконструкции, планируется провести его полное техническое перевооружение, полностью заменить оборудование, которое не менялось с советских времен, с момента постройки завода», – отметила эксперт. Заявлено и несколько крупных проектов строительства новых сырных заводов, добавляет Максим Никиточкин: агрохолдинг Ткачева, «Эко-Нива», Московский и Тамбовский сырные кластеры. «Действующие игроки продолжают расширять мощности, – добавил он. – Это, например, «Фудлэнд», PepsiCo («Вимм-Билль-Данн»), «Нева-Милк», Великолукский МК».

Однако сравнивать российские твердые сыры с оригинальными французскими, испанскими или итальянскими пока бессмысленно, считает Ирина Ходзинская. «Средний срок созревания твердого сыра – год, – поясняет она. – Это долгий процесс, результаты которого можно будет оценить намного позже».

Кроме того, даже в условиях сниженного спроса Россия пока не производит в достаточном количестве сыры массового спроса – например, не удовлетворен спрос на полутвердые сыры групп «Эмменталь» и «Тильзитер», добавляет Марина Петрова. Что касается мягких сыров, то тут ситуация диаметрально противоположная, и в этом сходится большинство экспертов.

«Тут мы не то что не уступаем итальянским сыроварам, а даже наоборот, выигрываем, – говорит ресторатор. – Импортные буррата, страчателла и моцарелла в Москве никогда такими не были и не будут, потому что на их доставку требуется время». «Производство молодых сыров стабильно растет на 8% в год, что связано с их большей ценовой доступностью и трендом ориентации на здоровый образ жизни», – добавляет Марина Каширина, pr-специалист «Фабрики Фаворит», компании–производителя мягких и свежих сыров в Новосибирске.

Отечественные производители догнали и почти перегнали западных конкурентов по производству свежих и молодых сыров. Но попробовать достойный российский пармезан и прочие твердые сыры мы сможем еще не скоро – этот продукт требует созреванияПресс-служба Россельхознадзора⁄ТАСС

От ввоза к вывозу

Российским производителям приходится конкурировать и с ведущими мировыми игроками, локализовавшими производство в России, – Valio, Arla Foods, Svalja, DMK, Savencia, отмечает еще одну проблему отечественного сыроделия Максим Никиточкин. Кроме того, хотя контрсанкции и помогли отечественным производителям нарастить производство на 50%, доля импорта еще достаточно высока.

Большинство импортируемого сыра – классические твердые сорта: голландский, гауда, маасдам, пармезан, сливочный, добавляет эксперт. По данным «Лаборатории трендов», в этом году наибольшая доля импорта приходилась на сыры молодые (недозрелые или невыдержанные) и творог (24%, в 2017 году – 15,9%), а также на прочие сыры (73,6%, в 2017 году – 42,9%). «Остальные доли приходятся на тертые сыры или сыры в порошке всех сортов, плавленые сыры, не тертые и не в порошке и голубые и прочие сыры с использованием penicillium roqueforti», – говорят аналитики.

С 2014 года объем импорта сократился вдвое, но в 2017 году наметилась тенденция к росту. По мнению аналитиков, это связано с восстановлением спроса на сыр, с одной стороны, и недоверием к отечественному продукту – с другой. И если раньше структура импорта отличалась разнообразием стран, то теперь львиная доля приходится именно на Белоруссию, хотя в этом году она начала снижаться (с 83% до 79%). Вероятно, это связано с объявленными в начале года Россельхознадзором ограничениями на ввоз молочной продукции из соседней страны.

Импортозамещение – дело прошлое. Сейчас, если верить заявлению главы Минэкономразвития Максима Орешкина, есть куда более важный тренд – «тема экспорта и выхода на внешние рынки». Если говорить о сыре, то пока нам особо похвастаться нечем.

«Экспорт российского сыра удивительно стабилен последние пять лет – 25 тыс. т каждый год, – говорит Максим Никиточкин. – 98,9% российского сыра экспортируется в бывшие республики СССР, прежде всего это Казахстан, Белоруссия, Украина, Туркменистан и Азербайджан». И если импортируем мы сыр среднего качества по средней цене $4,2 за кг, добавляет эксперт, то импортируем продукт совсем невысокого качества – по $2,7 за кг.

Но импорт сыра – это не только сам деликатес. «Импортируют» и специалистов. «Благодаря экспертам из Италии мы смогли наладить производство итальянских сыров с аутентичным вкусом в России, – говорит директор по маркетингу компании–производителя свежих сыров «Умалат» Александр Старцев. – Также эксперты помогают оптимизировать некоторые производственные процессы».

Кроме того, предприятие для производства сыра в России покупает только молоко и соль, а все закваски поставляются из Италии. «Доля отечественного оборудования в нашем сыродельном производстве еще очень мала, в основном предприятия оснащаются импортным, – дополняет этот перечень Ольга Лепилкина. – Да и по использованию ферментных препаратов, необходимых для производства сыров, мы пока еще сильно зависим от импорта».

Эрзац атакует прилавки

Импортный сыр дешев еще и потому, что и сыром-то его не всегда назвать можно. «Нам известно, что продаваемый под видом сыра продукт чаще всего ввозится с Украины и из Польши, – говорит руководитель экспертного центра Союза потребителей «Росконтроль» Максим Рудаков. – Обычно он завозится через Белоруссию, а затем переупаковывается».

По словам эксперта, торговые сети «прекрасно знают о том, что продают «ненастоящий» сыр, но продавать такую продукцию им выгодно». «Известно, что такая продукция на оптовом рынке предлагается по цене 140–150 руб./кг, а в торговых сетях ее цена достигает уже 250–350 руб./кг», – поясняет он.

Но фальсификация стала, пожалуй, главной головной болью сыра. Решающую роль тут сыграла цена – себестоимость качественного сыра высокая, а покупательная способность низкая. Кроме того, добавляет Ольга Лепилкина, и в основанной на конкурсном подходе системе госзакупок низкая цена – основной критерий отбора. «В результате более дешевые фальсифицированные продукты сыроделия попадают в социальные учреждения (школы, детские сады, больницы, санатории)», – говорит эксперт.

Цель оправдывает средства – низкая цена достигается путем замены натурального сырья на суррогатное. В случае сыра это в основном растительные жиры (то самое пальмовое масло) и сухое молоко. Отравиться таким нельзя, но и сыром считать такой продукт нет смысла. Но, как правило, говорит Максим Рудаков, таким продуктам присваивают названия типа «фермерское», «крестьянское», «натуральное», «традиционное», сопровождают пасторальными картинками на этикетках, что и вводит в заблуждение потребителя. Ну а кто будет читать состав продукта на упаковке, напечатанный микроскопическим шрифтом?

Условно съедобно
Качество продуктов питания россиянам не может гарантировать никто – ни производители, ни государство

Сейчас на стадии обсуждения новые нормы, обязывающие производителей писать состав продукта крупным шрифтом. Проблемы это не решит, считает эксперт: тот, кто не писал о пальмовом масле и сухом молоке мелким шрифтом, не будет этого делать и крупным.

Недавно Росконтроль исследовал все представленные в продаже в крупных торговых сетях образцы сыра стоимостью до 400–450 рублей. «И 63% проверенных образцов оказались не сыром, поскольку имели полную или почти полную замену молочного жира немолочным, – констатировал эксперт. – Такой продукт даже не имеет названия – это не сырный продукт, в котором не менее половины от общего содержания жира должен составлять молочный жир. Это просто некий аналог сыра, продаваемый торговыми сетями под видом сыра. Появился даже новый термин – сыроподобный продукт».

И это новая тенденция в деле фальсификации, а если добавить еще 10% продукции, где замена была частичной, то получается, что общая доля фальсификата составляет 73%. И если два-три года назад для подделки использовали заменитель молочного жира (ЗМЖ) на основе пальмового масла, то сегодня предпочитают использовать более дешевые животные жиры, такие, как говяжий жир (так называемый «аналог молочного жира», АМЖ), а также модифицированные растительные жиры с высоким содержанием трансизомеров жирных кислот.

Проблемы с фальсификатом Ольга Лепилкина связывает с «ослаблением госконтроля за производством продукции в связи с появлением множества предприятий негосударственных форм собственности». «Это слабая координация деятельности контролирующих органов: Роспотребнадзора, Россельхознадзора, Роскачества, Росконтроля, – говорит эксперт. – Поэтому оценить объективно долю фальсификата на рынке сыров трудно. Данные, представляемые этими ведомствами, очень разнятся между собой».

Сырное будущее

По прогнозам IndexBox, в 2018–2019 годах объем рынка достигнет показателей, наблюдавшихся до введения санкций в 2014 году. При этом отмечается, что «динамика потребления во многом будет зависеть от уровня благосостояния населения». А ведь еще одна проблема – недостаток квалифицированных кадров в отрасли. Вот, например, не стало Московского технологического института мясной и молочной промышленности. «Это был ведущий вуз в стране, готовивший высококвалифицированных специалистов для молочной промышленности, – сетует Ольга Лепилкина. – Сейчас этого нет, и сыроделы приобретают знания кто где может, в том числе и у иностранных специалистов».

Для решения проблемы молока-сырья необходима долгосрочная (на 7–10 лет) государственная программа развития сыроделия, считает Марина Петрова. В частности, это планомерное наращивание численности крупного рогатого скота, повышение товарности и качества молока-сырья.

Всероссийский перевес
Избыточная масса тела и ожирение превратились в головную боль для страны, которая еще совсем недавно недоедала

«С введением эмбарго многие переработчики молока задумались о собственной сырьевой базе, начали строительство молочных ферм с современным технологическим оснащением и занялись закупками племенного рогатого скота с высокой производительностью, но этого пока недостаточно», – говорит эксперт. Долгие сроки окупаемости, неопределенность и отсутствие стабильной государственной поддержки отпугивают многих инвесторов.

Долгосрочная программа и стабильная господдержка крупных проектов могли бы изменить эту ситуацию, полагает Марина Петрова. «Что касается фальсификации молочной продукции и недобросовестной конкуренции, то здесь, во‑первых, необходимо ужесточать требования к маркировке продукции для производителей и одновременно учить потребителей правильно читать этикетки и понимать, какой продукт они покупают», – заключила она.

«Активное потребительское поведение – мониторинг информации с официальных сайтов Роспотребнадзора, Россельхознадзора, Росконтроля поможет сделать осознанный выбор качественного или по крайней мере «честного» товара», – соглашается Максим Рудаков. – Ведь именно осознанное «голосование рублем» будет наиболее ощутимо для производителя, который будет вынужден подстраиваться под запрос потребителя».
Алексей Ефанов, Партнер, Инжиниринг
Кадры обрушения моста в Генуе потрясли весь мир. Снос постройки с помощью экскаватора в США пошел не по плану. А в Бангкоке на "Мерседес" местного жителя рухнула четырехтонная металлическая труба. Несколько истребителей в рамках учений сели на трассу в Хабаровском крае. В Калифорнии экстренную посадку на дорогу совершил легкомоторный самолет. А в Хабаровске омоновцы переместили БТР голыми руками.
Алексей Ефанов, Партнер, Инжиниринг
По словам эксперта, состояние моста и причины обрушения удастся установить только по результатам обследования. Но по внешним признакам видно, что качество конструкций внушало доверие.


Молнии ни при чем: Эксперт назвал возможную причину обрушения моста в Генуе
Инженер путей сообщения, кандидат технических наук Алексей Ефанов рассказал РЕН ТВ о возможных причинах, которые могли привести к обрушению моста.

По словам эксперта, состояние моста и причины обрушения удастся установить только по результатам обследования. Но по внешним признакам видно, что качество конструкций внушало доверие.

"В целом впечатление, что качество железобетонных конструкций очень хорошая. Основные несущие конструкции железобетонные и металлические. Подвески сделаны из металла, а плита, пролет — железобетонные. Видимых следов неправильной эксплуатации я не увидел", — пояснил Ефанов.

Эксперт пояснил, что причиной обрушения могли стать дефекты металлических подвесок.

"Сначала, скорее всего, оборвалась именно металлическая подвеска, затем последовало разрушение пролета", — отметил эксперт. По его словам, молнии не могли привести к трагедии. Ефанов пояснил, что обычно мосты разрушаются из-за разных видов воздействия, включая перегрузку, температурные воздействия и динамические ветровые нагрузки.

"Я думаю, что, скорее всего, именно ветер в непогоду стал причиной", — рассказал эксперт.

Обрушение моста привело к гибели по меньшей мере 35 человек. Пролет моста длиной около 200 метров рухнул днем 14 августа. Итальянские власти выясняют обстоятельства и точные причины обрушения.


Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Минэкономики и Банк России спрогнозировали инфляцию в августе и осенью. Как следует из документов, в 2018 году традиционного для нашей страны снижения цен на овощи может не быть.
«Торговые сети будут оправдывать рост цен падением курса рубля»
Минэкономики и Банк России спрогнозировали инфляцию в августе и осенью. Как следует из документов, в 2018 году традиционного для нашей страны снижения цен на овощи может не быть

При этом в документе указано, что ускоренному росту потребительских цен способствует увеличение стоимости продовольствия. Эксперты ЦБ напоминают, что в 2017 году наблюдалась низкая база, поэтому в 2018 году динамина цен на продовольственные товары просто «нормализовалась». Так, в 2017 фиксировалась рекордная дефляция. В 2018 году ее не будет. Не такой высокий урожай также окажет влияние на рост цен.Минэкономики указывают два других фактора, связанных с предполагаемым ростом цен. Это снижение урожая зерновых и рост цен на пшеницу на мировых рынках (рост цен на фьючерсы на пшеницу на Чикагской фондовой бирже почти на 20% c начала июля). Также фактором ускорения роста цен во второй половине года может стать августовское ослабление рубля. Комментирует Максим Никиточкин, руководитель проектов практики АПК АО «НЭО Центр»:

«Традиционное снижение цен (после сбора урожая) является сезонностью - одним из фактором, влияющим на цены, важным, но не единственным. В октябре 2014 года цены производителей на сахар (25 руб./кг с НДС) также «должны» были снижаться вследствие сезона переработки свеклы и ежегодного сезонного снижения цен на сахар в течение сентября-декабря, однако цены пошли резко вверх, достигнув в марте 40 руб./кг. Это было возможно благодаря олигополии на рынке сахара и подходящему моменту - инфляционные ожидания населения были очень высоки. Таким образом, в некоторые моменты могут возникать ситуации, когда цены для потребителей растут вместо их снижения: сейчас инфляционные ожидания очень высоки, а ритейл в России достаточно олигополичен (топ-6 сетей (Х5, Магнит, Лента, Ашан, Дикси, Метро) оказывают серьезнейшее влияние на розничную торговлю в РФ), в части регионов производители овощей также олигополичны (особенно в секторе тепличных овощей) и наверняка будут в СМИ увязывать повышение цен с ростом своих издержек из-за падения курса рубля»

Владимир Шафоростов, Партнер, АПК
Группа «Идаванг Агро», входящая в датский холдинг Idavang A/S, начала строительство свинокомплекса на 55 тыс. свиней единовременного содержания в Ленинградской области. Выход предприятия на полную мощность позволит увеличить производство свинины в регионе более чем на 30%. По данным Росстата, в 2017 году в области выпущено 37 тыс. т этого вида мяса (здесь и далее — в живом весе).
Датский инвестор накормит свининой Ленобласть. С вводом нового предприятия «Идаванг Луга» производство в регионе вырастет на 25%
Idavang, собственниками которой являются Международная финансовая корпорация и группа датских сельхозпроизводителей, начала строительство свинокомплекса мощностью 12 тыс. т в год в Ленинградской области. Возводить его компания будет в том числе на средства, полученные от продажи корпоративных облигаций. Окупить вложения инвестор планирует за 15 лет

Группа «Идаванг Агро», входящая в датский холдинг Idavang A/S, начала строительство свинокомплекса на 55 тыс. свиней единовременного содержания в Ленинградской области. Выход предприятия на полную мощность позволит увеличить производство свинины в регионе более чем на 30%. По данным Росстата, в 2017 году в области выпущено 37 тыс. т этого вида мяса (здесь и далее — в живом весе).

Новая инвестиционная реальность

По информации правительства Ленинградской области, сейчас регион полностью обеспечивает себя мясом, но 80% от общего производства составляет мясо птицы. «Объем свинины, выпускаемый в области, покрывает лишь четверть потребности Санкт-Петербурга, — знает гендиректор «Идаванг» в России Татьяна Шарыгина. — А это значит, есть потенциал для роста, этот факт и стал одной из причин принятия решения о расширении производства». Первый камень основания будущего предприятия был заложен в июне.

Комплекс «Идаванг Луга» будет рассчитан на единовременное содержание 3,5 тыс. свиноматок и ежегодное производство 98 тыс. товарных свиней, или 12 тыс. т свинины в год. В состав комплекса войдут 26 площадок по выращиванию и откорму свиней, кормокухня, комплекс приема и хранения зерна на 30 тыс. т. Планируется, что первые семь площадок будут введены в строй в 2019 году, завершение строительства намечено на 2022 год, а выход на проектную мощность должен состояться в 2024-м. Общая стоимость проекта — 3,7 млрд руб., из них 2,1 млрд руб. составят собственные средства, 1,6 млрд руб. — кредит Райффайзенбанка. По словам Шарыгиной, собственная часть денег, инвестируемых в проект, — это заработанная в прошлые годы прибыль, а также средства от продажи бондов. Корпоративные облигации на сумму €82 млн, предложенные на условиях квартальной доходности в 6,5% на срок в четыре года, компания выпустила в начале этого года. «В ситуации, когда перспективы высокой рентабельности производства неочевидны, а стоимость кредитных денег весьма высока, значительная доля инвестиций, обеспеченных за счет собственных средств, может рассматриваться как несомненный плюс проекта, — считает аналитик «Финама» Алексей Коренев. — Небольшой объем заемных денег снижает нагрузку на капитал, что также может позитивно сказаться на рентабельности производства».

Старт проекта как приоритетного для Ленинградской области «Идаванг» анонсировал еще в 2015 году на выставке «Золотая осень», напоминает партнер практики АПК «НЭО Центра» Владимир Шафоростов. Примечательно, что соотношение собственных и заемных источников финансирования изначально должно было быть другим: 1,1 млрд и 2,7 млрд руб. соответственно. «Увеличение доли собственных средств отражает текущую оценку рисков финансирования свинокомплексов банками и возможности таких проектов по возврату кредитов в срок, отведенный по программам с льготными ставками», — полагает эксперт.

Срок окупаемости нового проекта составит 15 лет, что Шарыгина объясняет изменением экономической ситуации на рынке свинины. «Кроме того, подорожал евро, в котором номинирована большая часть наших затрат», — добавляет она. Сроки возврата инвестиций действительно выросли, подтверждает гендиректор Национального союза свиноводов(НСС) Юрий Ковалев. «Это — новая реальность», — констатирует он. Главных причин такого роста две. Первая заключается в том, что за последние пять-семь лет стоимость объектов увеличилась примерно на 80%. Если раньше стандартный свинокомплекс на 4−8 тыс. свиноматок стоил примерно 1,5 млрд руб., то сейчас — 2,5−2,7 млрд руб. Во-вторых, в последние годы в связи с насыщением внутреннего рынка и резким усилением конкуренции наблюдается системное снижение оптовых цен на свинину. Например, в первой половине лета средние цены были на 10% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. «И дальше они тоже продолжат снижаться. Это естественная реакция на насыщение рынка, — говорит эксперт. — Поэтому маржа сокращается, а инвестиционные расходы растут, отсюда и удлинение сроков окупаемости».

По мнению гендиректора компании «Отрада» (Липецкая область, занимается племенным и товарным свиноводством) Патрика Хоффманна, существует два основных фактора, которые увеличивают срок окупаемости новых свинокомплексов. Во-первых, больше не предусмотрено субсидирование процентной ставки по кредитам, взятым на реализацию таких проектов. Во-вторых, свое влияние оказывают рыночные цены, соглашается он с Ковалевым.

Уже лидер

В прошлом году в России «Идаванг» произвел 32 тыс. т свинины. Помимо свинокомплексов в Ленинградской области мощностью 20 тыс. т/в год, у компании также есть предприятия в Псковском регионе на 12 тыс. т. Как говорится на сайте холдинга, ежегодно предприятие в Ленобласти выпускает до 180 тыс. товарных свиней, благодаря чему компания занимает первое место по объемам производства свинины в регионе.

«Идаванг» давно и успешно работает на российском рынке, тщательно оценивает риски, комментирует гендиректор компании «Агриконсалт» (Санкт-Петербург) Андрей Голохвастов. Поэтому, скорее всего, очередной проект тоже будет успешно воплощен в жизнь, считает он. То, что проект реализует иностранный инвестор, является его плюсом. С одной стороны — это опыт и знания европейских производителей, с другой — достаточно дешевые и долгосрочные европейские деньги, добавляет он.

Никакой разницы, иностранный или российский инвестор работает в свиноводстве, нет, возражает Ковалев. Это обстоятельство не дает дополнительных рисков или преимуществ. «У нас очень успешно работают и российские инвесторы (в большинстве), и французские, датские, норвежские компании», — отмечает он.

Производство мяса — в своей основе российский бизнес, подчеркивает руководитель направления стратегического маркетинга дирекции по коммерческой и маркетинговой стратегии группы «Черкизово» Андрей Дальнов. И «Идаванг», который принадлежит иностранным акционерам, не является единственной компанией, работающей в свиноводческой отрасли России. Можно, например, вспомнить «Алексеевский бекон» (при участии немецкой Tonnies) или свинокомплексы тайской Charoen Pokphand Foods около Нижнего Новгорода, Калининграда, Москвы и Калуги. «Это успешные проекты, но интересно отметить, что ни одна из перечисленных компаний до сих пор не построила собственную бойню, — обращает внимание Дальнов. — Быть может, для кого-то это осознанный выбор в пользу работы на экстремально волатильном рынке живых свиней в расчете на собственную эффективность. Фокус на продуктах с более высокой степенью переработки не является единственно возможной стратегией в животноводстве».

«Идаванг» тоже не имеет собственных мощностей по убою и в основном работает с переработчиками Санкт-Петербурга. «Для них мы выгодный партнер, потому что плечо доставки из области гораздо меньше, чем, скажем, из Центральной России, — комментирует Шарыгина. — В итоге это благоприятно сказывается на цене продукта». Также компания поставляет свою продукцию в Московскую, Тверскую, Псковскую области и другие регионы страны.
Работая с «живком», компания демонстрирует хорошие показатели рентабельности (около 27% EBITDA), знает Шафоростов. Это и создает предпосылки для масштабирования бизнеса. Заявленная этапность в реализации проекта и длительный срок выхода на проектную мощность — до 2024 года — дают повод предположить, что компания будет плавно выводить объемы на рынок, ориентируясь на цены реализации. Возможно, проект в итоге окажется менее масштабным, не исключает эксперт. Однако основной риск проекта связан как раз с динамикой цен на живых свиней. «При текущей цене в 100−110 руб./кг 15-летний срок окупаемости такого проекта — это реальность рынка, даже при такой рентабельности», — делает вывод он.

С 2012 года «Идаванг» также развивает в Ленобласти собственную кормовую базу, увеличивая посевные площади. Это, по мнению Голохвастова, тоже несомненный плюс. Производства компании обеспечивают себя собственным фуражным зерном на 50%, имеют комбикормовые цеха, знает он. В то время как многие региональные производители свинины, по крайней мере в СЗФО, работают в основном или на покупных комбикормах, или на покупном зерне, отмечает эксперт. Кроме того, «Идаванг» в севообороте с зерновыми выращивает рапс, перерабатывает его в масло и жмых и потом использует в кормопроизводстве, что тоже позволяет экономить на составляющих.

Теперь только за свой счет
2018 год станет последним, когда будут выдаваться льготные кредиты на проекты по строительству новых (дополнительных) товарных мощностей по производству свинины. «Проекты, которые уже начаты в 2017—2018 годах, полностью закроют потребность России в свинине до 2022 года, — поясняет Юрий Ковалев из НСС. — Поэтому новых проектов на государственных льготных кредитах мы не ожидаем». Однако, подчеркивает эксперт, никто никому не запрещает строиться на свои деньги.

Новых не будет?

В Ленинградской области в свиноводческом секторе не работают крупные компании из топ-20, как в Белгородской или других регионах, напоминает Голохвастов. А региональное производство ниже потребления, поэтому и конкуренция несколько меньше. С другой стороны, развитие логистики и снижение издержек позволяет игрокам рынка спокойно везти в Санкт-Петербург свинину даже охлажденную и из других регионов.

С расширением производства «Идаванг» столкнется с вопросом реализации продукции, говорит Коренев. «И даже если на настоящий момент у группы есть какие-то договоры с мясоперерабатывающими производствами и ритейлерами, позволяющие надеться, что рынки сбыта уже обеспечены, то в дальнейшем ситуация может и измениться», — не исключает он. В то же время наличие очень крупной и весьма успешной материнской компании в какой-то мере может служить залогом обеспечения проекта необходимыми ресурсами или резервами, добавляет аналитик.

Вход для совершенно новых игроков на рынок свинины практически закрыт, считает Ковалев. Инвестициями занимаются только компании, которые увеличивают свое производство (кто-то на 20%, а иные — в два раза). То есть окупать свои проекты они будут не только за счет мощностей, которые построят, но и за счет существующих предприятий.

Российский рынок свинины насыщается предложением товара, и конкуренция между компаниями растет, комментирует независимый эксперт мясного рынка Мушег Мамиконян. Если линейно смотреть на балансы производства-потребления, то получается, что инвестировать в новые комплексы уже поздно. Сроки окупаемости проектов удлиняются, а получение финансирования, особенно субсидированных кредитов, будет ограничено. Однако у бизнеса могут быть более долгосрочные цели и уникальные компетенции, которые при их реализации могут позволить инвестору начать бизнес и на насыщенном рынке, обращает внимание эксперт. «Идаванг», принимая решение о строительстве нового комплекса, наверняка учитывал и растущую конкуренцию на рынке, и одновременно большую емкость и перспективность мясного рынка страны.

По мнению Патрика Хоффманна, развитие производства свинины в России все еще является целесообразным. «Два основных условия для того, чтобы подобные проекты были успешны — это быть эффективными с точки зрения оптимизации производственных затрат (что требует высокого уровня генетической базы, собственного кормового производства и профессионального руководства) и создание цепочки добавленной стоимости в потоках вертикальной интеграции производства, через мясопереработку или убой животных», — говорит он.

Сейчас отечественный рынок сбалансирован, но Россия должна стать одним из крупнейших экспортеров свинины в мире, верит Хоффманн. Особенно принимая во внимание естественные преимущества страны по сравнению с другими крупными экспортерами (ЕС и США). Как следствие, в будущем российское производство свинины должно значительно превосходить потребности отечественного рынка. «Большое препятствие для подобного развития — африканская чума свиней, — обращает внимание топ-менеджер. — Но, поскольку подобное заболевание распространено и в ЕС, я полагаю, что все крупные российские производители сделают ставку на то, что в определенный момент времени так или иначе границы Китая откроются». «Отрада» тоже анализирует ситуацию с такими же предпосылками и, таким образом, планирует дальнейшее развитие своего производства как в племенном свиноводстве, так и в товарном, добавляет Хоффманн.

Пока же на российском рынке свинины, в отличие от рынка бройлеров, не случалось кризисов перепроизводства, отмечает Андрей Дальнов. Были периоды, когда предложение было избыточным, но это больше связано с объемом импорта. О насыщении будем говорить, когда производство превысит спрос, что может не случиться в ближайшие два-три года, думает он. По данным USDA, России еще далеко до США или ЕС, где свинины потребляется существенно больше (потребление свинины на человека — 22, 30, и 41 кг/чел соответственно). «Статистика мирового потребления показывает, что с ростом доходов потребление свинины растет, — говорит Дальнов. — И если доходы в России будут увеличиваться, точка насыщения рынка свинины отодвинется по времени». Удлинение сроков окупаемости — это консервативный подход, который подразумевает отрицательную динамику цен и возможное сокращение государственной поддержки. «Черкизово» тоже планирует наращивать объемы производства. Эффект масштаба и уход в продукты с добавленной стоимостью помогут поддержать маржинальность и нарастить долю компании на релевантных рынках юга России.

Усиление конкуренции приведет к уходу с рынка более слабых компаний. По мнению Мамиконяна, это обстоятельство дает возможность устойчивого роста и развития тем игрокам, которые могут безошибочно разработать свою стратегию, эффективно работать в новых реалиях, воспользоваться ноу-хау и специфическими отраслевыми компетенциями (если, конечно, таковые имеются у инвесторов).

Полную версию статьи вы можете найти на сайте делового издания "АГРОИНВЕСТОР"
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
В прошлом году производство всех видов мяса в России достигло почти 10,4 млн т (здесь и далее — в убойном весе, если не указано иное), в том числе на долю сельхозорганизаций пришлось 8 млн т, следует из данных Росстата. По сравнению с 2016-м в целом объемы выросли на 4,9%. Компании рейтинга вместе выпустили около 4,8 млн т мяса, что на 0,5 млн т больше, чем годом ранее, а средний темп роста участников топ-25 составил 13,5% — в 2,7 раза выше рынка. Доля крупнейших игроков продолжает увеличиваться. В сумме они выпустили 3 млн т мяса птицы, 1,7 млн т свинины и свыше 100 тыс. т говядины — это 60% от объема всех сельхозорганизаций и 46% от общего производства в стране. По итогам 2016 года эти показатели были на 3% меньше.
Топ-25 крупнейших российских производителей мяса. Лидеры рынка продолжат консолидацию
Участники нового топ-25 за 2017 год в сумме выпустили 4,8 млн т мяса. Это 46% от всего объема, произведенного в стране, и 60% от доли сельхозорганизаций. Показатели игроков будут увеличиваться и дальше — за счет как органического роста, так и сделок M&A

В прошлом году производство всех видов мяса в России достигло почти 10,4 млн т (здесь и далее — в убойном весе, если не указано иное), в том числе на долю сельхозорганизаций пришлось 8 млн т, следует из данных Росстата. По сравнению с 2016-м в целом объемы выросли на 4,9%. Компании рейтинга вместе выпустили около 4,8 млн т мяса, что на 0,5 млн т больше, чем годом ранее, а средний темп роста участников топ-25 составил 13,5% — в 2,7 раза выше рынка. Доля крупнейших игроков продолжает увеличиваться. В сумме они выпустили 3 млн т мяса птицы, 1,7 млн т свинины и свыше 100 тыс. т говядины — это 60% от объема всех сельхозорганизаций и 46% от общего производства в стране. По итогам 2016 года эти показатели были на 3% меньше.

Рокировка в первой пятерке

По сравнению с рейтингом за 2016 год состав первой пятерки компаний не изменился, хотя в ней произошли перестановки. «Черкизово» укрепила свои позиции, увеличив производство до 654,8 тыс. т. С прошлого года холдинг учитывает в структуре производства индейку — в 2017-м было выпущено 38 тыс. т в живом весе. По итогам 2018-го компания рассчитывает увеличить ее объем до 55 тыс. т, также примерно на 10 тыс. т до 621 тыс. т должно вырасти бройлерное направление, свиноводство прибавит 34 тыс. т до 246 тыс. т (все цифры — живой вес). «По бройлерам серьезного повышения производства не планируем. По индейке выходим на проектную мощность. Также расширяем выпуск свинины в Воронежской, Липецкой и Пензенской областях», — уточняет представитель компании.

«Черкизово» планирует сфокусироваться на переработке и максимально переходить на выпуск продукции с добавленной стоимостью, развивать бренды и продукцию для ресторанных сетей. Тем не менее группа не отказывается и от увеличения доли рынка, правда, за счет M&A, а не органического роста. В июле компания подписала соглашение с «Приоскольем» о покупке у него птицефабрики «Алтайский бройлер». Стоимость актива, по разным оценкам, может составить 1,5−6 млрд руб. В 2017 году предприятие произвело почти 67 тыс. т мяса птицы в живом весе.

Само «Приосколье», занимавшее второе место в рейтингах за 2015 и 2016 годы, в этот раз хотя и увеличило производство, но опустилось на третью строку и с большой долей вероятности продолжит снижать позиции. В начале года холдинг продал «Инжавинскую птицефабрику» в Тамбовской области группе агропредприятий «Ресурс», в 2017-м эта площадка произвела 117,9 тыс. т птицы в живом весе. Таким образом, если состоится сделка с «Черкизово», у «Приосколья» останется только комплекс в Белгородской области. В прошлом году компания выпустила здесь 467 тыс. т бройлера в живом весе. При условии сохранения этих объемов, с таким показателем холдинг, вероятно, опустится на четвертое место. Правда, источники в отрасли не исключают сценарий, что «Приосколье» может получить в управление или выкупить активы «Белой птицы». Такой вариант развития событий позволит компании вновь побороться за второе место.

Сейчас на вторую позицию поднялся «Мираторг», увеличивший объемы производства во всех сегментах в сумме до 521 тыс. т и с осени прошлого года добавивший новый вид мяса — розовую телятину. В 2017-м было выпущено около 2,5 тыс. т, план на 2018-й — 7,8 тыс. т (обе цифры — живой вес). Поскольку спрос на это мясо растет, сейчас компания рассматривает возможность дальнейшего расширения производства. Также холдинг реализует проекты удвоения свиноводства и производства говядины. К 2022 году мощности «Мираторга» по производству свинины должны увеличиться до 840 тыс. т в живом весе, стадо КРС к 2024-му расширится до 1 млн животных.

С пятого на четвертое место в рейтинге поднялся «Ресурс». В 2017 году группа произвела 454 тыс. т бройлера в живом весе, улучшив результат 2016-го почти на треть. Такая динамика связана с окончанием строительства и вводом в эксплуатацию комплекса «Токаревская птицефабрика» в Тамбовской области, поясняет представитель компании. При этом проектная мощность предприятий холдинга оценивается в 650−700 тыс. т птицы в живом весе. В том числе потенциал производства в Тамбовской области с учетом купленной у «Приосколья» птицефабрики составляет 280 тыс. т живка. «Кроме стратегических преимуществ по увеличению объемов производства, эти активы позволят более эффективно выстраивать логистические цепочки для организации поставок продукции по России и за рубеж», — говорит представитель «Ресурса».

Темп роста производства у «Белгранкорма» оказался ниже, как результат — компания опустилась с четвертого на пятое место. Тем не менее прирост производства бройлера и свинины составил в сумме около 22,5 тыс. т. Объемы увеличились в основном за счет интенсификации отраслей и лишь незначительно благодаря реконструкции одной из двенадцати птицеводческих площадок, комментирует представитель холдинга. «Новое строительство ни в птицеводстве, ни в свиноводстве не планируется», — уточняет он. Тем не менее в этом году «Белгранкорм» рассчитывает увеличить производство птицы на 46,5 тыс. т до 281,3 тыс. т (с учетом субпродуктов), свинины — на 2,4 тыс. т в живом весе.

По мнению руководителя исполкома Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергея Юшина, топ-5 рейтинга в ближайшее время не изменится, хотя в перспективе на первую позицию может переместиться «Мираторг» — после реализации проектов по удвоению производства свинины и говядины. Хотя и нынешний лидер — «Черкизово» — будет поддерживать свое положение, в том числе добавив объемы производства бройлера, индейки и свинины. «Ресурс»тоже намерен увеличивать производство птицы, однако побороться за первое место только с бройлером у него вряд ли получится, комментирует эксперт.

В ближайшие один-два года в пятерку может войти «Чароен Покпанд Фудс», сместив «Белгранкорм», предполагает руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин. Остальные четыре компании довольно долго будут оставаться в топ-5.

В нынешней пятерке лидеров мясного рынка какие-то серьезные изменения произойдут только за счет слияний и поглощений, уверен исполнительный директор компании «Ринкон менеджмент» Константин Корнеев. «Круг лидеров уже сложился, и корректировки возможны только после сделок приобретения», — уверен он. Компании из середины и конца рейтинга, конечно, еще могут нарастить объемы производства, но нужно понимать — ради чего. Также они могут покупать какие-то небольшие предприятия рядом со своими комплексами, но здесь тоже нужно просчитывать целесообразность, поскольку потребуются дополнительные вложения в программы биозащиты, кормление, переработку и т. д. «Готовые эффективные компании — в верхней части рейтинга, но для их покупки у игроков поменьше нет денег», — добавляет Корнеев. Правда, не стоит исключать и риски вынужденной продажи компаний из-за эпизоотической ситуации. Если на фоне низкой рентабельности бизнеса произойдет вспышка АЧС или гриппа птиц и придется забивать все стадо, возникают разрывы cash flow, и если в этой ситуации компания не сможет получить необходимое дофинансирование, то окажется в очень непростом положении.

Движение вверх

Если разрыв в объемах производства между «Черкизово» и «Белгранкормом» — более чем двукратный, то пятое от шестого места отделяют всего 16,5 тыс. т. Не исключено, что разница еще меньше, поскольку шестую строчку занимает «Агрокомплекс» им. Н. Ткачева с оценочным показателем производства 269,4 тыс. т. Компания остается довольно непубличной и не раскрывает консолидированные показатели производства. В отчете холдинга за 2017 год говорится, что он произвел 14,6 тыс. т свинины, 105,3 тыс. т птицы и 14,1 тыс. т мяса КРС. При этом здесь не учитываются объемы птицефабрики «Акашево», которую компания купила в конце 2016 года, «Кубанского бекона» и нескольких других предприятий, входящих в структуру «Агрокомплекса». По данным Росптицесоюза, в прошлом году холдинг произвел в целом 278 тыс. т птицы в живом весе. Источник, близкий к компании, оценивает объем выпуска свинины в холдинге на уровне 60 тыс. т в живом весе. Поскольку в отчете не говорится, в каком весе указано производство говядины, но использована формулировка «мясо КРС», объем 14,1 тыс. т взят для расчета как убойный вес. «Агрокомплекс» показал самую значительную динамику роста производства среди компаний рейтинга, прибавив более 130 тыс. т (свыше 93%), но это исключительно результат ранее проведенного M&A. В прошлом рейтинге холдинг занимал 10-е место.

В отличие от «Агрокомплекса», воронежская «Агроэко» переместилась на пять строчек вверх — с 24-й на 19-ю позицию — исключительно благодаря органическому росту производства. Компания увеличила выпуск свинины на 27,3 тыс. т до 81,5 тыс. т (104,5 тыс. т в живом весе) благодаря вводу в эксплуатацию объектов третьей очереди комплекса. Сейчас проектная мощность площадок составляет 150 тыс. т живка в год. В 2018-м холдинг рассчитывает выйти на этот объем. «Эти планы уже подкреплены фактическим итогом за первое полугодие — 78 тыс. т свинины», — говорит представитель «Агроэко». В ближайших планах компании открытие второго комбикормового завода и начало строительства мясоперерабатывающего комбината в Воронежской области. Кроме того, холдинг уже приступил к реализации проекта в Тульской области — там возводится комплекс мощностью 60 тыс. т свинины в живом весе в год.

«АгроПромкомплектация» смогла подняться на четыре позиции — с 18-го на 14-е место, и тоже благодаря расширению производства. Компания улучшила показатель 2016 года на 41% и выпустила 127,1 тыс. т свинины. Рост обусловлен выходом на полную мощность шести новых свинокомплексов, поясняет представитель компании. По его словам, в этом году объемы планируется увеличить еще на 15%, и по итогам первого полугодия отклонений от расчетных показателей нет. Сейчас у «АгроПромкомплектации» действует 17 комплексов в Курской и Тверской областях, включая две племенные фермы. Также компания строит еще три площадки в Курской области и две в Тверской. К 2022 году мощности компании по производству свинины должны достичь 260 тыс. т в живом весе.

«Великолукский свинокомплекс» поменял 14-ю позицию на 12-ю благодаря росту выпуска более чем на треть до 175 тыс. т в живом весе. Улучшить результат удалось не только благодаря расширению производства, но и благодаря селекционной работе, прогрессивной системе содержания животных, сбалансированной кормовой базе, ветеринарному и санитарному контролю, перечисляет представитель компании. В этом году холдинг намерен произвести 210 тыс. т свинины, а к 2022-му достичь уровня 400 тыс. т (обе цифры — в живом весе). «Равис — птицефабрика Сосновская» (Челябинская область) переместилась с 21-й на 20-ю позицию. Компания закончила масштабную модернизацию и по итогам прошлого года произвела около 100 тыс. т птицы, свыше 2 тыс. т говядины и 1,5 тыс. т свинины в живом весе, уточняет представитель компании. Агрохолдинг объединяет 11 сельхозпредприятий, которые кроме производства мяса занимаются молочным животноводством, обрабатывают 120 тыс. га земель и владеют сетью из 330 магазинов.

Год назад были выше

Ряд компаний, несмотря на увеличение производства, опустились в рейтинге в основном на одну строку, поскольку их ближайшие преследователи показали более высокую динамику роста. «Чароен Покпанд Фудс» — «дочка» тайской Charoen Pokphand Foods, входящей в международный конгломерат CP Group — переместилась с шестого на седьмое место, хотя по сравнению с прошлым рейтингом повысила объемы на 10,6 тыс. т. Компания выпустила 252 тыс. т бройлера и 62 тыс. т свинины в живом весе (с учетом компании RBPI, основным акционером которой она является). «Роста по птице нет, поскольку производственные мощности задействованы почти на 100%, и дальнейшее увеличение в этом сегменте вероятно за счет M&A-сделок и концентрации на продвижении продукции с более высокой добавленной стоимостью», — комментирует представитель «Чароена». По свинине холдинг намерен увеличить показатели до 200 тыс. т живка благодаря запуску новых комплексов в центральной части страны. Также компания будет развивать переработку и планирует или создать предприятие с нуля, или, что более вероятно, купить сильного переработчика в центре России. В начале прошлого года рынок обсуждал возможность M&A «Чароена» и «Останкино».

«Белая птица» переместилась с седьмого на восьмое место. По данным Росптицесоюза, в прошлом году она произвела 302 тыс. т бройлера в живом весе, улучшив результат 2016-го примерно на 3%. В этом году компания рассчитывала увеличить объемы еще на 12%, однако это кажется маловероятным. Эксперты и участники рынка говорят, что компания ощутимо сократила производство на фоне возникших у нее финансовых трудностей. Основным владельцем «Белой птицы» считается Promsvyaz Capital B. V., которым ранее управляли бывшие собственники Промсвязьбанка Дмитрий и Алексей Ананьевы. После того, как началась санация банка — основного кредитора холдинга, у компании возникли проблемы с получением оборотных кредитов. В конце мая зампред ЦБ Василий Поздышев рассказывал, что непрофильные активы, связанные с экс-владельцами Промсвязьбанка, планируется выделить для передачи в фонд плохих долгов. Тогда же «Ведомости» сообщали, что общий долг «Белой птицы» превышает 30 млрд руб. В июне холдинг планировал подать заявление о своем банкротстве, также рассматривались варианты продажи активов. В частности, ими интересовался «Агрокомплекс» им. Н. Ткачева и «Русагро», но последняя вышла из переговоров. Также не исключен сценарий передачи предприятий в управление сильному игроку, например «Приосколью».

«Русагро», в прошлом рейтинге бывшая на девятом месте, в этот раз располагается на 10-й строке. Холдинг увеличил выпуск свинины на 10,3 тыс. т за счет роста производительности. В прошлом году свинокомплексы работали на полную мощность, но компания планирует увеличивать показатели за счет снижения отхода. Кроме того, она возводит новые площадки в Тамбовской области и Приморском крае, достраивает секции на имеющихся комплексах и улучшает технологию работы, рассказывает гендиректор группы Максим Басов. Если в этом году объемы останутся примерно на уровне 2017-го, то за пять лет холдинг намерен увеличить выпуск свинины более чем вдвое. Год назад топ-менеджер говорил, что «Русагро» планирует начать производить мясо бройлера, однако в течение прошлого года и за первое полугодие этого компания не заключила сделок в этом секторе и не начала возводить птицефабрику. Хотя эксперты и участники рынка отмечают, что интерес группы к птицеводству сохраняется.

Холдинг «КоПитания» потерял три позиции в рейтинге, опустившись с 12-го на 15-е место с оценочным показателем 124,3 тыс. т. Компания не ответила на запрос. По данным Национального союза свиноводов (НСС), в прошлом году она произвела 106,5 тыс. т свинины в живом весе против 98,5 тыс. т в 2016-м. Мощность Краснодонской птицефабрики компании после модернизации достигает 60 тыс. т в живом весе. В предыдущие два года объем производства, по данным источника, близкого к компании, был на уровне 50 тыс. т. Учитывая, что выручка предприятия, согласно бухгалтерской отчетности, увеличилась на 6,5% относительно 2016 года до 3,77 млрд руб., можно предположить, что объемы производства также стали выше. Согласно отчету главы Иловлинского района Волгоградской области, где находится предприятие, в прошлом году производство свинины и птицы в сельхозорганизациях превысило 78 тыс. т, что на 15% больше показателя 2016-го. Рост связан с технологической цикличностью «Птицефабрики Краснодонская» и КХК «Краснодонское» (также входит в «КоПитания»), говорится в отчете. Оценочно, объем производства птицы мог увеличиться до 53−57 тыс. т, для рейтинга взято среднее значение в 55 тыс. т в живом весе. В топ-20 производителей бройлера, составляемый Росптицесоюзом, в прошлом году «КоПитания» не вошла. По итогам 2017 года компания, занимающая там 20-ю строчку, произвела 55,8 тыс. т живой птицы.

В июне «Коммерсантъ» сообщил, что свинокомплекс «Кудряшовское», входящий в «КоПитания», вложит 3,8 млрд руб. кредитных средств в строительство третьей очереди предприятия и создание дополнительного пункта по приемке, переработке, охлаждению и хранению мяса. Реализация проекта позволит увеличить мощность площадки с 50 тыс. т до 75 тыс. т к 2021 году.

Агрогруппа «Хорошее дело» (входит в мордовский холдинг «Сфера») увеличила производство мяса более чем на 11 тыс. т, но тем не менее потеряла одну позицию и занимает 17-е место. В структуру компании, в частности, входит Чамзинская птицефабрика и комплекс «Юбилейное», который включает линии по забою КРС и свиней, а также глубокой переработке мяса. В прошлом году рост объемов предприятия обеспечила птица (+12%), тогда как по выпуску мяса КРС и свинины компания отметила снижение показателей на 4% и на 18%. Убойные мощности комплекса в 2017-м были загружены на 81%, поэтому у компании есть резерв повышения объемов на всех участках, отмечает представитель холдинга. В 2018-м группа планирует увеличить производство, правда, не очень значительно — в сумме примерно до 105,6 тыс. т.

«Агросила» опустилась с 15-го на 18-е место, правда, в большей степени это связано с методологией расчета показателей. По данным компании, в 2017 году ее птицефабрика «Челны-Бройлер» произвела 119,8 тыс. т птицы в живом весе против 119,6 тыс. т в 2016-м. Однако показатели убойного веса, по данным холдинга, значительно отличаются: 88,4 тыс. т в прошлом году и 94,9 тыс. т по итогам 2016-го. То есть если в 2017-м убойный выход мяса был на уровне 74%, то годом ранее — около 80%. Кроме того, для предыдущего рейтинга «Агросила» предоставляла показатели производства в 2016 году 5,2 тыс. т КРС в живом весе, в этот раз объемы по говядине не уточняются. Это побочный продукт для холдинга, который, кроме бройлерного направления и мясопереработки, активно развивает молочный сегмент. Комплекс «Челны-Бройлер» вышел на полную мощность, и в этом году объемы производства сохранятся на уровне 2018-го. «Насыщенность рынка мяса птицы, связанные с этим низкие цены и общая конъюнктура в среднесрочной перспективе уменьшают инвестиционную привлекательность этого направления для холдинга, — отмечает представитель компании. — В связи с этим новых проектов или значительных вложений в птицеводстве не планируется». В сложившихся условиях «Агросила» делает ставку на повышение эффективности, увеличение доли продукции с высокой добавленной стоимостью и поиск новых сегментов для диверсификации продуктового портфеля.

«Комос Групп» в прошлом году снизила объемы производства в свиноводстве почти на 7 тыс. т до 45,7 тыс. т в живом весе, поскольку закрыла одну производственную площадку. Зато дозагрузила существующие мощности и увеличила показатели по птице, выпустив 37,2 тыс. т мяса (35,5 тыс. т годом ранее). Из данных, предоставленных холдингом, следует, что производство скота и птицы в живом весе у него сократилось со 103,2 тыс. т до 98,1 тыс. т, при этом убойный выход в прошлом году оказался больше — 69,3 тыс. т против 68,1 тыс. т в 2016-м. Правда, часть свиней компания не считает в убойном весе, поскольку реализует их живыми, уточняет представитель компании. Тем не менее, поскольку данные убойного выхода предоставлены по всем объемам, в расчет для рейтинга взяты именно они. Для прошлого топ-25 показатели по «Комос Групп» «Агроинвестор» рассчитывал по средним коэффициентам на основе живого веса. С учетом присланных компанией корректировок убойный выход по итогам 2016 года у нее был ниже, и она должна была занять не 20-е, а 23-е место. Сейчас холдинг располагается на 22-й позиции. В 2018 году компания планирует увеличить производство птицы до 53,2 тыс. т, свинины — уменьшить до 41,3 тыс. т, объемы по КРС сократятся с 0,74 тыс. т до 0,65 тыс. т (все цифры в живом весе).

Некоторые оказались в минусе

Кроме «Черкизово», еще три компании из рейтинга сохранили свои места по сравнению с прошлым списком лидеров: «Агро-Белогорье», как и по итогам 2016 года, занимает 11-ю строчку, «Сибирская аграрная группа» — 13-ю, «Здоровая ферма» — 16-ю. При этом все они увеличили объемы производства. Так, «Агро-Белогорье» выпустило 179 тыс. т свинины в живом весе против 164,6 тыс. т в 2016-м. Компания реализует проект расширения мощностей в свиноводстве до 220 тыс. т и поэтапно возводит и запускает пять комплексов в четырех районах Белгородской области. Новые площадки полностью выйдут на проектную мощность в 2019 году.

«Сибирская аграрная группа» в прошлом году увеличила производство свиней на убой со 111,4 тыс. т до 137,4 тыс. т, выпуск птицы составил 39 тыс. т (все в живом весе). Предприятия «Здоровой фермы» за год нарастили выпуск бройлера и свинины в сумме на 16,5% до 113,5 тыс. т. При этом убойный выход по птице составил 72,3%, по свинине — 79,5%, уточняет представитель холдинга. То есть объемы в живом весе были на уровне 134 тыс. т и 20,7 тыс. т, при пересчете со средними по рынку коэффициентами выхода (75% и 78%) объем составит 116,8 тыс. т — в этом случае разница в показателях выхода не влияет на позицию компании в топе. Максимальная проектная мощность птицефабрик холдинга составляет 115 тыс. т мяса птицы и 20 тыс. т свинины, поэтому у него есть резерв увеличения производства. «Планируется, что в 2018 году компания произведет 116 тыс. т мяса (включая 16 тыс. т свинины), что на 2,2% выше показателя 2017-го, — рассказывает представитель «Здоровой фермы». — Пока мы не рассматриваем возможности ввода или приобретения новых площадок, рассчитываем скорее на органический рост. Увеличение объемов производства связано в том числе с укреплением позиций бренда «Здоровая ферма» на Урале и с расширением присутствия продукции на территории Сибири и Дальнего Востока, а также экспорта в страны СНГ». Запланированные показатели коррелируют с итогами первого полугодия 2018-го: было выпущено 53,2 тыс. т мяса, добавляет она.

Еще четыре игрока из топ-25 В 2017 году снизили производство. Группа «Продо» сократила объемы за счет сегмента свиноводства и переместилась с восьмого на девятое место в рейтинге. Выпуск птицы увеличился благодаря повышению эффективности площадок и модернизации птицефабрик (в первую очередь — «Продо Птицефабрика Калужская»). Показатель по свинине уменьшился с 44,6 тыс. т до 33 тыс. т в живом весе, поскольку на комплексе «Омский бекон» началась модернизация с расширением производства, и одна площадка была закрыта. Предприятия холдинга будут повышать объемы по мере реализации инвестпроектов. Например, уже в этом году «Продо Птицефабрика Калужская» выпустит 63 тыс. т мяса птицы в живом весе, что более чем на 30% превышает объемы до модернизации, уточняет представитель компании. В целом производство птицы в компании по итогам 2018-го может увеличиться на 5−8%, по свинине не исключено сокращение объемов. Инвестиции в первый этап обновления свиноводческих активов в 2018—2019 годах оцениваются в 8 млрд руб. Также до 2021 года «Продо» построит шесть новых птичников и реконструирует шесть существующих корпусов на комплексе «Продо Тюменский бройлер». Это позволит увеличить объемы производства на 20%.

«Евродон» потерял две позиции в рейтинге и находится на 21-м месте. В прошлом году он снизил производство примерно на 6,9 тыс. т, в том числе по индейке показатель опустился с 74,5 тыс. т до 64 тыс. т в живом весе, поскольку несколько месяцев индейководческие площадки были на карантине из-за двух вспышек гриппа птиц. Технологические процессы и стадо птицы были восстановлены осенью 2017-го, уточняет представитель компании. При этом за первое полугодие 2018-го объем выпуска индейки уже превысил уровень всего прошлого года, составив 64,7 тыс. т в живом весе. Производственная мощность действующих комплексов — 150 тыс. т индейки и 30 тыс. т утки в живом весе. При дальнейшей модернизации возможно увеличение объемов до 270 тыс. и 80 тыс. т.

В планах «Евродона» реализация второго этапа инвестиционного проекта с увеличением производства индейки и утки в два раза, а также строительство агрокластера в Тверской области производительностью 150 тыс. т индейки, 50 тыс. т утки и 80 тыс. т продукции глубокой переработки мяса птицы. Кроме того, весной следующего года холдинг планирует начать возведение корпусов и инкубатория для создания в Ростовской области прародительского стада утки пекинской породы совместно с английским селекционером Cherry Valley Farms. Предварительно стоимость проекта оценивается в 500 млн руб. Кроме того, «Евродон» подписал соглашение с Бахрейном о развитии экспорта и возможности строительства на территории этого государства мясоперерабатывающего комплекса мощностью 20 тыс. т продукции.

Холдинг СИТНО занимает 23-ю строчку, тогда как год назад был на одну позицию выше. По данным Росптицесоюза, он выпустил 91 тыс. т бройлера в живом весе против более чем 94 тыс. т в 2016 году. Также на одно место вниз сдвинулся «Ариант», расположившийся на 24-й строке. По данным Национального союза свиноводов, в 2017 году он произвел 87 тыс. т свинины в живом весе, в 2016-м объем превышал 89 тыс. т.

Замыкает рейтинг новый игрок — АПК «Дон». По данным НСС, в прошлом году компания выпустила 86,3 тыс. т свинины в живом весе, увеличив показатель 2016-го почти на 11 тыс. т. В рейтинге по результатам 2016-го на 25-м месте списка была компания «Дамате». В 2017-м она произвела 80,9 тыс. т индейки в живом весе, или около 66 тыс. т в пересчете на убойный — на 1 тыс. т меньше, чем у АПК «Дон». Поскольку объем выхода мяса у последней рассчитан по среднему коэффициенту, не исключено, что итоговый показатель мог быть ниже, и тогда на 25-м месте стояла бы «Дамате».

По итогам прошлого года «Дамате» стала крупнейшим производителем индейки в России. Сейчас компания реализует проект увеличения ее выпуска до 155 тыс. т. В планах на этот год был выход на 110 тыс. т, правда, в июне холдингу пришлось уничтожить около 470 тыс. индеек из-за вспышки гриппа птиц. Несмотря на это, холдинг планировал сохранить объемы готовой продукции на обычном уровне в 5,5−6 тыс. т в месяц.

Самая большая конкуренция — по птице

В сумме топ-5 игроков выпустили почти 2,3 млн т мяса — то есть 48% от объема компаний, вошедших в рейтинг, или более чем четверть производства во всех сельхозорганизациях страны. В том числе на них пришлось почти 1,7 млн т мяса птицы — более 37% от показателя по всем сельхозорганизациям страны и свыше половины от доли участников списка. На российском мясном рынке самая жесткая конкуренция сложилась в птицеводстве, под ее влиянием происходит естественный процесс постепенной концентрации производства, хотя по сравнению с Бразилией, США или Европой доля ведущих игроков пока недостаточно высокая, сравнивает Сергей Юшин. Если крупнейшие компании в России контролируют по 10−12% рынка, то доля многих других в топ-20 не превышает 2−3%. Поэтому в отрасли неизбежен процесс дальнейших слияний и поглощений с увеличением доли лидеров, но он займет не один год. При этом эксперт далек от мысли, что в ближайшие 10 лет одна или две компании могут занять доминирующее положение в отрасли. «В производстве мяса птицы есть свои особенности: развиты локальные игроки с местными брендами», — говорит он.

На рынке мяса птицы очень высокая конкуренция, подтверждает Константин Корнеев, добавляя, что объем производства уже превышает уровень потребления. На этом фоне ждать повышения доходности игроков не стоит. По его словам, есть только два сценария для существенного снижения концентрации производства: уход кого-то с рынка или увеличение экспорта. Однако банкротство крупных игроков практически исключено, поскольку такой сценарий приведет к социальному взрыву в регионе работы компании, так что путем политических решений проблемные предприятия будут спасать, предполагает эксперт. Внешние продажи могли бы помочь, но программа развития агроэкспорта пока только формируется, к тому же развитию поставок мешает эпизоотическая ситуация. «Нужно как можно быстрее внедрить программу регионализации и валидировать ее на международном уровне, тогда вспышки опасных заболеваний в одних регионах не будут приводить к закрытию экспорта из других», — подчеркивает Корнеев.

Хотя сейчас увеличивается производство всех основных видов мяса, по-прежнему около половины рынка приходится на птицу. С точки зрения выживаемости бройлер — наиболее стабильный сегмент, поскольку это самый доступный вид мяса с большим спросом. «Даже в кризисные 2014−2015 годы, затем в период стагнации экономики и сейчас, несмотря на не самые радужные перспективы, производство и потребление бройлера растет, — отмечает президент консалтинговой компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев. — Хотя проблем в птицеводстве становится все больше, и они начинают сдерживать его развитие». Так, если в 2017 году производство птицы, по данным Росстата, увеличилось на 6,9%, то по итогам первого полугодия 2018-го темп замедлился до 2,8% (по всем хозяйствам). Основными вызовами для сектора, по словам Давлеева, стали рост себестоимости на фоне удорожания компонентов кормов и распространение гриппа птиц. Резкое повышение цен на соевый шрот из-за ограничений его поставок Россельхознадзором, на витамины и аминокислоты ударило по экономике предприятий, тем более что в этот период вырос курс доллара. И если последний фактор не всегда можно контролировать, то вопросы допуска зарубежных ингредиентов на наш рынок полностью в компетенции государства, и создание таких искусственных ограничений наносит ущерб отрасли, уверен эксперт.

Еще более серьезная проблема — грипп птиц, начавший активно распространяться в прошлом году и уже затронувший несколько крупных промышленных комплексов. Заболевание переходит в эндемическое и сейчас переносится не только перелетными птицами весной и осенью, но и воробьями, воронами, голубями и т. п. «Грипп птиц становится неконтролируемым, потому что распространяется через ЛПХ, реализацию молодняка птицы часто без ветеринарного контроля. Очаги обнаруживаются несвоевременно, что не позволяет оперативно реагировать на вспышки, к тому же у нас не хватает лабораторий для диагностики», — перечисляет Давлеев. Все это приводит к дезорганизации рынка, но пока хотя бы почти не влияет на спрос, добавляет он. Тем не менее заболевание серьезно подрывает коммерческую деятельность компаний, они несут убытки из-за ограничений по реализации продукции. Причем когда вокруг промышленного комплекса полыхает несколько очагов гриппа птиц в ЛПХ, шансы, что вирус не попадет на закрытое предприятие, сводятся практически к нулю, даже если у них самая лучшая система биобезопасности, обращает внимание Давлеев.

Также участники рейтинга произвели 1,7 млн т свинины — почти 59% от объема всех сельхозорганизаций и 49% от общего объема в стране. На 20 крупнейших свиноводческих компаний, по данным НСС, приходится чуть более 60% общероссийского объема промышленного производства, в том числе на долю лидирующего «Мираторга» — примерно 12%, а его ближайших преследователей — только около 6%. В секторе по-прежнему много игроков, число активных Юшин оценивает на уровне 400 компаний, что формирует достаточно высокую конкуренцию и на этом рынке. Она также будет усиливаться, поскольку закладываются и реализуются проекты, которые с 2016 по 2021 год обеспечат производство на новых мощностях 1 млн т свинины в убойном весе. «Это приведет к тому, что неэффективные компании, которые не модернизировались, не перешли на современные технологии и генетику, будут уходить с рынка, — говорит Юшин. — Также частично продолжат замещаться объемы в ЛПХ, которые по демографическим причинам и из-за распространения африканской чумы свиней (АЧС) сокращают производство и в ближайшие годы снизят его примерно на 200 тыс. т». Концентрация и доля крупных игроков в секторе продолжит расти, хотя и небыстро.

Рынок свинины в перспективе двух лет будет менее конкурентным, чем по птице, но затем столкнется с такими же проблемами, как птицеводство, уверен Корнеев. Однако Давлеев говорит, что аналогичные проблемы уже есть — в частности, развитие сектора сдерживает АЧС. «Она угрожает способности компаний не только развиваться, но и поддерживать существующие бизнесы, — акцентирует он. — У рынка хороший потенциал, но все сводится на нет из-за отсутствия уверенности в способности государства и производителей контролировать заболевание». При этом распространение вируса ускорило уход с рынка неэффективных игроков, в частности ЛПХ и небольших предприятий. Они уступают место крупным компаниям, которым себестоимость позволяет не только развиваться, но и совершенствовать активы, инвестировать в маркетинг и дистрибуцию, которые могут приглашать зарубежных консультантов и специалистов, использовать наиболее прогрессивные технологии, лучшее сырье и ингредиенты. «Конкуренция на рынке свинины сильно возрастает, в 2018—2019 годах процесс слияний и поглощений в секторе ускорится, и в перспективе мы придем к тому, что рынок поделят четыре-пять компаний, которые будут выпускать 80−90% продукции», — прогнозирует Давлеев. Правда, лидеры тоже не могут на 100% гарантировать, что их бизнес не пострадает из-за АЧС, добавляет он. Так, например, в прошлом году вспышки произошли даже у «Мираторга» и «Русагро» в Белгородской области, вторая в этом году в июле снова столкнулась с проблемой заноса вируса на предприятие. Также вирус был обнаружен на «Правдинском свинопроизводстве» (RBPI).

Ренессанс говядины
В сегменте производства говядины говорить о какой-либо концентрации игроков не приходится, отмечает Сергей Юшин из НМА. Даже самый крупный игрок — «Мираторг» — по итогам 2018 года, по оценке ассоциации, выпустит не более 8% от общего объема этого вида мяса в стране. Ситуация на рынке говядины существенно отличается от сложившейся по мясу птицы и свинине, вторит ему Максим Никиточкин из «НЭО Центра». Только два холдинга производят более 30 тыс. т говядины в год, 60% мяса этого вида выпускают хозяйства населения. В данный момент мясное скотоводство не является привлекательным для инвесторов, делает вывод он.

Новых крупных проектов по производству говядины сейчас не заявляется: окупаемость в секторе даже с господдержкой превышает 12 лет, и вряд ли какая-то компания может получить кредиты на такое большое время, соглашается Юшин. «Спрос на говядину есть, причем как на «обычную» от мясомолочных пород, так и на мраморную, но инвестиционные циклы в секторе не совпадают с существующими инструментами финансирования, поэтому значительные вложения в этом секторе могут себе позволить только крупные игроки», — комментирует Константин Корнеев из «Ринкон менеджмента». Скорее, в секторе будет идти процесс постепенного замещения говядины от молочного скота на говядину от специализированных и помесных мясных пород, думает Юшин. «Еще семь-восемь лет назад на долю мясного скота приходилось 2% говядины, сейчас уже около 16%. В ближайшие 10 лет нужно дойти до 30%", — оценивает эксперт. При этом в секторе будет не более пяти лидеров, но продолжит развиваться производство в небольших хозяйствах, которые начали появляться. Интересным процессом может стать интеграция бизнеса — встраивание фермеров, у которых есть земля под пастбища, в вертикальную структуру производства и откорма КРС крупных компаний.

Полную версию статьи вы можете найти на сайте делового издания "АГРОИНВЕСТОР"
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
C 2019 года налог на добавленную стоимость увеличивается на 2 процентных пункта — с нынешних 18 до 20 процентов. Правительство за счет роста НДС, а также увеличения пенсионного возраста планирует профинансировать новые национальные проекты, сформулированные в новом «майском» указе президента 2018 года.
Восемь последствий роста НДС
В конце прошлой недели президент подписал закон об увеличении НДС до 20 процентов. «Сноб» называет семь отрицательных и одно положительное последствие увеличения налога на добавленную стоимость

C 2019 года налог на добавленную стоимость увеличивается на 2 процентных пункта — с нынешних 18 до 20 процентов. Правительство за счет роста НДС, а также увеличения пенсионного возраста планирует профинансировать новые национальные проекты, сформулированные в новом «майском» указе президента 2018 года.
Налог повышается с 1 января 2019 года, но готовиться к этому событию рынок начинает уже сейчас.

1. Цены на товары и услуги вырастут — и не на 2 процента

Льготный десятипроцентный НДС сохранен на товары первой необходимости, рост же цен на все остальные произойдет автоматически — просто потому, что увеличится заложенный в цене налог. «На фоне продолжающегося падения реальных доходов населения это будет ощутимо», — считает Давид Капианидзе, руководитель налоговой практики BMS Law Firm.
Руководитель проектов консалтинговой компании «НЭО Центр» Максим Никиточкин подчеркивает, что рост цен будет связан не только с увеличением НДС как таковым, но и с тем, что этот рост «разблокирует» инфляцию, разбудит «бычьи» настроения по отношению к ней, а этого рынок ждет давно. «В последние два года инфляция активно сдерживалась, — поясняет он, — только небольшое число компаний поднимало цены на свою продукцию, а сейчас настал "подходящий" момент, когда компании могут повысить цены на волне роста НДС, переложив ответственность в глазах потребителей с себя на правительство».

«Стоимость товаров для потребителей вырастет двумя волнами: сначала «собственное» увеличение цен в ретейле, а потом увеличение в ответ на рост стоимости продукции поставщиков»

Увеличение цен произойдет как в b2с, так и в b2b-секторе. Гендиректор компании «ГудПрайс», специализирующейся на контрактном производстве, Алексей Филиппов рассматривает варианты развития ситуации на примере своей отрасли — производства товаров для красоты и здоровья. «Конечный покупатель для нас — ретейлеры и оптовые компании, — говорит он. — Ценообразование в b2b-сегменте зачастую не такое, как в b2c, и получить маржинальность в 10–15 процентов — большой успех в переговорном процессе».
По его мнению, компании, бизнес которых позволит перейти на упрощенную систему налогообложения, сделают это. Например, так могут поступить производители или поставщики тары и упаковки. Для прочих не останется другого выбора, кроме как начать переговоры со своими клиентами о повышении цен.
Таким образом, стоимость товаров для потребителей вырастет двумя волнами: сначала «собственное» увеличение цен в ретейле, а потом увеличение в ответ на рост стоимости продукции поставщиков.
Рост цен начнется уже в этом августе, чтобы постепенно адаптировать потребителя к новой реальности.

2. Ухудшится финансовое состояние предприятий, и вы можете попасть под сокращение

«633,5 миллиарда рублей, которые Минфин планирует дополнительно собрать в 2019 году за счет увеличения НДС, — это порядка 5,8 процента от всей прибыли всех предприятий, за исключением малых, использующих "безэндээсное" налогообложение», — говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев.
Повышение НДС приведет к росту общих издержек предприятий и падению рентабельности. Она, по словам Исаева, и так уменьшается не один год. К тому же, чем выше НДС, тем больше оборотных средств отвлекается в процессе производства.
Максим Никиточкин, напротив, считает, что не нужно сгущать краски. И приводит пример: компания А, перерабатывающая полипропилен, имеет выручку 520 миллионов рублей с НДС, платит НДС 22,5 миллиона рублей, ее чистая прибыль — 14 миллионов рублей (денежный поток 22 миллиона рублей). При увеличении ставки НДС с 18 до 20 процентов и сохранении уровня «эндээсной» выручки, платеж по НДС вырастет на 2 миллиона рублей — до 24,5 миллиона, чистая прибыль снизится до 12 миллионов рублей, денежный поток — до 20 миллионов. «Рентабельность по чистой прибыли снизится с 3,6 до 3,3 процента, что несущественно», — заключает он.
Однако большинство экспертов считает, что удар будет сильным и приведет к снижению объемов производства. И сокращению персонала. Дело в том, что оборудование можно «заморозить» до лучших времен, а вот персонал «заморозить» нельзя, поясняет Алексей Филиппов.

3. Придется вновь отвыкать от российского и привыкать к импортному

Рост НДС — удар по импортозамещению в промышленности и сельском хозяйстве. Особенно негативно он скажется на «сложной» промышленности — производстве продукции с высокой добавленной стоимостью.
Допустим, говорит Алексей Филиппов, в качестве корпоративной стратегии избирается повышение цен на 2 процента. Мы имеем себестоимость продукции 100 рублей при наценке в 10–15 рублей, с которых производитель платит зарплаты, аренду, отчисления, налог на прибыль и так далее. «Прирост стоимости на 2 рубля снизит прибыльность компании не на 2 процента, а на 20! Это очень сильный удар по программам развития и разрыв отношений с некоторыми партнерами».

«Баланс затрат и выгод сместится в пользу поставки импортных товаров, а не производства товаров в России»

Правительство утверждает, что компенсирует снижение рентабельности за счет увеличения госзаказа на здравоохранение, образование, цифровизацию и развитие инфраструктуры. Привлекательность же создания продукции, не связанной с этими направлениями, снизится.
Баланс затрат и выгод сместится в пользу поставки импортных товаров, а не производства товаров в России. Нам вновь придется привыкать к импорту.

4. Увеличится финансовый порог для открытия новых проектов

По оценкам экспертов, инфляция вырастет с нынешних рекордно низких для новейшей экономической истории России менее чем 4 процентов до 6 уже этой осенью. И, вероятно, будет расти дальше.
В ответ на это ЦБ ужесточит денежно-кредитную политику — он уже отказывается от снижения ключевой ставки. При «разгоне» инфляции Банк России перейдет к ее повышению, что увеличит стоимость денег для бизнеса. Сокращение ставок по кредитам для бизнеса уже остановилось, теперь они могут начать увеличиваться.
Маржинальность новых проектов должна закладываться на более высоком уровне, чем сейчас — учитывать опережающий рост инфляции.

5. Наша платежеспособность в лучшем случае окажется прежней

Предприятиям будет труднее повышать зарплату: во-первых, из-за роста налога сократится прибыль, во-вторых, вырастет прямое налогообложение зарплат. «После повышения НДС бизнес будет вынужден перечислять государству порядка 80% от той суммы, которую сотрудник получает на руки (включая НДФЛ и страховые отчисления)», — говорит Никита Исаев.
Евгений Михайленко из Ассоциации экспертов системного менеджмента «МихиКо» подтверждает это: «Чтобы работник получил на руки очищенную от всех налогов зарплату, например, в 100 рублей, работодателю нужно заплатить более 179,52 рубля. 114,9 рубля — начисленная зарплата с учетом НДФЛ, к ней прибавляем 34,7 рубля — выплаты в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования. С получившихся 149,6 рубля платится 20-процентный НДС».

6. Мы будем меньше тратить на увлечения и досуг

Цены на товары повседневного спроса: продукты питания, медицинские товары — вырастут, но потребление их, по понятным причинам, сократится незначительно. А так как доходы, скорее всего, не вырастут, мы будем меньше тратить на товары, не относящиеся к повседневному спросу, например, на книги, театры, фитнес и прочее.

7. Кредит взять вряд ли удастся

С одной стороны, вырастет нужда в потребительских кредитах из-за того, что больше денег понадобится на стандартную потребительскую корзину. С другой — ЦБ как минимум не будет смягчать денежно-кредитную политику, а как максимум ужесточит ее, чтобы восстановить контроль над инфляцией. И потребует у банков увеличить проценты по кредитам и ужесточить требования к заемщикам.

8. Квадратный метр, скорее всего, подорожает

Сейчас на рынке России нет НДС на продажу квартир. Поэтому, по словам аналитика риелторской компании «Этажи» Александра Иванова, «увеличение ставки налога на добавленную стоимость на процессе купли-продажи жилья значительно не отразится, вернее, не отразится сразу».
Наиболее вероятное развитие событий: подорожают квадратные метры в новых строительных проектах и в новостройках, которые еще не достроены, а затем и на вторичном рынке.
Это единственное позитивное для вас последствие увеличения НДС. Если только вы продавцы, а не покупатели жилья.

Владимир Ахапкин, Партнер, Инжиниринг
Девелоперы предлагают поторопиться с покупкой квартир, поскольку ввиду новых правил долевого строительства новостройки могут подорожать уже к началу будущего года.
Рынок новостроек станет чище, а дольщики заплатят за свои гарантии
Девелоперы предлагают поторопиться с покупкой квартир, поскольку ввиду новых правил долевого строительства новостройки могут подорожать уже к началу будущего года.

Вступившие с 1 июля поправки в закон «О долевом строительстве» уж сейчас привели к рекордному за десять лет снижению предпринимательской уверенности в отрасли, а в скором времени эксперты ожидают череду банкротств стройкомпаний. Основные причины в том, что с начала будущего года девелоперам будет запрещено привлекать средства дольщиков напрямую (только через один банк и под процент) и брать кредиты в сторонних банках. Пока в этом есть один плюс: поправки в закон, безусловно, защитят права дольщиков, в том числе потому, что на рынке останутся только те девелоперы, которые заранее перестроились на работу по новым правилам.

Что защитит дольщиков

По данным Минстроя, в 2018 году объемы жилищного строительства после трехлетнего спада могут увеличиться ввиду повышения инвестиционной активности в отрасли. Тренд был задан в прошлом году, когда в эксплуатацию было сдано почти 45 млн квадратных метров индустриального жилья, что на 12,5% больше уровня 2016-го года (всего с учетом индивидуального жилья – 80 млн квадратных метров). Однако эксперты и участники рынка уже в следующем году ожидают снижения активности в строительстве по причине вступления в силу поправок в закон «О долевом строительстве», которые могут обернуться для застройщиков дополнительными издержками.

Ряд требований сами участники рынка оценивают положительно. Например, привлекать средства дольщиков теперь смогут лишь те компании, которые проработали в строительстве не менее трех лет. Это усложнит выход на рынок (придется один-два дома построить за свои или кредитные деньги), но и предотвратит появление на нем авантюристов. Разумным видится и новое правило «один застройщик – одно разрешение на строительство» (или несколько, если они выданы в рамках одного жилого комплекса). Позитивным можно считать и требование для заказчиков, застройщиков и подрядчиков открывать счета только в уполномоченном банке (таковыми назначены почти все крупные банки), поскольку это снизит риск того, что такой банк обанкротится вместе с деньгами дольщиков.

Что создаст проблемы застройщикам

Но главное, что беспокоит участников строительного рынка – это запрет с 1 июля 2019 года привлекать средства дольщиков напрямую. Средства покупателей будут аккумулированы на специальном банковском счете – эскроу. И получить их девелопер сможет только после сдачи новостройки в эксплуатацию, причем после того, когда как минимум один из участников строительства не оформит в собственность квартиру. А до этого сможет строить лишь за свой счет или за счет целевого кредита только от своего уполномоченного банка под рыночный процент (сейчас 10-12%). С учетом того, что сейчас в стране свыше 74% всех вложений в жилищное строительство в России составляют средства дольщиков, это может обернуться снижением инвестиционной активности и привести к подорожанию квартир ввиду сокращения предложения.

Руководитель аналитического центра «индикаторы рынка недвижимости IRN.RU Олег Репченко прогнозирует и снижение притока средств дольщиков: «Когда рынок перейдет на схему со счетами-эскроу, покупать жилье на стадии строительства будет иметь смысл лишь в очень востребованных проектах, чтобы успеть выбрать подходящую квартиру». Впрочем, далеко не все застройщики настроены пессимистично. Наиболее опытные заведомо подготовились к новым правилам, или даже всегда работали по ним: «Еще до введения новых поправок в ФЗ-214 мы придерживались следующей тактики: под каждый проект в компании всегда создавалась проектная группа, которая отвечает за его реализацию и наполнение, а также – отдельное юрлицо, - пояснил «Эксперту» президент ФСК «Лидер» Владимир Воронин. – Кроме того, действующее законодательство требует работать по формуле: один застройщик вправе строить в рамках только одного проекта планировки, как мы всегда и делали. Поэтому можно сказать, что мы оказались готовы к введению новых правил». ФСК «Лидер» входит в десятку крупнейших застройщиков страны, при этом у компании низкая кредитная нагрузка, так как ее внутренняя политика – строить на свои.

«Датский квартал», или как меняется столичный рынок жилья

В целом новые поправки в закон «О долевом строительстве» привели сейчас к тому, что девелоперы в этом году стали массово получать разрешения на строительство, чтобы успеть привлечь средства дольщиков по прежним правилам. Эксперты рынка недвижимости ожидают, что в 2018 году в продажу в Москве застройщики выпустят 4,5 млн. квадратных метров жилья в многоквартирных домах, а в Московской области – около 3 млн. квадратных метров, примерно, как и в прошлом году. Рост предложения влечет за собой более доступные условия его реализации. Проще говоря, сегодня покупатель ориентирован в большей степени на Москву и Московской области в таких условиях непросто конкурировать. Девелоперы, которые реализуют свои проекты в области это понимают и начинают предлагать покупателю интересный и концептуальный продукт.

«Дело в том, что аудитория уже не готова мириться с неинтересной или устаревшей концепцией, скудной инфраструктурой, «никакой» архитектурой, - говорит коммерческий директор ФСК «Лидер» Ольга Тумайкина. – Сейчас покупатель требует концептуальных проектов, а не типовых решений. Также помимо обустроенной придомовой территории и фунциональных мест общего пользования (с консьержами, лапомойками, колясочными и т.д.) от застройщика они ждут возможностей для максимальной индивидуализации жилого пространства». Сейчас ФСК «Лидер» готовит в Московском регионе несколько новых проектов. В первом из них – «Датском квартале». Это жилой комплекс в 1 км от МКАД и в близкой доступности от трех станций метро. Он представляет собой 5 корпусов (от 9 до 22 этажей) переменной этажности на 4 389 квартир с подземным паркингом. Проект будет реализован в составе пяти очередей, общей жилой площадью 365 000 квадратных метров. «Проект продолжает линейку жилых комплексов от ФСК «Лидер» в скандинавском стиле, говорит Ольга Тумайкина. - Отличительная особенность комплекса - большая вариативность планировок - включая двухуровневые квартиры, компактные студии, квартиры евроформата, квартиры с панорамным остеклением, с окном в ванной комнате, увеличенной площадью кухни».

Вторая важная причина перетока девелоперов в столицу в том, что в Москве третий год подряд упрощаются процедуры получения разрешений на строительство. В частности, отменена необходимость получать сведения, которые имеются у самих органов власти, некоторые из них уже включены в градостроительный план земельного участка. «Теперь девелопер в Москве может с высокой степенью вероятности сказать, в какой момент будут получены все согласования, - говорит партнер консалтинговой компании АО «НЭО Центр» Владимир Ахапкин. – Это позволяет планировать инвестиции в проект, делает более предсказуемым получение дохода, снижает издержки». В итоге в этом году только в июне в Москве было выдано 132 разрешения на строительство, раньше выдавалось в среднем 13 разрешений. «Действительно, уже несколько лет на строительном рынке отмечается постепенное перетекание спроса из Московской области в Москву, подтверждает Ольга Тумайкина - Это обусловлено более доступным ценовым предложением. Ближайшее Подмосковье (в радиусе 5 км от МКАД) также предлагает интересное по цене жилье, которое по своим характеристикам не уступает столичному, а в некоторых случаях и превосходит его.»



Екатерина Михалева, Руководитель проектов, АПК
«Брянская мясная компания» (БМК, входит в агрохолдинг «Мираторг»), которая реализует проект по производству говядины, завершила 2017 год с чистым убытком в 2,4 млрд руб. против прибыли в 9,46 млрд руб. годом ранее, сообщил «Интерфакс» со ссылкой на данные системы «СПАРК-Интерфакс». При этом выручка компании выросла с 13,6 млрд руб. до 16 млрд руб.
Убыток «Мираторга» в производстве говядины превысил 2 млрд рублей
Объем кредитной нагрузки «Брянской мясной компании» приблизился к 77 млрд рублей

«Брянская мясная компания» (БМК, входит в агрохолдинг «Мираторг»), которая реализует проект по производству говядины, завершила 2017 год с чистым убытком в 2,4 млрд руб. против прибыли в 9,46 млрд руб. годом ранее, сообщил «Интерфакс» со ссылкой на данные системы «СПАРК-Интерфакс». При этом выручка компании выросла с 13,6 млрд руб. до 16 млрд руб.

По итогам прошлого года холдинг выпустил 82 тыс. т говядины, что на 32% больше показателя в 2016-м. В первом полугодии 2018-го объем производства составил 51,6 тыс. т. Ранее «Мираторг» озвучил планы инвестировать 4,6 млрд руб. в повышение мощности откорма КРС на 70% до более 200 тыс. животных единовременно. Холдинг уже начал строительство третьего фидлота на 80 тыс. голов скота в Брянской области. Сейчас стадо компании превышает 600 тыс. животных и должно увеличиться до 1 млн к 2024 году. Фермы кроме Брянской области расположены в Орловской, Калужской, Смоленской, Тульской и Калининградской областях.

Руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Екатерина Михалева в первую очередь объясняет полученный убыток компании резким снижением показателей по статье «прочие доходы» — с 26,4 млрд руб. в 2016-м до 14,3 млрд руб. в прошлом году. Это может быть связано как с возможным уменьшением поступлений в виде возмещенного НДС по инвестициям ввиду завершения инвестиционной фазы проекта, так и с сокращением субсидий. «Проект «Брянской мясной компании» с инвестициями более $1 млрд является одним из самых дорогих проектов в российском мясном секторе, — напоминает она. — Кредитная нагрузка БМК на конец 2017 года по долгосрочным обязательствам составила около 74 млрд руб., проценты к уплате — 6,6 млрд руб. Если часть из уплаченных процентов не была субсидирована, то это могло отразиться на снижении прочих доходов и, как следствие, привести к отрицательному финансовому результату». Кроме того, на показатель могла существенно повлиять курсовая разница.

За последние пять лет компания ни разу не показывала положительные значения операционных показателей от основной деятельности: валовая прибыль и прибыль от продаж принимали только отрицательные значения, продолжает Михалева. Так, в 2017 году валовой убыток увеличился до 3,5 млрд руб. с 2,1 млрд руб. в 2016-м, убыток от продаж составил 4,2 млрд руб. «Тренд роста отрицательного убытка по валовой прибыли говорит о существенных трудностях у компании», — прокомментировала она «Агроинвестору».

Аналитик инвесткомпании «Алор» Алексей Антонов, напротив, не склонен считать такой убыток в структуре всего холдинга тревожным сигналом, что проект по производству говядины себя не оправдал или менеджмент допустил какие-то системные ошибки. Скорее это результат переходного периода, который сейчас переживает рынок производства этого вида мяса, уверен он. По его мнению, убыток мог возникнуть из-за перераспределения прибыли от деятельности на погашение крупных кредитов: учитывая структуру холдинга, долги могли покрываться дочерней компанией по плану реструктуризации.

Хотя выручка «Брянской мясной компании» выросла на 18%, себестоимость повышалась опережающими темпами (на 24% за год), что заложило основу убытка, отмечает эксперт-аналитик «Финам» Алексей Калачев. При этом в отличие от увеличения затрат рост цен на продукцию сдерживался из-за слабого состояния потребительского рынка в целом. Такое положение в прошлом году было характерно для многих производящих отраслей, ориентированных на потребительский спрос. Одновременно у предприятия повышались издержки, связанные с активным расширением деятельности, в том числе за счет заемных средств. В результате растет долг и стоимость его обслуживания. «К примеру, объем займов в балансе «Брянской мясной компании» в прошлом году увеличился на 38% — с 55,5 млрд руб. до 76,8 млрд руб. При этом краткосрочный долг составил менее 3 млрд руб.», — приводит данные Калачев. В 2017-м компания потратила на оплату процентов 7,7 млрд руб. — на 30% больше, чем годом ранее. Кроме того, с расширением производства в полтора раза увеличились затраты на оплату труда — до 3,7 млрд руб., добавляет он.

Поскольку «Мираторг» не является публичной компанией и не раскрывает консолидированной отчетности, сложно сопоставить результаты «Брянской мясной компании» с показателями холдинга в целом, говорит Калачев. Тем не менее, он считает, что убыток в 2,4 млрд руб. не нанесет существенного ущерба холдингу.

«Мираторг» принимает активные меры по повышению маржинальности мясного направления и увеличения оборотов бизнеса по производству говядины, обращает внимание Михалева, приводя в пример строительство кожевенного завода и линии по производству мясных полуфабрикатов для сегмента HoReCa стоимостью 4,9 млрд руб. Однако нужно время и инвестиции для их интеграции в общий производственный цикл работы компании. «В целом говорить о прибыльности направления выпуска мраморной говядины сейчас достаточно сложно. Проект БМК диктует тренды и формирует рынок и его предложение. Если со стороны рынка будет платежеспособный спрос на хорошую и качественную продукцию по всей России, а не только в крупнейших городах, то можно будет говорить о восстановлении продаж и, соответственно, маржинальности», — рассуждает Михалева. При этом основной конкурент «Брянской мясной компании» в производства и продвижении мраморной говядины — «Заречное» — в прошлом году также получил убыток по чистой прибыли в 1,1 млрд руб. при оборотах деятельность в восемь раз меньше, чем у БМК, сравнивает она.

В перспективе нескольких лет потребление качественной говядины будет постепенно увеличиваться, предполагает Антонов. «Но скорее всего рекорды по финансовым показателям БМК сможет начать ставить только после 2020 года, когда экономика России сможет оправиться от эффекта новых санкций и повышения НДС до 20%, что негативно скажется на покупательской способности, в том числе и спросе на говядину», — думает он. В любом случае масштабный проект «Мираторга» будет пользоваться поддержкой как федерального центра, так и региональных властей, добавляет он.

«Мираторг» основан в 1995 году, активы холдинга расположены в 16 регионах России. Кроме говядины компания производит розовую телятину, свинину, мясо бройлера, а также занимается растениеводством, молочным животноводством, мясопереработкой и розничной торговлей. По данным компании BEFL, «Мираторг» контролирует 676 тыс. га земли и является вторым в стране по площади земельного банка. Выручка холдинга за 2016 год составила 97 млрд руб., чистая прибыль — 21,5 млрд руб.

Станислав Мудров, Руководитель проектов, Оценка
Beluga Group, один из крупнейших в России производитель водки и ликеро-водочных изделий, покупает винодельческое хозяйство «Вилла Романов» в Краснодарском крае, сообщает компания. «Коммерсантъ» со ссылкой на председателя правления и основного владельца группы Александра Мечетина уточняет, что сделка о приобретении 80% предприятия уже одобрена ФАС.
Производитель водки Beluga покупает винодельческое хозяйство
Стоимость сделки может составить $20 млн

Beluga Group, один из крупнейших в России производитель водки и ликеро-водочных изделий, покупает винодельческое хозяйство «Вилла Романов» в Краснодарском крае, сообщает компания. «Коммерсантъ» со ссылкой на председателя правления и основного владельца группы Александра Мечетина уточняет, что сделка о приобретении 80% предприятия уже одобрена ФАС.

«Вилла Романов» контролирует 1 тыс. га сельхозземель, в том числе 231 га занято виноградниками. Здесь выращиваются сорта Каберне-Совиньон, Мерло, Пино Нуар, Шардоне, Совиньон Блан, Пино Гри, Рислинг, посаженные в 2009—2013 годах. Терруар «Голубицкая стрелка», где расположены виноградники, — одна из зарегистрированных географических зон для выпуска вин с защищенным наименованием места происхождения (ЗНМП). Также в составе компании есть винодельня мощностью 2,5 млн бутылок в год и туристический комплекс. Компания производит вино только из собственного сырья, первый урожай был переработан в 2016 году. Общая площадь подвалов позволяет выдерживать до 2 млн бутылок классического игристого вина. Подземные казы для коллекционных тихих вин рассчитаны на хранение 300 тыс. бутылок. В портфеле компании 11 моносортовых брендов тихих вин. Для развития туристического направления «Вилла Романов» планирует открыть ресторан, отель, археологический музей и музей виноделия, говорится на ее сайте. Сейчас компания проводит экскурсии и дегустации.

По данным kartoteka.ru, ООО «Вилла Романов» зарегистрировано в июле 2016 года, уставной капитал — 178,3 млн руб. 61% предприятия принадлежит Светлане Малаховой, 39% у Андрея Романова. При создании компании ему принадлежало 99,98%. Правопредшественниками «Вилла Романов» в базе указаны «Русский Азов», «Азимут» и «Надлиманное», созданные Романовым в 2006—2007 годах и также занимавшиеся производством вин. «Русский Азов» мощностью около 50 млн бутылок в год в начале 2016-го был продан холдингу «Ариант», сумма сделки оценивалась в 1,5 млрд руб. По данным источника «Коммерсанта», знакомого с условиями продажи «Вилла Романов», ее стоимость превысит $20 млн (более 1,2 млрд руб.). Мечетин уточнил изданию, что после покупки актива Андрей Романов останется партнером проекта.

Покупка «Вилла Романов» позволит Beluga Group выйти в новый сегмент бизнеса — производство премиальных тихих и игристых вин из собственного винограда. Сейчас в портфеле компании есть две марки вин: тихое «Арбатское» и игристое Vogue, которые выпускаются по контракту на предприятии «Кубань-вино» (входит в «Ариант»). Кроме того, группа поставляет вина из Франции, Италии, Испании и других стран. «Нам интересен винный рынок, который демонстрирует уверенный рост. Наш приоритет — премиальное качественное вино, которое мы можем производить в относительно значительных объемах, — комментирует Александр Мечетин (цитата по пресс-релизу компании). — Также нельзя не отметить, что российские вина становятся достойными конкурентами европейских. Мы накопили глубокую экспертизу, работая с лучшими мировыми производителями вин, и можем реализовать ее в собственном проекте». По его словам, дистрибуционная система Beluga Group позволит обеспечить доступную для покупателей цену на вино «Вилла Романов». Цена в рознице составит 0,5−1 тыс. руб. за бутылку. В перспективе группа планирует увеличить площади виноградников и объемы выпуска вин.

Компания «Вилла Романов» достаточно молодая, но перспективная — при выходе на максимальные мощности и грамотной маркетинговой стратегии она способна занять свою нишу на рынке, считает руководитель проектов практики Оценка бизнеса и активов «НЭО Центра» Станислав Мудров. «Конкуренция на рынке вин сейчас очень жесткая, в первую очередь, с иностранными производителями, — обращает внимание он. — Beluga Group с 2014 года занимается реализацией импортных вин и логично, что она усиливает свои позиция в этой отрасли за счет отечественной продукции». Благодаря существующим каналам дистрибуции, узнаваемости брендов, качественной маркетинговой стратегии синергетический эффект сделки может быть вполне достижим, прокомментировал он «Агроинвестору». Стоимость «Вилла Романов» может быть на уровне более $20 млн, уточняет эксперт.

Beluga вряд ли будет стремиться сразу стать одним из лидеров рынка тихого и игристого вина, тем более что мощности покупаемого предприятия небольшие, говорит управляющий партнер Экспертной группы Veta Илья Жарский. Однако у компании «Вилла Романов» есть возможности для роста, поскольку у нее на Таманском полуострове 1 тыс. га сельхозземель, а виноградниками занята лишь примерно четверть. «Beluga приобрела очень перспективный к развитию проект с возможностью увеличения производства вин преимущественно премиального сегмента, — отмечает он. — Учитывая политику таможенной службы к импортным винам высокого качества и ростом цен на них, отечественное вино такого качества в умеренной ценовой категории до 1 тыс. руб. за бутылку имеет хорошие шансы в будущем завоевать достаточную долю рынка». По его оценке, стоимость сделки может варьироваться в диапазоне 1−1,2 млрд руб. Это полезная инвестиция с перспективой окупаемости в период до пяти-семи лет, считает Жарский. По его мнению, группа своевременно решила выйти в новый сегмент, поскольку перспективы отечественного рынка качественных вин сейчас хорошие. «Потребители теряют интерес к дешевым винам из виноматериалов, к тому же меняются к лучшему стандарты требований и повышения качества со стороны регуляторов», — поясняет он.

Несмотря на то, что производство вина в России падает, отдельные сегменты виноделия растут: производители активно инвестировали в растениеводство и технологии производства, что позволяет активно вытеснять низкоценовой импорт — особенно на фоне ослабления рубля, обращает внимание аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. «Думаю, Beluga Group попробует извлечь синергию от сделки, не исключаю выпуск брендированной продукции в высоком и среднем сегменте», — говорит он. Сумма сделки, по его оценке, превысил 1 млрд руб., и может потребовать дополнительных вложений в будущем.

По данным Росстата, в первом полугодии 2018-го производство тихих вин составило 32 млн дал, что на 11,5% меньше, чем в аналогичный период прошлого года. На прошлой неделе глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев направил первому вице-премьеру — министру финансов Антону Силуанову предложения по развитию виноделия и виноградарства в России. В частности, агроведомство предлагает обеспечить стабильное выделение отрасли господдержки на уровне 3,5 млрд руб. в год против нынешних 1,5 млрд руб.

Beluga Group (прежнее название — «Синергия») — третий по объемам производитель водки в России. В первом полугодии 2018-го компания выпустила 4,06 млн дал продукции под марками «Беленькая», «Мягков», Beluga и др. Отгрузки группы увеличились на 2,5% к аналогичному периоду 2017-го, достигнув 5,66 млн дал. В том числе отгрузки собственной продукции составили 5,19 млн дал — на уровне прошлого года. По итогам 2017-го выручка группы достигла 37,3 млрд руб., EBITDA — 3,62 млрд руб., чистая прибыль — 655 млн руб.

Ранее у «Синергии» были активы в агробизнесе — она занималась растениеводством (под контролем было 125 тыс. га сельхозземель), производством мяса птицы, молочных и мясных продуктов. В 2010-м они были выделены из алкогольного бизнеса в компанию «Пента Агрогруп» («ПентАгро»). В 2014-м компания начала избавляться от непрофильных активов, например, растениеводческий сегмент у нее купила группа «Букет» Владислава Бурова, в которую в частности входит холдинг «Солнечные продукты».

Геннадий Степушкин, Руководитель проектов, Стратегия и операционная эффективность
На отрасль энергетики приходится около 7% от общих затрат на IT в России, или 120 млрд рублей в год. Эксперты отмечают, что информационные технологии пронизывают всю цепочку поставки энергии от производителя до потребителя, особенно важно внедрение IT в процессы контроля и учета потребления ресурсов.
Технологии поддержат энергетику
На отрасль энергетики приходится около 7% от общих затрат на IT в России, или 120 млрд рублей в год. Эксперты отмечают, что информационные технологии пронизывают всю цепочку поставки энергии от производителя до потребителя, особенно важно внедрение IT в процессы контроля и учета потребления ресурсов.

"Соотношение затрат на IT и выручки для российских энергокомпаний — 1,4%, что несколько ниже мировой практики. Крупнейшими заказчиками у нас являются госкорпорация по атомной энергетике "Росатом" и электросетевой холдинг "Россети" (тратят на IT по 20 и 11 млрд рублей соответственно)",— рассказывает руководитель проектов практики "Стратегия и операционная эффективность" АО "НЭО Центр" Геннадий Степушкин. По его словам, на отрасль энергетики сейчас приходится около 7% от общих затрат на IT в России, что составляет 120 млрд рублей в год.

Директор по операционной работе кластера энергоэффективных технологий фонда "Сколково" Олег Перцовский говорит, что если энергетику разбить на три больших элемента: генерацию, сети и сбыт,— то информационные технологии пронизывают всю эту цепочку. "Если мы говорим про генерацию, то это автоматизация ряда производственных процессов, мониторинг состояния оборудования, в том числе дистанционный, и предиктивная аналитика",— перечисляет эксперт. По его словам, внедрение таких систем дает возможность проводить ремонты по состоянию оборудования, снижая затраты, связанные с устранением повреждений, и при этом не осуществляя избыточного ремонта. Кроме того, снижаются риски, связанные с человеческим фактором.

В ООО "Петербургтеплоэнерго" (снабжает теплом жителей Петербурга, входит в АО "Газпром теплоэнерго") подробно рассказали, как работает система диспетчеризации. "Она позволяет удаленно контролировать процесс производства и технического состояния объекта. Котельные работают без постоянного присутствия обслуживающего персонала. Вся информация о работе оборудования объекта поступает на пульты диспетчерских служб",— пояснили в "Петербургтеплоэнерго".

Второй блок в энергетике эксперты называют технологией Smart grid (или "умные сети"). "Она представляет собой систему, осуществляющую технологическую координацию всех элементов энергетики, направленную на минимизацию затрат на передачу и распределение электроэнергии при максимизации надежности энергоснабжения",— говорит Олег Перцовский. По его словам, эти решения отличаются от того, что используется в генерации, ведь необходимо наблюдать за состоянием объектов огромной протяженности, отслеживая появление таких проблем, как, например, обледенение, провисание, перегрев проводов, риск их порывов из-за падения деревьев.

Под Smart grid также подразумевают цифровизацию технологических процессов. В частности, речь идет о цифровых подстанциях, использующих оборудование, которое содержит меньше элементов, требующих обслуживания, которое компактнее, дешевле и передает более точную информацию.

В частности, ПАО "МРСК Северо-Запада" (передает электроэнергию в семи субъектах СЗФО) уже успело запустить в эксплуатацию цифровую подстанцию "Южная" в Зашекснинском районе города Череповца. Сейчас компания реализует пилотный проект "Цифровой район электрических сетей" в Новгородской области. "Реализация программы инновационного развития позволит увеличить надежность электроснабжения, сократить эксплуатационные издержки и осуществлять управление энергообъектами посредством удаленного доступа",— отмечают в "МРСК Северо-Запада".

В сбыте появляются интеллектуальные системы учета электроэнергии, позволяющие передавать любые данные дистанционно и обладающие обратной связью. "На более продвинутом уровне счетчик в совокупности с другими элементами автоматизации способен сам перераспределять нагрузку по заданным алгоритмам (например, включая оборудование, регулируя уровень освещения и отопления) с учетом цены на электроэнергию в каждый момент времени",— говорит Олег Перцовский.

Энергосбытовая деятельность претерпела значительные изменения за последние 15 лет, потому что еще совсем недавно расчеты с потребителями, физлицами, производились на счетах и калькуляторах, вручную, а все данные заносились в амбарные книги, отмечет гендиректор ООО "РКС-Энерго" (гарантирующий поставщик электроэнергии Ленобласти) Александр Борошнин.

"Внедрение IT-технологий, их усовершенствование является необходимой приоритетной задачей для нашей компании, так как позволяет минимизировать ошибки, снизить трудозатраты, а также повысить гибкость, актуальность и скорость предоставления отчетности. Уверен, что компания, которая готова меняться и внедрять новые программные продукты, будет более конкурентоспособной и успешной в долгосрочном периоде",— говорит господин Борошнин.

По его словам, конечно, IT-технологии не смогут полностью заменить людей, но большинство стандартных операций точно будет выполняться с помощью специальных программ на основе искусственного интеллекта. "Это наше будущее, и к этому мы стремимся и делаем шаги уже сейчас в этом направлении",— уверяет господин Борошнин.

Учет прежде всего

Заместитель гендиректора ООО "Газинформсервис" Александр Погребной считает, что энергокомпании в первую очередь фокусируются на внедрении IT в процессы контроля и учета потребления электроэнергии. "Особенностью является то, что запасать электроэнергию в промышленных масштабах проблематично, поэтому для энергокомпаний очень важно при генерации и передаче электроэнергии прогнозировать и учитывать объем ее потребления",— отмечает Александр Погребной.

По его словам, внедрение специализированных систем учета и прогнозирования потребления электроэнергии позволяет существенно повысить эффективность работы энергокомпании. "Данные из этих систем используются при взаиморасчетах с потребителями, в этом как раз заключается обратная сторона такой цифровизации. Утеря или нарушение целостности данных учета может привести к существенному финансовому ущербу. Именно поэтому очень важно создавать автоматизированные системы изначально в защищенном исполнении и внимательно относиться к вопросам информационной безопасности на этапе эксплуатации",— говорит господин Погребной.

Технологии для интеллектуального учета электроэнергии давно на вооружении петербургских энергокомпаний. В АО "Петроэлектросбыт" рассказали, что с 2006 года работают с автоматизированной информационно-измерительной системой коммерческого учета электроэнергии. На текущий момент к ней подключены 265,4 тыс. абонентов. "Такая система очень удобна как для потребителя, так и для ресурсоснабжающих организаций. Она позволяет дистанционно (без посещения каждой квартиры) снимать показания электросчетчиков и упрощает расчеты. Также система "умных счетчиков" позволяет оперативно выявлять некорректную работу приборов учета, сокращать время реагирования при выходе их из строя, и, как следствие, экономить трудовые ресурсы компании — поставщика ресурса",— отметили в пресс-службе "Петроэлектросбыта".

В "РКС-Энерго" напоминают об инициативе Минстроя сделать установку счетчиков с функцией дистанционной передачи данных обязательной с 2019 года в новостройках и жилых домах после капитального ремонта. "Мы, как гарантирующий поставщик электроэнергии, эту инициативу поддерживаем. Однако при реализации данного проекта надо понимать, что одномоментно все приборы учета заменить невозможно",— говорят в "РКС-Энерго". Чтобы сделать процесс перехода на умные приборы учета наиболее эффективным, по мнению компании, необходимо добавить в список и тех потребителей, у которых истекает межповерочный интервал счетчика.

"Пока нет прозрачного учета — стимулировать передавать данные и эффективно потреблять ресурсы очень сложно. Как только учет энергоресурсов станет обязательным, то люди будут применять энергоэффективное оборудование, внедрять энергосберегающие мероприятия. В конечном итоге цифровизация учета и, как следствие, бережливое отношение к энергоресурсам, положительно отразятся и на поставщиках ресурсов, и на потребителях",— говорит Александр Борошнин.

"В основе идеи внедрения цифровизации в сфере ЖКХ лежат прозрачность и управляемость. Такие решения будут способствовать повышению качества учета энергоресурсов и корректности расчетов. Практически исключаются спорные ситуации и возможности манипуляции с данными об объемах потребления. Умный прибор учета — это как современный смартфон, который позволяет не только принимать звонки и совершать их, как десятилетие назад, но и, в зависимости от предпочтений пользователя, выполнять ряд дополнительных функций, значительно повышая уровень жизни и комфорта пользователя",— поддерживают в АО "Петербургская сбытовая компания".
Максим Никиточкин, Руководитель проектов, АПК
Госдума в третьем чтении приняла закон о повышении с 1 января 2019 года налога на добавленную стоимость до 20% с нынешних 18%. При этом предусматривается сохранение всех действующих льготных ставок по НДС. В частности ранее премьер-министр Дмитрий Медведев обещал оставить пониженные ставки на продукты питания. Инициативу правительства в Госдуме поддержала только фракция «Единая Россия», остальные выступили против.
Госдума приняла закон о повышении НДС
С 1 января 2019 года ставка увеличится до 20%

Госдума в третьем чтении приняла закон о повышении с 1 января 2019 года налога на добавленную стоимость до 20% с нынешних 18%. При этом предусматривается сохранение всех действующих льготных ставок по НДС. В частности ранее премьер-министр Дмитрий Медведев обещал оставить пониженные ставки на продукты питания. Инициативу правительства в Госдуме поддержала только фракция «Единая Россия», остальные выступили против.

О намерении повысить налог Медведев заявил 14 июня на заседании правительства, два дня спустя законопроект был внесен в Госдуму. По оценке Минфина, эта мера позволит дополнительно привлечь в федеральный бюджет более чем 620 млрд руб. в следующем году, в 2021-м сумма превысит 720 млрд руб. Предполагается, что эти средства должны стать одним из основных источников для финансирования целей, обозначенных в майском указе президента.

По оценке Минфина, повышение НДС спровоцирует ускорение инфляции до 4−4,5% в 2019 году. Банк России повысил прогноз годовой инфляции с 3−4% до 3,5−4% к концу 2018-го с ее краткосрочным увеличением до 4−4,5% в 2019 году. Темпы роста потребительских цен постепенно вернутся к 4% в начале 2020-го, полагают аналитики ЦБ. По данным Росстата, пока инфляция остается ниже целевого значения в 4%: в мае она составила 0,4%, а в годовом выражении была на уровне 2,4%. В июне темп роста цен ускорился до 0,5%, по итогам полугодия инфляция была на уровне 2,3%. На фоне роста продовольственной инфляции, влияния повышения курса рубля в ближайшие месяцы, а также повышения НДС до 20% ЦБ ожидает сближения инфляции с уровнем 4%, при этом аналитики отмечают, что это будет происходить быстрее, чем ожидалось ранее.

Кроме того, согласно прогнозу Минэкономразвития, повышение НДС замедлит экономический рост с 1,9% в 2018 году до 1,4% в 2019-м. Динамика увеличения инвестиций снизится с 3,5% до 3,1%, а реальных зарплат — с 6,3 до 1%. С 2020 года благодаря мерам правительства и повышению пенсионного возраста экономика должна расти более активно, прибавив 2%, а в 2021-м — 3,1%. Инвестиции в 2020 году прибавят 7,6%, рассчитывает министерство.

Среди мер, которые могут быть приняты для компенсации увеличения налоговой нагрузки на бизнес, первый вице-премьер — глава Минфина Антон Силуанов ранее называл в частности ускоренное возмещение НДС экспортерам. Также планируется снизить нагрузку за счет сокращения сроков проведения камеральных проверок при возмещении НДС и отменить налог на движимое имущество.

Эффект от повышения базовой ставки НДС будет единовременным, и он повлияет на инфляцию, которая вырастет на дополнительные 1−1,2 п. п., оценивает начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. При этом, по ее словам, на льготные товары повышение НДС почти не повлияет, поскольку льготная ставка сохранится на прежнем уровне. «Влияние будет опосредованным, так как затраты на производство всех льготных продуктов тоже вырастут, но в целом этот эффект будет минимален, поскольку скажется только на объеме средств в обороте предприятий, а не на рентабельности, — прокомментировала она «Агроинвестору». — В целом макроэкономические условия сейчас позволяют агропроизводителям абсорбировать увеличение потребности в оборотном капитале благодаря низким кредитным ставкам на рынке».

Чисто арифметически, рост НДС с 18% до 20% увеличивает стоимость товара на 1,7%, то есть совсем незначительно, подсчитывает руководитель проектов практики АПК «НЭО Центра» Максим Никиточкин. «Этот рост для потребителя может быть нивелирован за счет маржи производителя и/или торговой сети. Однако некоторые производители могут повысить цены на свою продукцию «на волне» увеличения НДС на 5−10%, переложив перед потребителями ответственность за рост цен с себя на правительство», — рассуждает эксперт. Единственным плюсом для экономики от роста НДС он считает увеличение доходов бюджета, правда, добавляет, что они могут и не пойти на развитие страны, поскольку в ближайшие три года правительство планирует приобрести валюту на 11 трлн руб. К минусам решения о повышении ставки Никиточкин относит рост инфляции, потенциальное увеличение или не снижение ключевой ставки, то есть сокращение кредитования экономики, и как следствие — падение темпов роста ВВП. «Также к минусам можно добавить падение доверия населения и бизнеса к правительству вследствие очередного рост налоговой нагрузки», — считает он.

Государственную казну за счет повышения НДС в первую очередь пополнят те, у кого высокая добавленная стоимость — значительный фонд оплаты труда, амортизационные отчисления, проценты по кредитам и прибыль, перечисляет руководитель департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ Михаил Орлов. «Но надо понимать, что финансировать эти затраты будут потребители — физические лица и субъекты малого предпринимательства, которые не являются плательщикам НДС. А значит, увеличение НДС для них означает повышение стоимости приобретаемого товара (работ, услуг)», — отмечает он. Эксперт подтверждает, повышение налога на 2% не может привести к росту цены товара более чем на 1,7%. Если принять во внимание, что все льготы и пониженные ставки по социально значимым товарам и услугам сохраняются, то едва ли повышение налога приведет к непомерной нагрузке на население, уверен он. «По крайней мере, этот показатель не идет ни в какое сравнение с периодической «индексацией» регулируемых тарифов ЖКХ», — добавляет Орлов.
По его мнению, настоящая проблема НДС — не в ставке. «НДС — самый сложный налог в отечественной налоговой системе. И пугает он не ставкой, а сложным порядком исчисления и уплаты. Вот здесь-то и находятся резервы для совершенствования налоговой системы и снижения административных издержек бизнеса, — рассказывает эксперт «Агроинвестору». — Полагаю, что увеличение ставки налога следует увязать с пересмотром определенных параметров исчисления и уплаты этого налога, например, отменить налогообложение авансовых платежей или упростить порядок возмещения налога». Кроме того, по словам Орлова, сейчас самое удобное время для того, чтобы оценить налоговую нагрузку на фонд оплаты труда, и принять решение о постепенном снижении этой нагрузки за счет снижения ставки социальных страховых платежей, начисляемых на ФОТ. В противном случае, налоговая система России по-прежнему будет сдерживать создание благоприятных для бизнеса условий в стране По ставке 20% НДС взимался до 2004 года, потом она была снижена до 18%. По данным Росстата, в 2016 году сборы от НДС в стране составили 2,7 трлн руб., на них приходилось 41% всей суммы налоговых поступлений в федеральный бюджет.

Арина Матвеева, Партнер, Оценка
Эту проблему крупнейшие игроки рынка оценки называют "затяжным системным кризисом". "Можно и нужно говорить о том, что отрасль оценочных услуг последние несколько лет пребывает в постоянном депрессивном состоянии, вызванном этим системным кризисом,— считает партнер практики "Оценка" компании "НЭО Центр" Арина Матвеева.— И этот кризис обусловлен в первую очередь несоответствием законодательных требований к оценке и запросов бизнеса к этой услуге".
Переоценка ценностей
Рынок оценочных компаний до сих пор переживает затяжной кризис, начавшийся несколько лет назад в результате несовершенной конкуренции между сильнейшими его игроками и некомпетентными компаниями. Кроме того, сегодня оценочные практики осваивают корпорации, которые недавно сами были заказчиками оценочных услуг. В связи с этим в ближайшие годы бума роста доходов оценочных компаний эксперты не ожидают, однако уверены, что основным оружием в борьбе с конкурентами на этом рынке станет увеличение эффективности и качества оказываемых услуг.

Прошлый год не принес рынку оценочных компаний сколько-нибудь заметного роста доходов. Суммарная выручка оценочных организаций, вошедших в нынешний рэнкинг крупнейших российских оценочных компаний, подготовленный рейтинговым агентством RAEX ("РАЭКС-Аналитика"), по итогам 2017 года составила 5,9 млрд руб., увеличившись за год всего на 2%. Год назад результаты были значительно лучше: рост почти на 12%. "Конечно, снижение темпов роста не лучшая характеристика рынка, но сегмент оценки, как и другие профессиональные услуги (аудит, консалтинг), сильно зависит от состояния экономики в целом, и пока рано говорить, что рынок в ближайшие годы ожидает бум",— отмечает аналитик агентства RAEX ("РАЭКС-Аналитика") Вартан Ханферян. Также среди причин замедления темпов роста, добавляет он, высокая конкуренция на рынке и демпинг цен на услуги оценщиков.

Львиную долю выручки традиционно составили доходы от оценки недвижимости, в том числе с целью оспаривания ее кадастровой стоимости. По подсчетам RAEX ("РАЭКС-Аналитика"), в 2017 году участники рэнкинга заработали на этих услугах 2,44 млрд руб. "Здания и сооружения, земля и квартиры — это основной актив для любого хозяйствующего субъекта, и при большинстве операций с ним требуется оценка",— поясняет Вартан Ханферян.

Качество против демпинга

Уже не первый год участники рынка говорят о том, что здоровому росту отрасли мешает демпинг со стороны недобросовестных игроков. "С большой вероятностью любая оценочная компания может подтвердить, что была свидетелем конкурсов с итоговой ценой на услугу ниже ее себестоимости,— рассказывает Вартан Ханферян.— Эта проблема вызвана, с одной стороны, недобросовестной конкуренцией, а с другой — условиями тендеров и конкурсов. Зачастую, по словам участников рынка, для госкомпаний основным критерием отбора поставщика является стоимость услуги".

Эту проблему крупнейшие игроки рынка оценки называют "затяжным системным кризисом". "Можно и нужно говорить о том, что отрасль оценочных услуг последние несколько лет пребывает в постоянном депрессивном состоянии, вызванном этим системным кризисом,— считает партнер практики "Оценка" компании "НЭО Центр" Арина Матвеева.— И этот кризис обусловлен в первую очередь несоответствием законодательных требований к оценке и запросов бизнеса к этой услуге". В результате требования к участникам рынка ужесточаются, что, казалось бы, должно привести к очищению отрасли от некомпетентных игроков, но по факту ситуация на рынке практически не меняется. "Законодательные ограничения не приводят к решению проблем, так как оно лежит в другой плоскости,— уточняет госпожа Матвеева.— Заказчики не готовы доплачивать за дополнительные заградительные процедуры, сертификацию, множество методик, избыточный, с их точки зрения, анализ. Ценен для них лишь итоговый результат, позволяющий решить задачи как можно быстрее и дешевле". И потому на рынке оценки сейчас огромное количество компаний, для которых важна одна цель — заработать сегодня, и для ее достижения они демпингуют, экономя на ресурсах и пренебрегая качеством оказываемых услуг, признают эксперты.

В итоге такие компании не справляются с поставленной задачей, из-за чего снижается доверие к рынку в целом. "К сожалению, в результате деятельности неквалифицированных оценщиков, стремящихся удовлетворить запрос заказчиков на "определенный результат", мы видим снижение уровня доверия к оценщикам в целом со стороны органов власти и крупных корпоративных клиентов,— сетует партнер, руководитель группы оценки бизнеса и активов КПМГ в России и СНГ Василий Савин.— Особенно это заметно в банковском секторе. Мы хотели бы, чтобы доверие к оценщикам в России повышалось, и стараемся делать для этого все возможное".

В итоге, продержавшись несколько лет, недобросовестные компании покидают рынок, потому что за счет такой стратегии долго выживать невозможно. "Демпинг возможен там, где не требуется качественная оценка, а это не тот сегмент рынка, где профессиональные оценщики хотят работать,— указывает Василий Савин.— Если клиенту нужно определить реальную стоимость, он будет выбирать оценщика, в уровне качества работы и знании отраслевой специфики объекта оценки которого он уверен. Это всегда недешевая услуга, и тут невозможно долго демпинговать". По словам участников рынка, многие заказчики уже перестали гнаться за дешевизной. "Среди наших клиентов все чаще мы видим тех, кто раньше выбирал по принципу наименьшей цены, а сейчас выбирает по-настоящему независимого оценщика,— констатирует Василий Савин.— Реальное знание оценочной практики и отраслевой специфики выходит на первый план".

Результаты недобросовестной оценки беспокоят и регулятора финансового рынка — Центробанк. На недавнем совещании в Госдуме депутаты даже поднимали вопрос о том, что, возможно, назрела необходимость "навести порядок в сфере оценочной деятельности. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина согласилась с тем, что определенные проблемы в этой отрасли существуют, и сообщила, что регулятор готовит свои предложения на этот счет для обсуждения с правительством. Не исключено, что в будущем и этот сегмент рынка может перейти под регулирование ЦБ по аналогии с близким ему рынком аудиторской деятельности. "Это действительно два важных направления,— подчеркнула госпожа Набиуллина.— И мы каждый день сталкиваемся с результатами не совсем эффективного аудита, недобросовестной оценки, когда, например, на балансах банков стоит имущество, подтвержденное оценщиком, а при отзыве лицензии, когда нужно вернуть деньги в конкурсную массу, выясняется, что этот залог стоит гораздо меньше". Она согласилась с тем, что в этой сфере "нужно наводить порядок" и "улучшить качество этой услуги", потому что "аудит и оценочная деятельность — это необходимые элементы повышения доверия к финансовым институтам".

Впрочем, по мнению самих оценщиков, наводить порядок можно и без смены регулятора (сейчас за рынок отвечает Минэкономики). "Пример наших коллег в других странах показывает, что рынок оценки способен сам регулировать отрасль и со временем основным регулятором на нем становится клиент, который требует качественную и независимую экспертизу,— поясняет партнер группы оценки бизнеса и активов КПМГ в России и СНГ Сергей Казачков.— Без этого никакой регулятор не сможет заставить оценщиков более внимательно относиться к своей работе. Поэтому, на наш взгляд, регулирование каким-либо из госорганов создаст дополнительную нагрузку на оценщиков, но не сможет повлиять на мировоззрение потребителей оценочных услуг. А если со стороны заказчиков останется спрос на некачественные оценки, то предприниматели найдут способ удовлетворить этот спрос вне зависимости от того, кто их регулирует".

Первый экзамен

Одним из способов повысить качество работы оценщиков стал обязательный экзамен. Согласно закону 172-ФЗ, все оценщики были обязаны сдать квалификационный экзамен до 1 апреля 2018 года и получить соответствующий аттестат. Теперь оценщик может подписывать отчеты об оценке только при наличии такого документа.

Пока заметных изменений на рынке в связи с появлением новых требований к оценщикам эксперты не видят. "80% рынка по-прежнему приходится на топ-20 оценочных компаний, которые имеют в своем штате существенное количество оценщиков, экспертизу, обучающие центры и которые обеспечили высокий процент сдачи квалификационных экзаменов по всем направлениям,— говорит Арина Матвеева.— Количество остальных компаний сократилось очень несущественно, так как новые требования несложно соблюсти — достаточно иметь двух сертифицированных оценщиков в штате компании, при этом никто не проверяет, действительно ли они работают в компании или являются мертвыми душами".

Впрочем, аналитики считают, что со временем количество сдавших экзамен оценщиков существенно вырастет. "Во-первых, все СРО заинтересованы как минимум в стабильности числа своих членов и поэтому активно ведут подготовку оценщиков к сдаче экзаменов,— отмечает Вартан Ханферян.— Во-вторых, компания в зависимости от уровня ее деловой активности может иметь, например, всего двух оценщиков — они будут членами СРО, и у них будет квалификационный аттестат, но это не лишает компанию права держать в штате специалистов оценочного подразделения, которым не надо подписывать отчеты, но которые могут выполнять работу по оценке. Похожая ситуация была с переходом оценочной деятельности на саморегулирование".

При этом необходимость сдавать экзамены — это все-таки серьезный стресс. Оценщикам приходится готовиться, изучать новую информацию и адаптироваться к новым условиям работы без отрыва от рабочего процесса. Как отмечает Вартан Ханферян, это увеличивает нагрузку как на самих специалистов, так и на руководителей компаний, которые должны мириться с обучением сотрудников в рабочее время. Вырос и объем работы СРО, которым нужно структурировать все информационные потоки в части изменений требований законодательства, давать разъяснения.

Возможно, поэтому только 10% участников рынка уже сдали квалификационный экзамен. Но вскоре наличие аттестата станет важным критерием доверия к конкретному специалисту и со временем количество аттестованных оценщиков будет расти, уверены участники рынка.

Новые вызовы

Серьезных изменений тенденций рынка его участники не ждут: большого роста доходов в этом сегменте не будет, уверены они. "В этой отрасли нет сверхдоходов и высокой маржи,— отмечают в КПМГ.— Но это утверждение касается тех, кто качественно и ответственно подходит к работе. По рентабельности деятельность оценочных компаний сопоставима с любым консалтинговым бизнесом, даже несмотря на то что у оценщиков больше рисков, так как они несут персональную неограниченную ответственность".

Устойчивый спрос на услуги оценки по-прежнему присутствует со стороны госорганов, корпораций и естественных монополий либо при совершении сделок с принадлежащим им имуществом, что обусловлено законодательными нормами. "Но в данном сегменте стоимость услуг подвержена ежегодному снижению за единицу услуги, что приводит к снижению выручки от данного направления при неизменных объемах работы,— рассказывает Арина Матвеева.— Со стороны частного бизнеса спрос присутствует в сегментах оценки залогового обеспечения и прав требований, а также при внутригрупповых сделках с долями и акциями компаний, при реструктуризации предприятий и реорганизации бизнеса, при необходимости оспорить кадастровую стоимость объектов капитального строительства и земельных участков, а также при судебных разбирательствах". Также отдельный стабильный сегмент рынка — оценка по МСФО с целью аудита котирующихся на бирже компаний как государственного, так и частного сектора. Рост инвестиционной активности должен способствовать повышению спроса на услуги оценки, прогнозируют аналитики. "В настоящий момент со стороны частного бизнеса основной объем заказов на оценку делается с целью привлечения финансирования, а со стороны государственного сектора — в корпоративных целях",— отмечает Вартан Ханферян.

При этом все серьезнее становится угроза конкуренции со стороны компаний, не занимающихся непосредственно оценкой. Объемы заказов, а значит, и доходов падают, потому что многие опции заказчики теперь выполняют самостоятельно. "На наш рынок приходят технологичные компании, в том числе банки, которые уже автоматизировали процесс оценки для внутренних целей,— рассказывает Сергей Казачков.— Они уже могут отказаться от независимых оценщиков в том объеме, в котором использовали их раньше. В будущем эти же банки или другие технологичные стартапы, ориентированные на консалтинговый рынок, могут вступить в СРО и сами стать оценщиками. Вот тогда нам будет очень тяжело, и кто-то будет вынужден уйти с рынка. Понятно, что уйдут те, кто не сможет найти способ быть технологичным и эффективным". Теперь перед каждой оценочной компанией стоит задача осваи